Критерии оценки
Актуальность:
Грамотность:
Стиль:
Комментариев:
0
Рейтинг статьи:
0

Ваши комментарии и оценки формируют рейтинг публикации. Лучшая публикация попадает в ТОР и это дает возможность автору стать экспертом сайта.

Внимание!
Автор самостоятельно размещает свои материалы на нашем сайте и несет за их достоверность полную ответственность. Редакция не всегда разделяет мнение автора.

Live
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Ирина Русенко 29.05 10:35 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Гость Из Будущего 26.05 05:02 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Ирина Русенко 22.05 15:31 — комментирует статью Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:58 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:57 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:45 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:43 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:03 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:02 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
Гость Из Будущего 12.05 15:13 — комментирует новость Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Алекс Короткий 10.05 23:31 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Алекс Короткий 10.05 23:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
Таїсія Попович 10.05 23:14 — комментирует новость Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Таїсія Попович 10.05 22:11 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Таїсія Попович 10.05 22:08 — комментирует новость В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Саша Жук 10.05 15:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Таїсія Попович 10.05 14:49 — комментирует новость Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:48 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:18 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
С днем Великой Победы!
Таїсія Попович 10.05 14:14 — комментирует статью С днем Великой Победы!
Интервью

Интервью Виктора Медведчука телеканалу NewsOne

Интервью Виктора Медведчука телеканалу NewsOne

Ведущий: Добрий вечір, шановні глядачі. Я продовжую ефір, і сьогодні у нас інтерв’ю з Віктором Володимировичем Медведчуком про актуальні проблеми сьогодення. Хочу привітатися для початку. Добрий день, Вікторе Володимировичу.

Виктор Медведчук: Добрый вечер, уважаемый Вячеслав. Добрый вечер, телезрители.

Ведущий: Вчора, 8 квітня 2019 року президент Порошенко в ефірі телепрограми «Свобода слова» на телеканалі IСTV дозволив собі висловитися про вас так: «Поїхали Медведчук з Бойком домовлятися про ціну на газ, навіть не піднявши питання звільнення заручників, звільнення української землі, припинення окупації Криму». І останні його слова: «Та кого з українців цікавить ціна на газ?»  Невже громадян України, з вашої точки зору, не цікавить питання зниження ціни на газ? Адже, за офіційною заявою Олексія Борисовича Міллера, керівника «Газпрому», мова може йти про потенційне зниження ціни на газ на 25% для кінцевого споживача?

Виктор Медвечук: Вы знаете, я вам хочу сказать о том, что подобная оценка господина Порошенко меня ни в коей мере не удивляет. Он же сегодня находится в стадии политической борьбы последнего этапа. На финишную прямую он вышел вместе с господином Зеленским и, естественно, пытается показать, что он лучше или он будет более оптимальным вариантом в выборе украинского народа. Ну, я думаю, что украинский народ сам решит по поводу того, что для него является оптимальным, если говорить о наших гражданах в целом. А вот по поводу высказываний я, безусловно, прокомментирую, потому что не могу сказать, что это меня в какой-то мере в чем-то задело. Могу сказать, что его реакция, очередная реакция по поводу нашего визита, моего и Юрия Бойко, в Москву на встречу с председателем правительства Российской Федерации и руководителем «Газпрома» Алексеем Миллером, она говорит о том, что это его действительно достало. Ну, потому что как-то сложно сегодня рассказывать, точнее, продолжать рассказывать сказки, что делает он, его сегодня правительство во главе с господином Гройсманом, Коболевы и разные другие, так называемые представители исполнительной власти, которые говорят о том, что они якобы покончили с российским газом, они соскочили с российской газовой иглы. И вот эти басни они продолжают исповедовать и рассказывать нашим гражданам со ссылкой на то, что этим они покончили во всех вопросах с Россией, и отделились от Российской Федерации, и являются от нее независимыми. Ну, тут, правда, Слава, надо вспомнить о том, что при этом господин Порошенко через раз не забывает акцентировать внимание, что мир на Донбассе, ключ от мира на Донбассе находится в Кремле. Но когда речь о газе – это одно, а когда о мире – это другое. И поэтому здесь ‒ играем, здесь – не играем, как в известной интермедии. Так вот, говоря о его высказывании, я хочу сказать следующее. Ну, первое, если задать вопрос риторический и самому ответить – это одно, насчет того, кого из украинцев интересует цена на газ. Я бы тоже хотел задать вопрос: «А кого из украинцев интересует цена на газ?». Именно та цена, которая сегодня уже более 30% наших граждан не дает возможности платить коммунальные тарифы, потому что они выросли за годы правления господина Порошенко на 1080% с 1 января 2014 года. А то, где газ используется  как составляющая, а именно: отопление, горячее водоснабжение, выросло на 1225% с того же 2014 года при власти того же господина Порошенко. Конечно, сегодня кого интересует цена на газ? Он, наверное, имел в виду те 30% населения нашей страны, которые уже не платят по коммунальным тарифам. Там, действительно, их уже не интересует ни цена на газ, ни цена на другие коммунальные тарифы и их стоимость, потому что они просто не могут этого делать из-за коcмических размеров. Может он имел в виду этих граждан? Или кого он имел в виду?  И когда он говорит, что в то время, когда… как может интересовать цена на газ в то время, когда есть угроза украинской государственности, он забыл сказать, что угроза украинской государственности возникла при нем как при президенте страны. Потому что это именно при нем Вашингтон ввел внешнее управление у нас в  стране. Именно при нем он довел до ручки миллионы наших граждан. А до ручки ‒ это значит до обнищания, до потери рабочих мест, до катастрофического падения доходов населения, до роста цен на 300-400% на все основные группы товаров и продуктов. Так вот, это – угроза национальной безопасности, это – угроза потери государственности, а не цена на газ. А цена на газ – это то, что может помочь нашим гражданам. Может помочь в целом нашей экономике восстановиться и действительно, развиваться, не на бумаге, а в реальности. Но этого господин Порошенко почему-то не учитывает. Он говорит то, что он хочет слышать. И, может быть, еще определенное население или группы людей, которые забудут про цену на газ, когда пойдут голосовать за него. Но ведь он же победил во Львовской и Тернопольской области. Ну, сейчас точно может еще, наверное, победить и в Ивано-Франковской области. Вот там, действительно, могут забыть про цену на газ ради того, чтобы победил он, потому что он – это единственный источник, который исповедует сегодня пещерную русофобию и антироссийскую истерию. Это политика господина Порошенко, которая возведена на сегодняшний день в ранг государственной. В ранг государственной политики. Там этих людей это может удовлетворить, точнее, оно не удовлетворит, но они эти вопросы – ненависть к России – поставят выше того, в каких условиях они живут, их уровня доходов, уровня коммунальных услуг и невозможности их оплатить. Поэтому я к этому отношусь творчески, к очередному заявлению господина Порошенко. Более того, мне кажется, он вредит себе намного больше, чем он достает кого-то, того же Бойко или того же Медведчука. Мы как раз уверены в том, что  подобная реакция господина Порошенко ‒ это  подтверждение правильности наших движений,  правильности нашей политики, партии «Оппозиционная платформа – За жизнь». Это правильность того, что мы правильно, что поехали, правильно, что договорились, показали нашим людям, что можно договариваться, можно уменьшать цены на газ, а значит, уменьшать цены на коммунальные тарифы. Теперь, те обещания, которые льются со всех сторон. Здесь надо отдать должное, что ни один из кандидатов, которые попали в финал, вышли во второй тур, вообще об этом не говорят. Им просто не до этого. Они говорят о дебатах, об анализах. Но не об этом. Но все равно придет же... Вернемся же мы к реальной жизни, где коммунальные тарифы, к сожалению, проблема. Где установление мира на Донбассе – проблема.  И это самые большие ожидания наших граждан от выборов, а главное, от их результата.

Ведущий: Провідна німецька газета Frankfurter Allgemeine Zeitung у статті щодо вашого візиту до Москви і про переговори там наводить слова Дмитра Медведєва, прем’єр-міністра Росії: «Теперішня ціна на російський газ є прямим результатом політики чинної української влади».  Німецькі журналісти роблять висновок: відродження українсько-російської співпраці можливе. Чи слід чекати осені, з вашої точки зору, ‒ осені цього року, парламентських виборів ‒ до того, як будуть зроблені конкретні, практичні кроки для відновлення такої праці?

Виктор Медведчук: Слава, ну наша главная задача, я бы сказал, стратегическая задача партии «Оппозиционная платформа – За жизнь», была продемонстрировать. Потому что, что мы слышали от других партий и их кандидатов на президентской кампании, в ходе президентской гонки? «Я приду и уменьшу коммунальные тарифы в 2 раза, 3 раза, в 4 раза!» Кто-то, кстати, говорил – в шесть. Могу ошибаться. Как они это сделают? Они не объясняли. Смогут ли они это сделать? Они не объясняли. А мы не просто говорили, что мы можем уменьшить тарифы, а мы продемонстрировали. Мы поехали, мы провели переговоры и получили результат этих переговоров. Это заявление председателя правительства и руководителя «Газпрома»: «Да, мы готовы снизить цену на 25% по сравнению с той, которая сегодня существует на международных газовых хабах и по которым покупает Украина».

Она не там газ покупает – она покупает по тем ценам. И поэтому реально, когда говорим о ценообразовании, о системе этой процедуры, то мы можем уменьшить на 25% вот эту всю нагрузку, которая ложится на себестоимость коммунальных тарифов. Мы это показали. И теперь, когда вы говорите: чего ожидать? Я вам скажу. В первую очередь ожидать новой власти. А что будет делать новая власть, к сожалению, мне сложно представить. Мне кажется, что любая власть, которая придет, или любая власть, которая останется, она должна менять ситуацию, в том числе и в вопросах экономики, и в вопросах закупок газа, сохранения газотранспортной системы. То есть делать все, чтобы наполнялся бюджет, а значит, повышался уровень жизни и выполнялись социальные программы. Будет ли она это делать, мы не знаем. Но мы будем дальше, и вы это увидите, демонстрировать наши возможности, наши усилия, нашу стратегическую задачу, которая поставлена на то, чтобы радикально изменить экономический курс страны, изменить цены на газ, изменить стоимость коммунальных тарифов. То есть, другими словами, реально улучшить жизнь людей и создать новые рабочие места, улучшив экономическую и социальную ситуацию в Украине.

Ведущий: Сергій Лавров, міністр зовнішніх справ Росії, сказав 2 квітня в інтерв’ю газеті «Московский комсомолец», він згадав вас. Сказав, що Москва відкрита до діалогу з Києвом, націлена на виконання Мінських домовленостей, але президент Порошенко не хоче і не буде цього робити. Йдеться про діалог, але не націлений на балаканину (це слова Лаврова) і не на вигадування привидів бездіяльності, а на практичне виконання Мінських домовленостей. І коли Віктор Медведчук як представник Києва в гуманітарній підгрупі на Донбасі всього-навсього запропонував серйозно обговорити, які права автономії можуть бути надані Донбасу, його не послухали. Так я перефразую слова Лаврова. Чи слід розуміти ситуацію так, що в Кремлі очікують результатів президентських виборів, оскільки стосовно діючої влади уже жодних сподівань навіть не мають?

Виктор Медведчук: Вы понимаете, в чем дело –   ситуация в России, со стороны руководства России в том числе, и то, что вы цитировали министра иностранных дел, она ведь не меняется. Ведь направленность России заключается в том, что Минские соглашения должны быть выполнены. Потому что они, во-первых, подписаны всеми теми, кто участвует в минском переговорном процессе. Они подписаны представителями Украины, России, представителями непризнанных республик – ОРДО и ОРЛО, они утверждены резолюцией Совета Безопасности ООН. И позиция России является последовательной и принципиальной. И заключается она в том, что Минские соглашения должны быть выполнены. К этому я хочу добавить, что есть позиция России о том, что Донбасс – это Украина. Донбасс – это Украина. Это признание со стороны руководства РФ, в том числе и то, о чем неоднократно заявлял господин президент Владимир Владимирович Путин, президент РФ. И вот если мы возьмем эти главные аспекты того, из чего может состояться сам процесс, и положительный результат переговоров, и достижение результата, который заложен в этих Минских соглашениях, то мы видим, что вопрос заключается как раз в политической воле и в политическом ресурсе украинской стороны.

Они готовы дальше ждать реализации Минских соглашений, но при этом Украина не должна исходить из того, что Минские соглашения должна выполнить Россия. Почему? Что должна сделать Россия? В чем сегодня Россия должна выполнить Минские соглашения? Я хочу это услышать. Я хочу вот это знать. Потому что на уровне популизма, популяризации абсурда и бреда со стороны киевской власти по поводу выполнения Минских соглашений якобы Россией ничего дальше не существует. То есть это лишено содержания, подобные высказывания. Более того, это мы должны сегодня выполнить политическую часть в виде закона об амнистии, изменения в Конституции, закона о выборах, внесения изменений и вступления в действие, введения в действие закона «Об особом статусе». Это Украина должна сделать. А она не приступила ни к одному из этих вопросов. И не собирается этого делать. То, что происходит в Минске, – это политические спекуляции власти, которая не хочет выполнения Минских соглашений.

А почему не хочет? Да потому, что им не нужны эти территории и люди, проживающие там. Потому, что эти люди эту власть и им подобную никогда не поддержат ни на тех, ни на других выборах. И эти люди им просто не нужны. Потому, что, зная о том, в чем заключается суть Минских соглашений, отказываться от мирного урегулирования, – это свидетельство именно этого тезиса, который я только что высказал. Поэтому мирный план-концепция, который предложен мною и взят на вооружение партией «Оппозиционная платформа – За жизнь», является реальным в той части, что мы, во-первых, основываемся на Минских соглашениях, мы исходим из резолюции Совета Безопасности ООН, мы исходим из соглашения и результатов переговоров «нормандской четверки» и деклараций глав государств «нормандской четверки». Мы исходим из того, что уже сделано в законодательном плане в Украине. И мы говорим, что это может привести к миру. Мы ведь не просо говорим, опять-таки я возвращаюсь к предыдущему утверждению, когда мы говорили о тарифах и о цене на газ, ‒ мы демонстрируем это. План-концепция – с ней ознакомлены и в Донецке, и в Луганске, и в Москве. Какой мы ответ услышали? Мы готовы использовать его как площадку переговорную для достижения результата положительного. А положительный результат, что является стратегической задачей для Украины, для украинского народа, ожиданием украинских граждан, большинства, 70‒80%, и от выборов президентских, и от парламентских, – это мир на Донбассе, это прекращение боевых действий.  Вопрос: в чем дело? Почему сегодня в Минске мы говорим об одном и делаем одно. Донецк, Луганск и Москва готовы сегодня взять за основу план-концепцию, которая построена на Минских соглашениях, а в Киеве молчат? Ну, все очень просто. Значит, это подтверждает мой тезис, что эти люди, эти территории киевской власти сегодняшней не нужны. Вот ‒ а ларчик открывался просто. К сожалению, к большому моему сожалению, вывод только такой, и иным в данной ситуации быть не может.

Ведущий: Минулого тижня ви працювали в Мінську. І кілька наступних запитань на цю тему. На брифінгу після переговорів з президентом Білорусі Олександром Григоровичем Лукашенком ви сказали, що метою візиту є переговори з президентом Білорусі (назвали його прізвище, ім’я, по батькові ‒ Олександр Григорович Лукашенко). «Головна тема – політична і соціально-економічна ситуація в Україні. Я прихильник того, щоб підтримати точку зору Лукашенка, що три слов’янські народи повинні домовитися самі. І з огляду на те, що в цьому конфлікті не бере участь білоруський народ, йому якраз  може бути відведена роль посередника, народу, який може примирити те, що сталося між Україною і Росією. Це дуже важлива функція, і це найголовніше, чого потребують сьогодні Україна як держава і як народ». Привідкрийте, будь ласка, таємницю, про що ще йшла мова на переговорах.

Виктор Медведчук: Вы знаете, ни о каких тайнах… или каких-то таинственных переговоров не велось. В общем-то вы в принципе где-то сказали в основном то, о чем я говорил на брифинге ‒ на вопросы журналистов белорусских. И я могу еще раз акцентировать внимание: главная задача для меня, как представителя партии «Оппозиционная платформа – За жизнь», что является политикой нашей партии, ‒ восстановление отношений с нашими соседями и использование их потенциала и их авторитета в данном случае для мирного урегулирования на Донбассе, ‒ заключалась в том, чтобы сделать все, чтобы Александр Григорьевич Лукашенко как глава государства, Республики Беларусь, мог в полной мере, я бы сказал, в большей мере, чем он это делает сегодня, участвовать в этом процессе.  

Да, господин Лукашенко сделал очень много для Украины, предоставив переговорную площадку для ведения переговоров. Именно поэтому те единственные и безальтернативные соглашения, которые сегодня существуют, они называются Минскими, потому что они были подписаны в Минске 12 февраля 2015 года. Группы рабочие, как и контактная группа с участием ОБСЕ, России и Украины, принимают участие в переговорах в Минске. И господин Лукашенко, и его МИД сделали все необходимое для создания нормальных рабочих условий для проведения переговорного процесса.

Я знаю господина Лукашенко давно и знаю его возможности. Знаю его настрой в вопросах того, что три славянские государства – Украина, Беларусь и Россия ‒ должны жить в дружбе. Они должны быть братскими государствами. И, учитывая авторитет этого человека в Украине (а ему доверяют больше всего граждан, если говорить о лидерах других иностранных государств), я считаю, что он мог бы занять более активную позицию и принять на себя более активные функции в мирном урегулировании. Именно об этом был разговор в январе, об этом был разговор на этой встрече, которую вы вспоминаете, на прошлой неделе, потому что это важно. Это важно для страны, это важно для людей, которые хотят мира. И в конечном итоге это наша задача партийная, потому что мы как партия, где ее представители непосредственно занимаются реальными делами, исходим из того, что мы это можем сделать. Мы можем вступить в переговоры, мы можем провести эти переговоры в интересах нашей страны, в интересах украинских граждан. И мы это делаем. И мы создаем необходимые условия для того, чтобы Александр Григорьевич занял более активную позицию. И как раз в моей беседе с ним мы обсуждали эти возможные варианты и формы его участия для того, чтобы в полной мере использовать его авторитет как главы братского дружественного славянского государства с одной стороны. Его авторитет как дипломата, как человека, к которому с огромным доверием относятся украинские граждане, и его авторитет и отношения, в том числе  и с руководством Российской Федерации и лично с господином Путиным.

Я считаю, что вот эти все составляющие, они очень важные для того, чтобы этот переговорный процесс был интенсифицирован и он закончился реально успешнее, чем то, что происходило последние годы.  К сожалению, реальных успехов переговорного процесса до сегодняшнего дня мы не имеем. А если быть точным – не имеет киевская власть. Потому что заняла позицию и вела себя таким образом, чтобы этого успеха не достичь. Я акцентирую на этом внимание, учитывая, что я – непосредственный участник переговорного процесса и знаю, о чем говорю, и отвечаю за свои слова.

Ведущий: 31 жовтня минулого року президент Білорусі висловив готовність відправити миротворчий контингент на територію ОРДЛО. Зокрема, і на контроль над українсько-російським кордоном, супроводжувати проведення виборів на Донбасі, виходячи з розуміння того, що ці регіони є невід’ємною частиною України. Це цитата з його заяви. Чи підтверджує Олександр Григорович Лукашенко цю свою позицію на переговорах з вами?

Виктор Медведчук: Господин Лукашенко подтвердил все те позиции и все те тезисы, которые он высказывал в различное время за эти годы, начиная с 2015-го, по поводу мирного урегулирования. Да, он признает территориальную целостность Украины. Да, он считает, что Донбасс – это Украина. Обратите внимание – не только он. Президент Российской Федерации тоже считает, что Донбасс – это Украина. Скажите, а кто так не считает? У меня, вы знаете, закрадывается такая мысль: а может, так не считает в Украине кто-то? Ну, тогда его надо привлекать к уголовной ответственности за действия, направленные против территориальной целостности. Может, тот, кто этого не хочет, объявит свое желание или свою волю, чтобы он наконец нам показался? Почему это не делалось эти годы? Почему при таком отношении мы не можем найти знаменатель достижения договоренностей? Вот все эти «почему», десятки и сотни, они, к сожалению, не имеют ответов. И вот это ‒ главная задача. Это бесит, с одной стороны, вызывает возмущение, негодование, с другой стороны. Ведь так не может продолжаться, если это проблема номер один для большинства граждан страны ‒ мир и прекращение боевых действий. Продолжают гибнуть люди, уничтожается инфраструктура, мы все время говорим по поводу того, что это кровоточащая рана на Юго-Востоке страны. Почему же нам не сесть за стол прямых переговоров и не решить эту проблему? Тем более, когда у нас есть такие союзники, с подобной позицией и точкой зрения. Вот это то, на что нормальный человек не может найти ответа.

Ведущий: Ви є фактично єдиним опозиційним політиком України, який активно підтримує міжнародні зв’язки. Ваш статус і репутація дозволяють вам вести на рівних діалоги, переговори з главами держав та урядів сусідніх країн. По цьому відео видно, що є навіть теплі особисті стосунки між вами і Лукашенком. Попередні переговори з президентом Лукашенком ви вели 14 січня цього року. У ЗМІ раніше кружляли чутки, які ніколи не отримували підтвердження, що і то були не перші переговори і що незадовго до переговорів 14 січня в Мінську ще відбувся певний раунд переговорів. Чи можна дізнатися, де були ці переговори, якщо вони були, коли і в якому складі?

Виктор Медведчук: Слава, подтверждения или неподтверждения они не находили, потому что не было прямого вопроса. Если вы спрашиваете, то я отвечаю, потому что нет никакой тайны. Дело в том, что уже после переговоров в январе еще был раунд беседы, дискуссий на эту тему. Это было в феврале, в Сочи, с участием президента РФ господина Путина и господина Лукашенко. И мы снова обсуждали эти вопросы мира, обсуждали вопросы участия господина Лукашенко, более активного участия его в этих процессах. Тут нет никаких секретов. Более того, я ведь не скрываю свои связи и отношения с этими людьми, к которым я отношусь с огромным уважением ‒ и к господину Путину, и к господину Лукашенко. Почему? Потому что у меня есть история отношений, она длительная, многие годы. Я ценю их отношение ко мне, я ценю их отношение к моей стране. И я пытаюсь использовать это в интересах Украины и в интересах украинцев. Не все, естественно, получается, потому что ведь есть вопросы и, если говорить, то все основные вопросы зависят не от меня, а от руководства и от власти в Киеве. И насколько это подходит киевской власти, вопрос риторический. До настоящего времени все это не подходит, потому что цели другие, задачи другие. И вообще, сегодня нужны ли киевской власти эти люди, которые за них голосовать не будут, остается вопросом. А у меня есть ответ, что этой власти эти люди на Донбассе просто не нужны.

Ведущий: Якщо говорити про ці переговори, про які Ви сказали щойно вперше, в лютому місяці в конфігурації ‒ президент Росії, президент Білорусі і ви. Що дає такий формат переговорів? Які ваші відчуття від такого роду переговорів, адже збираються люди, які дуже впливові на пострадянському просторі?

Виктор Медведчук: Во-первых, это не переговоры. Это была дружеская беседа, это была дискуссия, на которой одним из вопросов, ну для меня это был главный вопрос, это был вопрос мира на Донбассе. Поэтому назвать это переговорами нельзя. Если на встрече было два официальных лица, два главы государств, соседних государств с Украиной, то я как простой гражданин Украины, естественно, мог беседовать, дискутировать или уточнять те или иные позиции, которые они могли сообщить или о которых они могли проинформировать. И поэтому здесь мне интересны их мнения, их точка зрения и вообще реальное ощущение того, что этот мир может быть достигнут. Так вот, предваряя ваш следующий вопрос, хочу сказать, что я из этих встреч, и не только из этой встречи, но и из других встреч и с господином Лукашенко, и с господином Путиным, выработал уверенность в себе. И поверьте мне, для этой уверенности есть достаточно аргументов, что мир возможен, его можно достигнуть, мы должны сделать все, чтобы его достигнуть. Мир – это возвращение людей и возвращение неконтролируемых территорий. И еще раз хочу сказать, что это ничего общего не имеет вот с политикой, какой-то сдачей интересов, тем более национальных интересов Украины. Это ничего общего не имеет ни с какой капитуляцией. Но это такой бред, это такой абсурд, это такое словоблудство, которое использует и власть, и оппоненты, особенно когда они еще пытаются рядиться под политических представителей Юго-Востока, когда говорят о том, что это капитуляция. Представьте себе, что есть такое недоразумение, как господин Вилкул, который как кандидат в президенты рассказывал сказки своим избирателям, которые так и не стали его избирателями, о том, что, видите ли, план Медведчука, план Бойко и план нашей политической силы ‒ это капитуляция перед Кремлем. Вдумайтесь в эти слова. Капитуляция в чем? Вернуть людей, предоставить им возможности, условия их безопасности, убедить их в том, что их Родина ‒ это Украина. И то, что в Киеве происходит, это временно. Я имею в виду с властью. И эта страна, эта страна объединяет всех, в том числе и их. И она хочет их видеть. Она хочет, чтобы они были членами, восстановить их членство в нашей семье. Вернуть Украину на Донбасс, а Донбасс в Украину. Это является капитуляцией? Мы что, отдаем территории? Мы передвигаем границу в другую сторону, при которой границы другого государства увеличиваются? В чем капитуляция? В том, чтобы договориться с кем ‒ с нашими гражданами? Это же наши граждане, граждане Украины. И когда я слышу этот абсурд, этот поток циничной лжи, меня возмущает, что об этом говорят люди, которые, во-первых, в этом не смыслят, а во-вторых, пытаются представить серьезность того, о чем они говорят. Вот это самое страшное. Вот страшное то, что политикум в Украине пытается работать на свой исключительно оскорбительный популизм (оскорбительный по отношению к нашим гражданам, когда вешают лапшу на уши), не думая об интересах этих граждан, не думая об интересах страны. Вот главное, с чем приходится бороться. Не бороться за то, чтобы этого достигнуть, а бороться с теми, кто против такой борьбы, результатом которой может быть этот положительный результат.

Ведущий: Ті, хто асоціюються зі штабом кандидата у президенти Порошенка, зокрема Тарас Чорновіл, який каже, що він політолог (я не знаю, який він політолог), закидає, що ви буцімто налагоджуєте зв’язки кандидата у президенти Володимира Зеленського з Москвою, а тепер вже з Мінськом. Заява якраз була після вашого перебування в Мінську. Раніше ця ж людина закидала вам аналогічну роботу в інтересах Юлії Тимошенко. Як ви можете прокоментувати ці закиди?

Виктор  Медведчук: Вы знаете, это можно прокомментировать только однозначно – ну, человек психически неуравновешенный. Безусловно, никакой он не политолог. Он человек, который работает за деньги на интересы одного кандидата. Фамилия этого кандидата ‒ действующий президент господин Порошенко. Какая главная стратегическая задача так называемых штабистов Порошенко? Это сделать все для того, чтобы подтвердить вот этот несуразный, абсурдный тезис, что Порошенко ‒ это Европа, а Зеленский – это Россия. И вот для этого все средства пригодны к употреблению, а именно: Медведчук поехал к Лукашенко и договаривался о том, чтобы Лукашенко договорился с Путиным по поводу встречи с Зеленским в Минске! Ну, вдумайтесь в это вранье, в эту ложь. А что, Медведчук сразу не мог поехать к Путину (он, кстати, к нему и поехал потом) и договориться сразу, если бы была такая задача или такая цель? Но у меня нет такой цели.

Я еще раз хочу заявить о том, что я не поддерживаю на президентских выборах во втором туре, который состоится 21 апреля, ни господина Порошенко, ни господина Зеленского. Почему? Потому что наша партия «Оппозиционная платформа – За жизнь» считает, что ни один из них, кто бы ни победил, не может сегодня реально установить мир на Донбассе и прекратить боевые действия, покончить с тарифным геноцидом, радикальным образом изменить экономический курс, прекратить натравливание населения между собой, покончить с пещерным, радикальным национализмом, изменить ситуацию к лучшему в  вопросах рабочих мест, улучшения доходов, борьбы с бедностью и покончить с  ростом цен на товары и продукты, которые являются жизненно необходимыми. Я считаю, что эти люди этого сделать не смогут. Очень хочу, Слава, ошибиться, очень хочу. Но почему-то, к сожалению, думаю, что я окажусь прав. И здесь я с должным вниманием и уважением отношусь к нашим гражданам, которые вывели этих двух кандидатов по разным причинам (не хочу сейчас анализировать) в финал президентской гонки, во второй тур. И отдаю должное мудрости наших людей, но хочу сказать по поводу того, что если люди эти поймут, что они ошиблись со своим выбором, особенно с выбором, который будет иметь место 21 апреля, то у них будет возможность исправить эту ошибку уже 27 октября 2019 года, во время парламентских выборов. Это говорит о том, что у наших людей есть шанс увидеть, кого они выбрали, что это им дало, дать оценку и или подтвердить свой выбор, или изменить его. Вот это то, что вселяет определенную надежду, что все может измениться, если пошло не так, как это надо большинству наших граждан и нашей стране в целом.

Поэтому, когда мы говорим о том, кого вы назвали, ‒ о господине Черноволе, Тарасе Черноволе, то это просто такая примитивная деятельность недалекого человека, человека, который даже не понимает, о чем он говорит. И он использует, вы знаете, известные образцы, вот этой «суперпропаганды», геббельсовской пропаганды, когда чем ярче ложь, тем быстрее она доходит до людей. Не хочу оправдываться, никогда этого не делал и не буду делать сегодня. Я просто расставляю все на свои места. Меня не интересует, и я, как и партия наша, не поддерживаю ни Порошенко, ни Зеленского. Бог им судья, выбор одного из них за нашими гражданами. Как они поступят, так поступят, что будет дальше, поживем ‒ увидим. Наша политическая сила, наша партия «Оппозиционная платформа – За жизнь» готова дальше вести борьбу, будет ее вести ‒ с реальными делами, с конкретными предложениями и конкретными действиями. Я это обещаю, и я это гарантирую.

Ведущий: Ще одне запитання, воно вже дотичне до теми Мінська. Практично в усіх ЗМІ, мабуть, не будо жодного, хто про це не написав, було повідомлено про абсурдне рішення українського Кабміну про заборону нерегулярного авіасполучення між Україною та Росією, і якраз після Вашого візиту до Москви. Для прикладу, французьке видання «Агора Вокс» опублікувало статтю під промовистою назвою «Київ забороняє всі перельоти з Росією, ласкаво просимо в Абсурдістан», де сказано, що влада постмайданної України ближче до цирку чи будинку божевільних під відкритим небом, ніж до серйозного уряду. Питання в чому ‒ у світлі останніх рішень Кабміну щодо заборони цього авіасполучення чи маєте ви і далі продовжувати дипломатичну активність, ну, фактично дипломатичну активність, хай навіть неофіційно? І чи не очікуєте ви того, що влада знову буде створювати вам нові перешкоди? Адже Державне бюро розслідувань (ДБР) офіційно повідомило про відкриття кримінальної справи проти співробітників прикордонної служби і авіаслужби, про надання дозволів на перетин кордону?

Виктор Медведчук: Слава, все будет продолжаться так же. Более того, я не считаю это дипломатической деятельностью, я считаю это выполнением партийного поручения. Это политика нашей партии ‒ «Оппозиционной платформы –За жизнь». Это решения ее Политсовета, продолжение подобных связей и отношений для того, чтобы через конкретные дела и договоренности продемонстрировать наши возможности помочь стране и помочь гражданам. Теперь в отношении запрета нерегулярных авиарейсов. Во-первых, все, что происходило до этого, Кабинет министров господина Гройсмана, которому, безусловно, больше нечем заниматься ‒ они уже решили вопросы и проблемы с дорогами, с наполнением бюджета, с введением в действие миллионов новых рабочих мест, с увеличением зарплаты, с увеличением ВВП на душу населения, с космическим поднятием прожиточного уровня, ну, не совсем прожиточного, с космическим поднятием коммунальных тарифов и с опусканием по сравнению с тем, на тот момент, когда они пришли, личных доходов и того же прожиточного минимума. Так вот, они решили все проблемы и посвятили себя принятию постановления (это было в прошлую среду) Кабмина о запрете нерегулярных полетов. Слава, а вы меня спросите, а сколько было и кто осуществлял вот эти нерегулярные полеты между Россией и Украиной? Я вам скажу. Это были полёты, которые осуществлял господин Медведчук. Подчеркиваю, на законных основаниях, что уже подтверждено, в том числе и принятием этой постановы. Теперь господин Медведчук не может совершать, том числе и с помощью нерегулярного авиасообщения, полеты из Украины в Россию. И когда вы мне отвечаете или задаете вопрос и в вопросе вы указываете на то, а не прекратится ли в этом моя деятельность ‒ нет. Именно в четверг я полетел сначала на встречу к господину Лукашенко в Минск, а потом из Минска, как это и положено в результате безудержной деятельности Кабинета министров, их творчества и их целенаправленности реализации стратегических задач (эта стратегическая задача ‒ запретить Медведчуку прямые полеты, больше, я уже говорил, нечем заниматься правительству), так вот, после этого я полетел в Москву, где провел встречи и говорил об освобождении наших моряков. Еще раз подчеркиваю, говорил об освобождении наших моряков, говорил об освобождении людей, которые содержатся сегодня в условиях лишения свободы в России. Обратите внимание, Слава. Я говорил не об обмене, я говорил об освобождении. Почему? Потому что для обмена необходимо согласие двух сторон. И необходима просьба президента Порошенко. Так вот я этот визит и полет уже после визита с Бойко на встречу с правительством осуществил для того, чтобы провести переговоры по освобождению наших граждан, которые содержатся в Российской Федерации, в том числе и моряков. Освобождение. Потому что это не зависит от Украины, это зависит от России. Это зависит от того, что можно сделать для того, чтобы эти люди вернулись домой в семьи и к родным. Я сейчас не буду говорить о нюансах и особенностях этого переговорного процесса, потому что он продолжается. Он будет продолжен, даже если мне надо будет летать в Москву через Северную Африку или через другой континент. Я буду это делать, потому что, первое ‒ я могу это сделать, второе ‒ такова задача сегодня нашей партии «Оппозиционная платформа – За жизнь». Это стратегическая задача. И мы взялись за ее исполнение, и мы будем это делать, несмотря на все те рогатки, несмотря на все эти палки, которые ставят в колеса правительство, власть во главе с господином Порошенко. У них ничего не получится. У них, кстати, не получится и с властью, но у них не получится и в борьбе с нами.

Ведущий: Віктор Володимирович, не в кожному інтерв'ю є сенсація, а в цьому інтерв'ю вже аж друга сенсація. Перша сенсація  про переговори трьох: президент Росії Володимир Путін, президент Білорусі Олександр Лукашенко і ви в лютому.  І тепер переліт ваш до Москви відносно розмов  про утримуваних в Росії осіб в різних мотивах. Я розумію, що ви не скажете більше, чим ви сказали, але нас, напевно, дивляться їхні найближчі родичі, їхні сім'ї дивляться, цих людей, які там перебувають у Росії. Скажіть, будь ласка, можна бути, я так скажу,  акуратним оптимістом відносно ваших переговорів? Бо якби було щось конкретніше, то ви б звичайно сказали.

Виктор Медведчук: Если бы мной лично не руководило оптимистическое настроение, достижение цели в этом вопросе, я бы этим не занимался. Я этим занимаюсь не потому, что я это делаю для галочки, и я об этом бы сейчас не сказал, если бы не вот это доморощенное произведение имени Кабинета министров Гройсмана по поводу постановления, которым запрещены мои перелеты в Россию. То есть они хотели  сделать так, чтобы я от этого отказался. Вот то, о чем вы меня спрашивали, Слава, это было целью. Они думали: ну, Медведчуку на фига оно ему надо? Ему нечем заниматься? У него все хорошо, он состоятельный человек. Ну, пусть занимается политикой, пусть дает интервью. Зачем ему ездить в эту Москву? Они рассчитывали на этот результат.  Но у них  не получилось. И я еще раз подтверждаю: и не получится. То, что я делаю, я вижу в этом цель. И я вижу возможность достижения положительного результата. Я это отчетливо вижу, и поэтому этим занимаюсь и буду заниматься.

Ведущий: І десяте питання сьогоднішнього інтерв’ю. Минулої суботи Волкер, спецпредставник державного департаменту США, в інтерв’ю Public Broadcasting Service  заявив, фактично закликав голосувати за Петра Порошенка. Цитата. «Чи хочуть громадяни України того, хто, можливо, розчарував їх, але провів  набагато більше реформ,  ніж будь-хто інший в Україні за 20 років і протистояв Путіну», ‒ публічно заявив Волкер. Чи не є цей заклик офіційного представника Держдепартаменту втручанням у внутрішні справи України?

Виктор Медведчук: Ну, безусловно, есть. Более того, он же не по факту поддерживал, он просто поддержал господина Порошенко. Он не имеет права как гражданин это делать. Как гражданин Украины ‒ да. Как гражданин США ‒ нет. Как должностное лицо и представитель по Украине ‒ тоже нет. Это не просто вмешательство во внутренние дела. Это элемент или звено политики по внешнему управлению, режим которого введен в Украине начиная с 2014 года. Этот режим, к сожалению, действует. Этот режим представляет собой угрозу национальной безопасности нашей страны. Он посягает на нашу независимость и на суверенитет Украины как государства. И то, что делает Волкер, а вы знаете, что я довольно критически к нему отношусь и постоянно это высказываю, что он не может быть переговорщиком в вопросах мирного урегулирования на Донбассе, так как примитивно занимает одну сторону. Как бы навязчиво демонстративно это делает. Он не может уже быть переговорщиком, потому что с человеком, у которого заранее известна позиция и есть ответы на все вопросы, которые надо обсуждать  и по которым надо достигать результаты, никто не сядет с другой стороны. Ну, вы знаете так и происходит. Тот, кто должен сесть с другой стороны, с ним не садится, и у него есть для этого веские причины. И эти веские причины в ограниченном, примитивном понимании господином Волкером своих задач и своих функций. Он их разрушил. Он является в данном случае непригодным объектом для переговорного процесса по вопросам установления мира на Донбассе. А его поддержка господина Порошенко, ну, это еще одно нарушение. Кстати, а вы  слышали о том, чтобы по поводу этого нарушения были какие-то реакции нашего МИДа, ЦИК? Ведь это гражданин США, это должностное лицо, не знаю, насколько оно должностное, но он якобы представитель Госдепа США. Имеет ли он право это высказывать и говорить? Я, как юрист, как человек, который понимает, что собой должно представлять правовое государство, говорю: это грубейшее нарушение действующего избирательного законодательства. Это нарушение нашей Конституции и это нарушение правового порядка в нашей стране. Этого допускать нельзя. Но ведь нельзя допускать и внешнего управления, а мы его допустили. А если быть точным, не мы, Слава.  А киевская власть  его допустила и продолжает радоваться тому, что это внешнее управление существует и работает не в интересах Украины и украинского народа. Я это утверждаю.

Ведущий: Вадим Рабінович, голова політичної партії «За життя» сказав у інтерв'ю «Комсомольській правді» в Україні» («КП» в Україні», точніше, як вона тепер називається), що цього тижня стартує виборча кампанія політичні партії «Опозиційна платформа – За житя» для участі у парламентських виборах. Скажіть, в самих загальних рисах, що саме планує робити ваша політична сила на цьому початковому етапі?

Виктор Медведчук: Вы знаете, я хочу сказать, что Вадим Рабинович прав. Действительно, эта кампания стартовала. Мы нацелены на победу на парламентских выборах и основные задачи и программа, с которой мы идем на парламентские выборы, ‒ это те задачи, которые стояли в том числе перед нашим кандидатом от нашей политической силы в президенты Юрием Бойко. Они были все сформулированы. Они не будут меняться. Потому что это наша программа. Самое главное ‒ это наша идеология. Это наше идеологическое видение интересов жителей, граждан Украины, Юго-Востока. Это интересы русскоязычного населения, это интересы всех граждан Украины, которые понимают, что дальше жить в условиях тарифного геноцида, пещерного национального радикализма, криминального беспредела, падения экономики, невозможности в социальной сфере и с социальными пособиями обеспечить хотя бы минимальный уровень жизни в нашей стране, ‒ терпеть и жить дальше с этими недостатками, с этими негативными результатами нельзя. Это все надо менять. Надо устанавливать мир на Донбассе, надо радикально менять экономический курс, надо менять систему налогообложения, надо создавать условия для инвестиционного климата, надо привлекать инвестиции, надо покончить с монополизацией экономических сфер. Надо заставить Антимонопольный комитет работать над реализацией антимонопольного законодательства, что сегодня не делается, и поэтому инвестиций нет. Надо создавать и усовершенствовать судебную защиту, которая бы в первую очередь защищала права наших граждан и защищала бизнес и инвестиции, которые придут сюда. В результате всех этих изменений надо создавать новые рабочие места. Надо повышать уровень доходов, начиная с минимальных пенсий, минимальных зарплат, прожиточного уровня и достойных зарплат для того, чтобы создать это в стране, которая могла бы по праву назваться успешной страной, страной, в которой мы живем, нашей Родиной ‒  Украиной.  Вот это главная стратегическая задача, которая стоит перед «Оппозиционной платформой – За жизнь», которую мы будем стараться донести до людей и получить в ответ веру их в то, что мы можем это сделать, мы можем этого достигнуть и мы этого достигнем. Наша цель такая, и мы эту цель будем реализовывать всеми доступными законными средствами.

Ведущий: І останнє запитання в цьому інтерв’ю. Виборча кампанія фактично дійшла до своєї такої певної межі, Рубікону. Ці останні тижні перед другим туром, десь ми вже знаходимося по середині, і можна робити висновки. Але немає з чого робити висновків. Таке враження, що перед нами змагаються двоє на фестивалі абсурду,  смішать людей відносно того, хто з них оригінальніше виступить. У що перетворилась ця виборча кампанія на самому фінальному забігу, адже обидва кандидати  тікають від дебатів, кидають один в одного ідеями, як наче гарячі пиріжки,  бояться один одного.  Яка  ваша  оцінкам  цього вже фінального етапу виборчої кампанії?

Виктор Медведчук: Вы  знаете, Слава, я слушал ваши перечисления оценки того,  что происходит, и я, безусловно, вижу это, и не только читаю, но ощущаю и смотрю. И конечно, это уровень  какого-то неизведанного для украинского электората,  для украинского избирателя, для Украины  в  целом абсурда,  то есть  новые формы какого-то абстрактного абсурда,  в  котором мы все участвуем  в тех или иных ролях.  Понимаете? Вот это самое страшное. Но первое, я считаю, что это отвлечение внимания от насущных и реальных  проблем, о которых мы говорили, собственно говоря,  в сегодняшнем интервью. Это и вопросы того, что необходимо сделать власти, а ведь мы же не просто наблюдаем за шоу, мы, Слава, наблюдаем за борьбой кандидатов, один из которых обязательно станет президентом страны. Так вот, мы его будем избирать в связи с чем? Кто лучше или качественнее сдаст анализы? Кто лучше предложит вариант дебатов? Кто лучше выступит на дебатах? Где они будут ‒ на  стадионе или еще где-то?  Или на студии Общественного телевидения? Мы чего достигнем в результате этого? К чему мы стремимся, а если быть точным, к чему стремятся они, эти кандидаты? К чему стремится власть в целом, которая позволяет это делать и делает это? И, вы знаете, тут напрашивается такой вывод: я бы мог давать анализ и характеристики всему этому  и по-разному это оценивать. Но я это действительно оцениваю крайне негативно, как, уверен, и многие граждане. И вот я, как гражданин Украины, с чем я категорически не смогу согласиться и не соглашаюсь. Это, первое,  с тем, чтобы президент Украины, какая бы его фамилия ни была, превращался в комика. А  комик, который может стать президентом, если станет президентом нашей страны, не продолжал  оставаться комиком,  выполняя функции президента Украины. Вот мое видение всего того, что происходит сегодня.  И вот мои возражения: против того,  чтобы это  не превращалось в дальнейшее усугубление абсурда, который происходит сегодня в обществе, и который привлекает внимание тем самым скрывая и истинные причины, и истинные проблемы, и самое главное, не дает возможности увидеть то,  как же они будут решаться и вообще  будут ли они решены. Вот главное, на что сегодня у меня ответа нет. Если он есть у кого-то, ну, я ему желаю успеха.

Ведущий: Спасибо большое,  Виктор Владимирович,  за интервью.

Материалы этого раздела размещаются авторами самостоятельно в режиме свободной постановки. Редакция может не разделять позицию автора.

Уважаемые авторы! Просим вас не использовать сайт "Украинский выбор" для перепоста материалов с других источников и рекламы товаров и услуг. Благодарим за понимание и сотрудничество.
Комментарии (0)