Критерии оценки
Актуальность:
Грамотность:
Стиль:
Комментариев:
0
Рейтинг статьи:
0

Ваши комментарии и оценки формируют рейтинг публикации. Лучшая публикация попадает в ТОР и это дает возможность автору стать экспертом сайта.

Внимание!
Автор самостоятельно размещает свои материалы на нашем сайте и несет за их достоверность полную ответственность. Редакция не всегда разделяет мнение автора.

Live
О терактах в Англии и страхах Коми и Трампа
Владимир Коваль 24.05 19:43 — комментирует статью О терактах в Англии и страхах Коми и Трампа
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Владимир Коваль 24.05 19:40 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Владимир Коваль 24.05 19:36 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Владимир Коваль 24.05 19:34 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Владимир Нарманский 24.05 17:47 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
О терактах в Англии и страхах Коми и Трампа
Владимир Нарманский 24.05 17:27 — комментирует статью О терактах в Англии и страхах Коми и Трампа
О безвизовом режиме, народном суверенитете и угрозе для титульной нации Украины…
Влада Коровина 24.05 16:05 — комментирует статью О безвизовом режиме, народном суверенитете и угрозе для титульной нации Украины…
Львов: мусор, крысы и угроза инфекций
Влада Коровина 24.05 15:31 — комментирует видео Львов: мусор, крысы и угроза инфекций
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Владимир Коваль 24.05 13:37 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
ГПУ подозревает олигарха  Грановского в уклонении от налогов
Владимир Коваль 24.05 13:28 — комментирует новость ГПУ подозревает олигарха Грановского в уклонении от налогов
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Орестарх Растопчин 24.05 12:38 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Владимир Коваль 24.05 11:14 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Лена Власова 24.05 11:01 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Владимир Коваль 24.05 10:40 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Никола Яременк 24.05 10:35 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
Львов: мусор, крысы и угроза инфекций
Надежда Липницкая 24.05 10:34 — комментирует видео Львов: мусор, крысы и угроза инфекций
О безвизовом режиме, народном суверенитете и угрозе для титульной нации Украины…
Надежда Липницкая 24.05 10:33 — комментирует статью О безвизовом режиме, народном суверенитете и угрозе для титульной нации Украины…
Принятый ВР закон о квотах  на ТВ противоречит Конституции Украины
Надежда Липницкая 24.05 10:32 — комментирует статью Принятый ВР закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины
В.Медведчук: Принятый закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины…
Никола Яременк 24.05 10:32 — комментирует новость В.Медведчук: Принятый закон о квотах на ТВ противоречит Конституции Украины…
Львов: мусор, крысы и угроза инфекций
Олег Ростовцев 24.05 10:31 — комментирует видео Львов: мусор, крысы и угроза инфекций
Персоны и личности

Я нашёл в могилах огромные сокровища…

Я нашёл в могилах огромные сокровища…

Много ли найдётся на свете мужей, которые смогли бы надеть на свою жену золотой убор царевны Елены Троянской? А вот Генрих Шлиман — смог. Сегодня мы вспоминаем о нём (хотя никогда не забывали) потому, что исполнилось ровно 195 лет со дня рождения человека, поднявшего из небытия священный Илион, описанный Гомером.

Семейство Шлиманов, жителей немецкого города Любека,  известно с конца XV века. Были в нём купцы, аптекари, священнослужители;  имеля у Шлиманов и собственный герб. Очередной потомок старинного рода, Генрих, родился шестого января 1822 года и был зарегистрирован в приходской книге… собственным отцом,  пастором Эрнстом Шлиманом. Всего в семье было четверо детей; жили в изрядной бедности.

Начатки образования, в том числе знание латинского языка, Генрих получил от отца и от дяди; поступил в гимназию, но… С четырнадцати лет парнишке пришлось работать. Стал он помощником хозяина небольшой лавки в Фюрстенберге.  Вставал в пять утра, ложился в одиннадцать часов вечера: рубил дрова, топил печь, колол сахарные головы, следил за аппаратом для выгонки шнапса… Так прошло пять лет. Затем Шлиман перебрался в Гамбург, но и здесь не нашёл достатка. То он трудится на рыбном рынке, то подрабатывает в порту… при том, что Генрих был мальчиком слабым, рост имел всего 156 сантиметров и со временем начал страдать кровохарканьем.

Дальнейшие события жизни Шлимана известны не слишком хорошо, его собственные записи мало чего проясняют:  будущий воскреситель Трои был склонен к мистификациям… Есть сведения, что Генрих отплыл на корабле  в Голландию, потерпел кораблекрушение, спасся. По крайней мере, он безусловно оказался в Амстердаме.  Там он нашёл постоянную работу,  связанную со знанием языков, а также с бухгалтерским учётом; подлечился, выучил голландский, а затем итальянский, португальский и русский языки. Шлиман, с его необычайным умом и талантом, за два года проделал путь от рассыльного до начальника одного из отделов фирмы.

Русский язык помог нашему герою совсем поправить свои дела: по предложению московского купца Сергея Живаго, он открыл совместный торговый дом «Живаго и Шлиман». Половина прибыли стала поступать в Амстердам, Шлиману. Затем Генрих прожил некоторое время  в Санкт-Петербурге, побывал в Москве… Началась его весьма успешная купеческая карьера.  Торгуя  оловом, красителями, чаем, объездил всю Европу. В 1847 году Генрих Шлиман официально принял российское подданство, стал купцом второй гильдии.

Дела пошли отлично: с октября 1851 по апрель 1852 гг. Генрих  отправил в банк  Ротшильдов в Сан-Франциско золотого песка на сумму 1 350 000 долларов; личный доход предпринимателя составил сотни тысяч…

Сколотив приличное состояние, Шлиман решился на женитьбу, хотя не пользовался успехом у женщин и не любил светской жизни. Ещё в 1849 году он познакомился с Екатериной Петровной Лыжиной — дочерью преуспевающего адвоката, по некоторым сведениям, племянницей Сергея Живаго. Пошла оживлённая переписка. Три года спустя они обвенчались в Исаакиевском соборе Петербурга…

Чрезвычайно обогатила Шлимана Крымская война. На всём её протяжении он торговал серой, селитрой, свинцом, оловом, железом и порохом. Только а один день, третьего июня 1854 года, Генрих поставил военному министерству 1527 слитков свинца; во время войны его месячный оборот достиг миллиона рублей. Даже пожар, случившийся на складах в порту Мемеля, помог купцу добавочно обогатиться: сгорели все товары, кроме принадлежавших Шлиману, и он смог торговать, не зная конкуренции.

В эту пору в жизни Генриха произошло событие из числа тех, которые принято называть «судьбоносными». Продолжая испытывать страсть к изучению языков, Шлиман освоил греческий — и прочёл в подлиннике «Илиаду» и «Одиссею»…

Достигнув рубежного возраста в тридцать три года, наш герой стал задумываться о выходе за пределы круга интересов обычного коммерсанта. Его тянуло в античный мир, к памятникам древности. Увы! В то же самое время Генрих убедился, что жена совершенно не разделяет его душевные стремления… Возникло и стало расти напряжение в семье.

Затем к неприятностям личным добавился биржевой и торговый кризис 1857 года. Многие сделки оказались настолько неудачными, что  Шлиман поседел. Но, обладая стальной волей, он скоро поправил свои дела — и вновь погрузился в изучение греческой филологии, стал штудировать поэтов и философов Эллады.

В ноябре 1858 года Шлиман отправился  путешествовать  по Европе. Останавливался в Риме, Неаполе, Рождество встретил на Сицилии. Не боясь перехода через пустыню, из Египта с караваном верблюдов двинулся в Иерусалим; посетил Петру, Баальбек, Дамаск… Больной лихорадкой, всё же на пароходе отплыл в Измир и Афины.  Но с Грецией тогда так и не познакомился…

Вернувшись в Петербург, он повёл, что называется, здоровый образ жизни: в свободное от бизнеса время занимался гимнастикой, верховой ездой, летом плавал в Финском заливе, а зимой катался на коньках. Вечера были заняты изучением языков или писанием писем. Жена по-прежнему не разделяла интересов мужа (в одном из писем с дачи просила «не привозить Гомера»). Дела шли превосходно — в одном из писем сестре Вильгельмине Шлиман упоминал, что со времени возвращения из Европы ещё раз удвоил своё состояние…

В следующие годы ему довелось, то ради изучения «экономической конъюнктуры», то из любопытства, посетить Тунис, Цейлон, Индию, побывать в Китае, в Японии. Кстати, последняя страна ещё была закрыта для посещений из-за границы: Генрих через американского консула добился разрешения приехать в Эдо, но, как всякий иностранец, находился там на положении пленника: его постоянно сопровождали пять конных полицейских и шесть коноводов…

За этим последовали новый визит в США, поездки в Мексику, в Никарагуа, на Кубу… На пароходе Генрих написал свою первую книгу, о Китае и Японии; причём, написал… на французском языке.

Сорока трёх лет от роду этот вечный студент поселился в Париже и, невзирая на боли в ушах, стал проходить в университете сразу несколько курсов: французской  и арабской поэзии, греческой философии и литературы, египетской филологии и археологии… Не забывал и о своём купеческом статусе: купил несколько парижских доходных домов. 270 квартир в них приносили Шлиману изрядную прибыль…

Мы можем  свободно опустить рассказ о его метаниях по свету в следующие годы, о болезнях, которые однажды потребовали даже «кумысолечения» в России, о том, как всё усложнялись отношения с женой — и перейти теперь к описанию главного дела жизни Генриха Шлимана. Дела не торгового, а того, благодаря которому снискал он вечную и всемирную славу.

Археологические раскопки он посещал уже давно. На Палатинском холме в Риме, на руинах уничтоженной извержением вулкана Помпеи. Но вот судьба занесла его на греческий остров Итаку, родину легендарного царя Одиссея. Наткнувшись там на некие развалины, он искренне посчитал их остатками Одиссеева дворца — и начал свои раскопки. Можно сказать, что именно тогда, 10 июля 1868 года, родился великий  археолог Генрих Шлиман!

Продолжая своё первое настоящее путешествие по Греции, Шлиман посетил Коринф, Микены, вновь — Афины… И здесь — немецкий архитектор Эрнст Циллер, пытавшийся найти остатки «крепкостенного Илиона», окончательно привлёк его внимание к Трое. К городу, который вот уже третью тысячу лет большинство учёных считало выдуманным, сказочным, наподобие Шамбалы или «острова Буяна»…

«Троя существовала в действительности», решительно сказал Шлиман — и принялся это доказывать.

Строго говоря, он был не первым, кто «поместил» легендарный город именно в этой точке Турции. Тождество холма  Гиссарлык с  Троей Гомера предположил ещё в  1822 году Чарлз Маккларен. Сторонником его идей был Фрэнк Калверт, который начал в Гиссарлыке раскопки за семь лет до Шлимана. Но лишь негоциант из Любека сумел доказать правоту своих предшественников. И с каким успехом!..

Побывав в Петербурге, он удостоверился, что Екатерина с детьми ушла из дому. Распад семьи произошёл… В конце года Генрих занялся подготовкой к поискам Трои, отправил своему уполномоченному в Греции письмо, содержавшее два десятка практических вопросов, в основном —  насчёт найма рабочих на раскопки и  особенностей климата Троады. Эту местность историки условно размещали в Турции, на берегу Эгейского моря. Если где-то и мог стоять Илион, так только там,  на холме Гиссарлык.

К тому времени вышло несколько научных книг Шлимана, за которые, по совокупности, Ростокский университет в Германии присвоил автору степень доктора философии. Купец второй гильдии мог теперь чувствовать себя вполне своим в мире учёных!..

В феврале 1869-го  Шлиман отправил своему другу, епископу Теоклетасу Вимпосу, в Афины весьма примечательное письмо, в котором просил подыскать ему…  жену-гречанку. В частности, там говорилось: «Клянусь прахом матери, все помыслы мои будут направлены на то, чтобы сделать мою будущую жену счастливой… Пусть она будет бедной, но образованной. Она должна восторженно любить Гомера и стремиться к возрождению нашей любимой Греции. Для меня неважно, знает ли она иностранные языки. Но она должна быть греческого типа, иметь чёрные волосы и быть, по возможности, красивой. Однако моё первое условие — доброе и любящее сердце…»

В немалой степени для того, чтобы расторгнуть постылый брак с Лыжиной, Генрих принял тогда гражданство США. В этой стране процедура развода была куда более простой, чем в России… Трое их детей, сын и две дочери,  остались в Петербурге, с Екатериной.

Отнесясь вполне серьёзно к просьбе друга, епископ Вимпос «сосватал» ему 17-летнюю Софию Энгастромену, дочь свой кузины. Шлимана смутила возрастная разница в тридцать лет, но он всё же встретился с Софией. Свидание это произошло в присутствии родственников девушки. На прямой вопрос Генриха, хочет ли она выйти за него, красавица-гречанка ответила столь же прямо, что хочет. А почему? «Такова воля моих родителей; мы бедны, а вы человек богатый…» Фраза, словно взятая из «купеческих» пьес Александра Островского! Глубоко расстроенный Шлиман покинул Софию, заметив, впрочем, что она может ему писать в Париж…

В конце концов, после недолгой переписки (вероятно, вдохновлённой родителями девушки), свадьба всё-таки состоялась. Однако Шлиман заставил Софию и её отца подписать соглашение, что они не будут претендовать на его капитал, если только это не будет оговорено в завещании…

Наконец, первого апреля 1870 года, Генрих начал раскопки на Гиссарлыке. Они оказались, по сути, разведкой: несмотря на то, что были найдены остатки каменной стены, хозяева участка заставили нашего героя засыпать траншеи… Турецкие власти тоже мешали — долго не хотели давать разрешение на масштабные работы. Оказалось, что несколько лет назад на холме был найден клад из 1200 серебряных монет; поэтому на Шлимана  смотрели,  как на кладоискателя…

Генрих был человек столь же упрямый, сколь и волевой. Поселившись в Афинах, он стал упорно добиваться своего. Вот строки из одного его тогдашнего письма: «Я даже был готов к тому, чтобы заплатить… двойную цену всех найденных мною сокровищ, поскольку мною движет лишь одно желание — решить проблему местонахождения Трои. Я готов потратить на это все оставшиеся мне годы и любую, пусть даже самую крупную, денежную сумму, но земля эта должна быть моей, и пока этого не будет, я не начну раскопок…»

Его увлечение древней Элладой и Гомером  выросло до такой степени, что дочь, родившуюся у Софии, назвали  не как-нибудь, а, опять же, именем одной из героинь «Илиады»: Андромаха. Сын получил имя вождя гомеровых ахейцев, напавших на Трою: Агамемнон. Няньку же дочери, немку Анну, Шлиман переименовал… в Навсикаю.

Ну, да Бог с ними, гению позволены чудачества. Главное, пошла работа в Турции! Если можно так выразиться, «одной рукой» борясь с местными властями за право широких раскопок, «другой рукой» наш герой нанимал в окрестных деревнях рабочих. Нанял не  менее сотни — и копал, копал…

К концу ноября 1871 года Генрих добрался до огромных каменных блоков, подобных тем, что видел когда-то в Микенах. Однако проливные дожди превращали раскоп в болото, и скоро пришлось закрыть  первый раскопочный сезон.

Год спустя размах работ стал грандиозен. Через весь холм проложили траншею длиной в 70 и глубиной в 14 метров. Сезон начался с нашествия ядовитых змей, которых, к удивлению Шлимана, совершенно не боялись рабочие: они верили в силу какой-то «змеиной травы»…

Но, несмотря на все усилия, следов гомеровской Трои не обнаруживалось. Шлимана мало интересовали культурные слои римского и эллинистического времени, поэтому развалины наверху он просто сносил, оставляя лишь наиболее эффектные находки…

В июле начались пыльные бури, стояла страшная жара. Чтобы поощрить землекопов, Шлиман увеличил им жалованье на треть и довёл команду до 150 человек. Зной и пыль провоцировали приступы лихорадки. К августу малярией была поражена уже вся экспедиция,  самочувствие самого Генриха всё ухудшалось. И в это время рабочие наткнулись на циклопическую кладку, сделанную без применения раствора! Она как будто являлась фундаментом башни… Однако в середине августа работы пришлось остановить, поскольку Шлиману не помогали уже никакие дозы лекарств.

Весной следующего года Шлиман убедил себя, что обнаруженная им башня и остатки древней дороги являются Скейскими воротами и дворцом Приама, описанными в «Илиаде». В одной газетной статье он категорически заявил тогда, что выполнил свою задачу и доказал историческое существование гомеровской Трои. Но сам, кажется,   не был в этом полностью уверен…

А вскоре был найден «клад Приама».

Он включал 8833 предмета: налобные украшения, диадемы,  маленькие золотые листочки, звёздочки, кольца и пуговицы из золота, фрагменты ожерелий… Именно вещи из этого клада и были надеты на Софию, чтобы она сфотографировалась в образе Елены Троянской. Эти фотографии публиковались во всех крупнейших газетах мира. Сенсация была неимоверной, слава Шлимана сразу взлетела до небес.

Критики Шлимана тотчас выдвинули гипотезу, что эти находки археолога представляют собой множество разрозненных предметов, которые исследователь обнаруживал постепенно, в течение всего трёхлетнего периода раскопок, и тайно собирал их, после чего устроил мировой переполох. Но переписка Генриха с коллегами, друзьями и издателями опровергает эту оскорбительную догадку…

Клад был оценен в один миллион франков (тогда гигантская сумма), из которых, по договорённости, правительству Османской империи принадлежала половина. Сам Шлиман оценил свои расходы за трёхлетний период раскопок в полмиллиона франков… Что называется,  он вышел на ноль!

Но ценность находки измерялась не только  деньгами. Греция, завоевавшая независимость от Турции  менее чем за полвека до находки Шлимана, большое значение придавала воспитанию у своих граждан чувства национальной гордости: поэтому в греческой прессе раскопки Трои подавались, как «возвращение грекам кусочка их живой истории». Греческое правительство предлагало взять на себя экспозицию находок, но… купец всё же оставался купцом! Шлиман хотел выгоды, — а суммы, способной его заинтересовать Шлимана, Афины не предложили. В конечном итоге, наш герой остался лишь обладателем золотой коллекции, которой он  украшал Софию…

Честно говоря, научный мир был не в восторге. Серьёзные историки и археологи возмущались безапелляционностью Шлимана, который прямо отождествлял свои находки с реалиями гомеровского эпоса. Писали, что его методы — варварские, что он, фактически, вторично разрушил Трою…

Новые раскопки, на островах Сицилия и Капри, не принесли Генриху ничего, достойного внимания. Но удача, пожалуй, намного большая, чем «клад Приама», ждала подвижника в одном из древнейших эллинских городов, в Микенах.

Эти раскопки начались седьмого августа 1876 года — и продлились до декабря.  Уже в сентябре стало ясно, что в Микенах обнаружена цивилизация II тысячелетия до н. э. Находки были гораздо эффектнее троянских и вполне соотносились с описаниями античных авторов.

В октябре Шлиман был вынужден прервать работы: турецкое правительство настоятельно пригласило его в Троаду служить гидом по собственным раскопкам для императора Бразилии Педру Второго… Бразильский монарх живо интересовался увиденным, и Шлиману удалось убедить его, что именно Гиссарлык является гомеровской Троей…

И вот, вернувшись в Микены, Генрих Шлиман  пережил самый большой триумф в своей жизни. Он отправил королю Греции следующую телеграмму: «С бесконечной радостью сообщаю вашему величеству, что нашёл могилы, которые предание, а вслед за ними и Павсаний (античный историк — А.Д.) считают могилами Агамемнона, Кассандры, Евримедона и их спутников. Я нашёл в могилах огромные сокровища в виде архаичных предметов чистого золота. Одних этих сокровищ достаточно, чтобы заполнить большой музей, который станет самым чудесным на свете музеем и всегда будет привлекать в Грецию тысячи иностранцев. Так как я тружусь лишь из любви к науке, то, разумеется, ни в какой мере не притязаю на эти сокровища, а с ликованием в сердце приношу их все в дар Греции. Пусть они станут краеугольным камнем необъятного национального богатства…»

Увы! Впоследствии выяснилось, что находки Шлимана в Микенах, в том числе знаменитая золотая «маска Агамемнона», гораздо старше, чем события Троянской войны, описанные Гомером. По последним данным, найденные гробницы датируются XVI веком до нашей эры. Кстати, то же, по мнению современных археологов, вооружённых радиоуглеродным анализом и другими достижениями нынешней техники, — то же относится и к экспонатам с Гиссарлыка, и к «кладу Приама»…

Благодаря более поздним успехам науки, вопрос о том, была ли раскопанная Шлиманом археологическая культура остатками гомеровской Трои, удалось решить… не в пользу нашего героя! К настоящему времени  археологи обнаружили на  Гиссарлыке следы девяти крепостей-поселений, существовавших в разные эпохи. Время разрушало одно поселение, люди на его месте возводили следующее… Другими словами, Трой было ДЕВЯТЬ!

Самое древнее из найденных на Гиссарлыке поселений, так называемая Троя I, представляло собой постройку  диаметром менее ста метров и, очевидно, стояло на протяжении длительного периода. К эпохе, описанной в «Илиаде», относится седьмой слой. В этот период Троя уже была обширным (площадью свыше 200 тысяч квадратных метров) городом, обнесённым крепкими стенами с девятиметровыми башнями. Крупные раскопки 1988 года показали, что население города в гомеровскую эпоху составляло от шести до десяти тысяч жителей — по тем временам, весьма внушительное число.

Одним словом, Шлиман раскопал Трою II, существовавшую в 2600—2300 гг. до н. э. Эта высокоразвитая культура была уничтожена пожаром, но он произошёл не по вине высадившихся ахейцев. Их тогда ещё просто не было. Агамемнон с подчинёнными ему вождями, если именно так звали главу агрессоров, разрушил Трою VII-A (1300—1200 гг. до н. э.). Именно к этому периоду относится  Троянская война…

Впрочем, как бы ни было, вклад Генриха Шлимана в археологию чрезвычайно велик, а большинство найденных им сокровищ входит в  коллекции Пушкинского музея в Москве и Государственного Эрмитажа в Ленинграде.

В его жизни было ещё много раскопок — в Греции, на Крите… Возвращался Шлиман и в Троаду.  Под конец своих дней, уже совершенно больной, он нашёл последний троянский клад —  три каменных топора из разных сортов   нефрита и один ярко-синий, лазуритовый топор…

Он потерял сознание на улице в Неаполе. Археолога доставили в отель, где он жил, на Пьяцца Умберто. Случайным свидетелем этого стал знаменитый польский писатель Генрик Сенкевич, остановившийся в том же отеле: «В гостиницу внесли умирающего человека. Тащили его четверо; руки его бессильно болтались, глаза были закрыты, лицо землисто-серого цвета. Эта печальная группа проскользнула как раз около меня, а через минуту к моему креслу подошёл распорядитель гостиницы и спросил: — Вы знаете, кто этот больной?  — Нет. — Это великий Шлиман…»

Состояние больного было крайне тяжёлым. Врачи поставили следующий диагноз: двусторонний гнойный отит (воспаление уха), перешедший в менингит, и односторонний паралич. В тот же день, 26 декабря 1890 года,  скончался Иоганн Людвиг Генрих Юлий Шлиман — бизнесмен, романтик, труженик, мистификатор… в любом случае — один из тех людей,  которые рождаются раз в сотни лет.

Материалы этого раздела размещаются авторами самостоятельно в режиме свободной постановки. Редакция может не разделять позицию автора.

Уважаемые авторы! Просим вас не использовать сайт "Украинский выбор" для перепоста материалов с других источников и рекламы товаров и услуг. Благодарим за понимание и сотрудничество.