Критерии оценки
Актуальность:
Грамотность:
Стиль:
Комментариев:
0
Рейтинг статьи:
0

Ваши комментарии и оценки формируют рейтинг публикации. Лучшая публикация попадает в ТОР и это дает возможность автору стать экспертом сайта.

Внимание!
Автор самостоятельно размещает свои материалы на нашем сайте и несет за их достоверность полную ответственность. Редакция не всегда разделяет мнение автора.

Live
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Ирина Русенко 29.05 10:35 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Гость Из Будущего 26.05 05:02 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Ирина Русенко 22.05 15:31 — комментирует статью Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:58 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:57 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:45 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:43 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:03 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:02 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
Гость Из Будущего 12.05 15:13 — комментирует новость Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Алекс Короткий 10.05 23:31 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Алекс Короткий 10.05 23:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
Таїсія Попович 10.05 23:14 — комментирует новость Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Таїсія Попович 10.05 22:11 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Таїсія Попович 10.05 22:08 — комментирует новость В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Саша Жук 10.05 15:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Таїсія Попович 10.05 14:49 — комментирует новость Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:48 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:18 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
С днем Великой Победы!
Таїсія Попович 10.05 14:14 — комментирует статью С днем Великой Победы!
Интервью

Интервью Виктора Медведчука телеканалу NewsOne

Вячеслав Пиховшек: Добрий вечір, шановні глядачі. Сьогодні в нас ексклюзивне інтерв’ю з головою Політради «Опозиційної платформи – За життя», партії  «Опозиційна платформа – За життя», Віктором Володимировичем Медведчуком, а його статус у парламенті ми дізнаємося достатньо скоро. Вікторе Володимировичу, ви сказали, і це цитувало BBC, дали таку своєрідну оцінку виборчій кампанії: «Мы довольны тем, что заняли второе место, но не удовлетворены результатом». Какая тут разница между «довольны» и «удовлетворены»?

Виктор Медведчук: Добрый вечер. Действительно, разница существует, потому что второй результат, вторая фракция, вторая партия в парламенте – это почетно, это вызывает уважение, это свидетельство авторитета нашей политической силы. Но мы не удовлетворены в полной мере тем, что мы делали, и на то, что мы рассчитывали. Почему? Потому что мы хорошо понимали, что нашими главными оппонентами, особенно на Юго-Востоке, были партия и представители «Слуги народа», и мы хорошо осознавали, что наши месседжи и наши тезисы, с которыми мы шли на выборы, они были более конкретными, более внятными и более определяющими ту суть, чем мы будем заниматься, и, самое главное, тем, что мы уже сделали. То есть на пути того, чего мы уже достигли, и мы считали, что вот эта конкретика наших действий (не в словах, я подчеркиваю, а в действиях), она должна была привести к другому результату. Но существуют и причины, по которым этот результат не наступил. И здесь это уже не проблема или не вина партии «Слуга народа», а это вина, скажем, и умышленные действия, которые были направлены против нас нашими бывшими коллегами, представителями «Оппозиционного блока», который возглавляли Мураев, Вилкул и другая компания, которые фактически в отношении нас вели с использованием элементов черного пиара кампанию фальсификаций, изложения ложного отдельных фактов по поводу того, чем мы занимаемся и что мы делаем. И вот эта их деятельность, направленная против нас, причем это грязные методы, однозначно незаконные методы, оно тоже сыграло свою роль.

Вячеслав Пиховшек: Готовясь к сегодняшнему интервью, я могу теперь утверждать, что есть определенная и очень интересная особенность. То, что бросается в глаза там всем журналистам, якобы партия «Слуга народа» Зеленского, независимо от мотивов голосующих, объединила всю страну. Я готов утверждать на сравнительном анализе 2014 года и 2019 года, что «Оппозиционная платформа – За жизнь» объединила страну. То есть вы добавили – по сравнению с результатом «Оппозиционного блока» в 2014 году –  практически во всех регионах, и, что самое важное с моей точки зрения, не только на Юге-Востоке Украины, но в том числе на Юго-Востоке Украины, еще и в центре вы добавили. То есть получается, «Оппозиционная платформа –  За жизнь» получает нового избирателя, которого раньше не получал «Оппозиционный блок». Такая картина – вы согласны с такой картиной?

Виктор Медведчук: Я согласен, и я ее хотел расширить и дополнить, потому что у меня есть ряд аргументов. Ну, во-первых, по поводу того, что «Слуга народа», партия, объединила страну. Этот тезис существовал, когда говорили по поводу Зеленского, что во время президентской кампании он объединил всю страну, так как голосовало 73%. Да, он действительно ее объединил в борьбе против Порошенко для того, чтобы Порошенко не стал президентом, и он выполнил эту почетную, нужную и необходимую для страны функцию, и Порошенко не стал президентом. Если говорить по поводу парламентских выборов, то вообще вряд ли можно говорить, и это будет объективным, об объединении всей страны, потому что явка на выборах была 49,74%, по официальным данных ЦИК. Это первое, это означает, что фактически полстраны не голосовало, проигнорировало по разным причинам, и субъективным, и объективным. То есть меньше половины пришло на выборы. Это первое. Второе. Когда мы говорим об «Оппозиционной платформе – За жизнь», о нашей партии, то следует отметить, что это единственная партия, которая вышла и нарастила свой авторитет через доверие людей по сравнению со всеми остальными, если сравнивать с президентской кампанией. А именно: вы хорошо помните, что господин Зеленский, я уже это сказал, получил 73% голосов. Партия получила 43%. Вы помните, что господин Порошенко, который был вторым, получил фактически 16% голосов. По результатам выборов, вот уже фактически по предварительному электронному подсчету, он получил 8% голосов. Госпожа Тимошенко, которая была третьей, набрала 13,4–13,5% во время президентских выборов, сейчас она набрала чуть больше 8%. И только «Оппозиционная платформа – За жизнь», представитель которой получил 11,7% на президентских выборах, сейчас получила 13% голосов. Это свидетельство того, что, во-первых, в партии есть команда, которая работает на успех и работает на реализацию идеологических положений партии, и это свидетельство того, что мы – единственная партия и единственная команда, в этой партии, которая сумела нарастить этот результат. Более того, если его конкретизировать, то, Вячеслав, я хочу сказать о том, что наша партия сегодня, по предварительным итогам, занимает первое место в двух областях, это в Донецкой и Луганской, в семи областях занимает второе место и в пяти областях занимает третье место. Я думаю, это серьезный успех и серьезна заявка, в том числе и на будущее, в отношении того, на что эта партия нацелена, на что она способна и какую политику она будет реализовывать, и я считаю, что в парламенте наша фракция будет насчитывать 50 народных депутатов, у нас есть основания так думать и так утверждать, и мы будем серьезной главной оппозицией, оппозицией ко всему тому, что мы будем считать не направлено на реализацию интересов людей и интересов страны.

Вячеслав Пиховшек: Сейчас уже понятно, что «Оппозиционный блок» Мураева, Вилкула сыграл в этих выборах, как и в предыдущих, роль своеобразного троянского коня. Они не сделали ничего хорошего для страны, но они отобрали около 3% голосов. Плюс еще партия Шария, ну, то есть в общей сложности процентов шесть, можно сказать смело, просто эти голоса ушли в песок людей. Мы помним, и сейчас уже об этом можно говорить открыто, предательские голосования «Оппозиционного блока». Голосования за судебную реформу, голосования, когда они выступали в унисон с Порошенко. Я задаю сейчас вопрос не только от себя, но и от избирателей Юго-Востока и Центра страны, которые голосовали за «Оппозиционную платформу – За жизнь»: можем ли мы надеяться, что «Оппозиционная платформа – За жизнь» никогда не будет поступать подобным образом?

Виктор Медведчук: Вы знаете, мы, когда создавали «Оппозиционную платформу – За жизнь» на базе партии «За жизнь», мы исходили чисто из идеологических принципов. Мы их сформулировали. Мы, как вы помните, пытались договориться со второй частью «Оппозиционного блока» идти вместе на президентские выборы и впоследствии на парламентские выборы. Они отказались, и они отказались в связи с тем, что вот эта идеологическая платформа, которая преобразовалась в «Оппозиционную платформу – За жизнь», их не устраивала. Потому что они на первое место ставили интересы бизнеса и его защиту. Естественно, соединить идеологию и бизнес-интересы очень сложно, выступать против власти всегда сложно, против любой власти. И это не устроило представителей той части, о которой вы сейчас говорите и которая так голосовала, как вы абсолютно правильно отображаете, и они решили уйти самостоятельно. Но когда вы говорите по поводу процентов там, что мы могли нарастить за счет тех, кто отдали голоса, то я бы даже не говорил чисто арифметически, какие-то действия приводил, потому что есть же такое понятие, как синергия, да, она бы сработала по-другому. Более того, эти люди, если бы они не применяли грязные методы, черный пиар, подтасовку протоколов, покупку бюллетеней, ведь вот даже мы с вами разговариваем, а еще окончательные итоги выборов не подведены, и идет борьба по мажоритарным округам именно в Донецкой, Луганской областях. И «Оппозиционная платформа – За жизнь» борется не с властью и борется не со своими оппонентами, прямыми оппонентами, не с Тимошенко и не с Порошенко партиями, она борется с «Оппозиционным блоком», потому что те сегодня (мы установили уже многие факты, которые мы сейчас обжалуем в суде) и подкупали избирателей, и применяли незаконную рекламу, и подтасовывали бюллетени, и фальсифицировали протоколы, и многое-многое другое, и эта ситуация складывается в нескольких округах. Безусловно, будут правовые последствия, безусловно, мы займем принципиальную последовательную позицию по поводу той рекламы, которая использовалась «Оппозиционным блоком», и речь же идет не только об этих округах, где идет сейчас борьба. Ведь борьба шла по всей стране, и вы помните, что «Оппозиционный блок» включил в свои списки мэров, причем там около 20 мэров различных городов Украины.

Вячеслав Пиховшек: Вы предупреждали, что эти уважаемые люди в данной ситуации ведут себя не совсем корректно, уважаемые люди, но не...

Виктор Медведчук: Изначально мы понимали, что это так будет. Более того, изначально они пошли по пути обмана избирателей, они же заявляли, и господин Кернес, и господин Труханов – и мэр Харькова, и мэр Одессы, о том, что они не собираются идти в парламент работать, они идут с партией, то есть они пытаются под своим крылом провести кого-то в народные депутаты, а сами останутся руководить этими городами. Ну, понятно было изначально, что у них ничего не получится. Но дело в том, что в этих городах нам создали ад в вопросах избирательной кампании, а именно: мы не могли размещать рекламу в этих городах, у нас не было мест для билбордов, более того, они размещали за нас и против нас, причем используя грязные технологии. Они делали все для того, чтобы мы не присутствовали в этих городах, это касалось и Одессы, и Харькова, и Кривого Рога, и Ужгорода, и многих других. Это ведь незаконные действия. Более того, если бы они просто агитировали против нас законными методами, это субъективно, и это дань тому, на что они имеют право. Каждый может голосовать за или агитировать за или против. Но они это делали незаконными методами, более того, в этих действиях есть признаки составов уголовных преступлений, естественно, что мы это не оставим. И естественно, что мы будем требовать привлечения к уголовной ответственности виновных в этом лиц, в том числе и этих мэров, и господина Труханова, и господина Кернеса, и других мэров, которые занимались незаконной деятельностью.

Более того, я считаю, что с учетом того, что они обманули людей, обманули тех избиратели, которые живут в той же Одессе или в том же Харькове, по поводу того, что они шли и хотели путем обмана и путем использования фактически эксплуатации своего авторитета провести в парламент кого-то, я думаю, что при такой ситуации они как минимум должны уйти в отставку. Они не могут дальше продолжать выполнять функции мэра до следующих местных выборов или даже до досрочных выборов, потому что эти люди скомпрометировали себя и своими действиями, и в том числе действиями, в которых есть признаки состава преступления. Естественно, что мы этим будем заниматься, и мы сделаем все для того, чтобы исходя из принципа «перед законом все равны», были подвержены заслуженному наказанию за то, что они препятствовали нормальному выбору и нормальной избирательной кампании, со стороны «Оппозиционной платформы – За жизнь».

Вячеслав Пиховшек: Каждый избиратель, который голосовал за вас, услышал то, что вы сказали, что будет фракция, 50 человек, будем надеяться, что больше. Возникает вопрос: вы, конечно, у вас очень сильная биография, вы занимались кадрами Украины как глава Администрации президента Украины, вы были вице-спикером парламента – что может сделать фракция в 50 человек? Хватит ли этих голосов для того, чтобы различными совершенно приемами, применяя парламентские законные демократические процедуры, противостоять этой пещерной русофобии?

Виктор Медведчук: Слава, ну, во-первых, надо всегда иметь желание и политическую волю, а делать можно и впятером, и втроем, и вдесятером, и в составе 20 и 30 человек. 50 человек – это очень серьезная сила для парламента. Да, мы понимаем, что с другой стороны есть фракция, которая будет насчитывать больше 250 человек, есть другие фракции поменьше, но это не означает, что кто-то должен опускать руки и не проводить борьбу. Ведь есть разные методы борьбы парламентской, и у нас, именно в нашей команде, есть люди, которые имеют огромный парламентский опыт. Мы знаем, что надо делать, мы хорошо владеем нашими полномочиями, то, что предусмотрено и законом о регламенте, и действующим законодательством, и Конституцией Украины, и, естественно, мы будем вести эту борьбу. Более того, вот у нас еще не было фракции, и ее нет сегодня, нет нового состава и созыва Верховной Рады. Но мы ведь могли делать то, на что мы нацелены, например, продвижение мирного плана, вопросы, связанные с экономикой и с тарифами на жилищно-коммунальные услуги. Мы договариваемся. Мы неоднократно говорили о том, что мы договорились о снижении цены на 25% на газ, хотя власть на это не реагирует до сих пор и рассказывает какие-то бредни. Но одновременно, обратите внимание, Слава, мы договорились еще в марте по поводу снижения цены, это подтвердил и председатель правительства РФ, и президент России, что да, такая скидка может быть и будет. Казалось бы, власть Порошенко на это не реагировала, власть Зеленского не начала на это реагировать, более того, там его представитель в правительстве господин Герус постоянно несет какую-то ахинею, то он нам предлагает схему, каким образом заработать, да. Ну, человек, видно, всю жизнь зарабатывал, поэтому и сейчас предлагает в том числе и нам, «создайте компанию, продавайте газ и, там, успокойтесь». Мы ведь этот газ, когда говорили о его стоимости, мы исходили из того, чтобы снизить жилищно-коммунальные тарифы, чтобы уменьшить сегодня ту нагрузку, снизить сегодня ту нагрузку, которая существует для людей, а не из того, чтобы заработать. Потому что заработать, если бы стояла такая цель, мы бы не занимались тем, чем мы занимались. А мы это предложили. Но обратите внимание: когда мы начали требовать от власти, ну, учитывая то, что это уже была новая власть господина Зеленского, уже при том, когда господин Порошенко находился на финишной прямой, то посмотрите, как стала меняться стоимость на газ. Вот, на сегодняшний день она уже снизилась с 8600 грн за 1000 кубов до 6900. Вы думаете, что это просто так? Это абсолютно не просто так. Ведь раньше НАК «Нафтогаз» не реагировал на изменение цены Brent, марки нефти Brent, а формула образования цены на газ, она зависима от именно этой формулы, и когда были колебания на рынке и снижения, НАК «Нефтегаз» не устанавливал другие цены. А когда мы рассказали власти, а, самое главное, рассказали людям о том, что нет, президент может, конечно же, шутить по поводу тарифов, но у президента есть ресурс и рычаги остановить рост цен и отменить сегодня повышенную стоимость на газ для населения, и мы рассказали, как это сделать. Надо подписать указ, приостановить действие постановления Кабинета Министров, который установил такую стоимость заоблачную, и направить этот вопрос для рассмотрения в Конституционный суд. Когда мы об этом неоднократно говорили, когда мы говорили, что надо – обратите внимание, снижается цена на газ. Мы говорили, «25% от той цены, которая является таможенной стоимостью», и, если когда мы начинали говорить, стоимость была $317 долларов, то сегодня она уже 195. Вот 25% всего от той стоимости, которая есть как таможенная стоимость на момент того, когда это будет введено. И обратите внимание, как снижается цена на газ. То есть они начали реагировать на то, что на рынке снижается цена на газ. И вот даже буквально сегодня или вчера я слышал там заявление представителей команды Зеленского: «Вот мы за это время снизили цену на газ». Да, да! Просто стоимость на рынке еще больше снизилась, и вы должны были реагировать все время на это, но раньше ж вы этим не занимались, и вы этого не делали. Но проблема-то в другом, Слава. Это последнее снижение в августе. Дело в том, что, когда речь идет о снижении стоимости газа, эта стоимость образуется от лага времени, там есть лаг времени, это стоимость газа по формуле Brent нефти не на сегодня, а несколько месяцев тому назад, и там уже Brent растет, значит, стоимость газа тоже будет расти. Последнее снижение, исходя из того, что сейчас делает правительство уже по указанию команды Зеленского, будет в августе, а с сентября рост цен снова начнется. А мы при этом говорили, и мы не просто утверждаем, а мы знаем, как это сделать, и предложили эту формулу, что стоимость газа не должна превышать 3800–4000 грн за 1000 кубов. Мы и сейчас так считаем.

Вячеслав Пиховшек: Плюс еще есть же меморандум с МВФ опять-таки о повышении газа с 2020 года.

Виктор Медведчук: Они будут требовать это, они будут продолжать это требовать, и, более того, вы сами понимаете, что сейчас даже один из руководителей представительства МВФ претендует на должность председателя правительства, премьер-министра Украины, вы сами понимаете, что политика МВФ ему будет не чужда, как и господину Зеленскому. И поэтому то, что ждет команду власти, и то, что ждет наших граждан, – ну, это серьезный вопрос того, что эти цены снова будут повышаться. Хотя мы считаем, что эта цена не может повышаться выше 4000 грн за 1000 кубов, и это ж не просто с потолка, и это не с билборда, и это не с лозунга, а это с конкретики, которую мы предлагаем, в том числе и предлагаем за счет прямых поставок газа с РФ. Но вся эта история в ближайшие месяцы закончится. Закончится она чем? А тем, что карты вскроются, они будут на столе, и их будут все видеть, точно так, как увидели и тогда, когда мы начали об этом говорить. Это к вопросу того, что может сделать фракция в 50 человек. Это только частность, а сегодня очень много ситуаций, которые связаны с тем же миром, принятием законов, отстаиванием позиции в том или ином вопросе. То есть мы сможем сделать очень многое. Да, не все, но многое, и самая главная задача перед оппозицией стоит принуждать власть, делать так, чтобы власть действовала в интересах людей, а если она этого не делает, то открывать глаза людям на действия власти, что она так не поступает.

Вячеслав Пиховшек: Для очень многих людей прохождение в парламент, еще и с таким серьезным успехом (я хочу подчеркнуть для зрителей – намного серьезнее, чем «Оппозиционный блок» 5 лет назад, прохождение «Оппозиционной платформы – За жизнь» с между 12 и 13%), как и ваше личное прохождение в парламент, – это знак, символ надежды. Вот если бы применить такую аналогию, я думал, когда формулировал этот вопрос, вот где мы сейчас находимся, если сравнить это с периодом Великой Отечественной войны?

Виктор Медведчук: Смотрите, что собой представлял парламент образца 14-го года, который сейчас станет историей, через несколько дней? На 70–75% он состоял из правых и правых радикалов. Бесспорный факт? Бесспорный.

Вячеслав Пиховшек: Да.

Виктор Медведчук: Сегодня парламент, а мы уже знаем, мы можем оценивать качественный идеологический состав, сегодня он состоит в основном из центристов.  Я именно так расцениваю сегодня и идеологию, и те одиночные заявления о своей позиции партии «Слуга народа», это где-то центристы. Я не знаю, они правые центристы, левые центристы, но все-таки это не правые, пока не правые, насколько это можно определить, исходя из сегодняшнего дня. Более того, есть ли остатки «партии войны»? Есть. Они есть, и это и фракция господина Порошенко, и фракция господина Вакарчука. Это люди, которые с учетом радикальных заявлений, отдельных радикальных заявлений, они могут представлять правый сектор. Но это не так много. «Оппозиционна платформа – За жизнь» больше, чем они вместе. И это уже означает, что, если ядро парламента – центристы, есть «Оппозиционная платформа – За жизнь», которая выступает и с позиции центра, и с позиции левого центра, есть правоцентристы или правые, но это не правые и не правые радикалы в составе 75%, поэтому ситуация изменилась. Обратите внимание, что не прошли представители правых радикалов – партии «Свобода», «Национальный корпус», «Правый сектор» и многие другие. Они не прошли в парламент, это означает, что люди дали свою оценку. Более того, смотрите, насколько сильные были представители-мажоритарщики партии «Свобода» в Киеве. Да, я был уверен, что там три или четыре человека, которые вели активную публичную политику, выступали кардинально со своих позиций и действительно демонстрировали ее на протяжении всех 5 лет. То есть у них идеология стояла на первом месте, и они не просто приверженцы, они реализовывали эту идеологическую линию, но они не прошли, они проиграли все округа, все округа в Киеве выиграли представители «Слуги народа». Что это? Неизвестно. Пока известно о том, что эти люди, которые должны были, по сути, по предположению пройти, не прошли, пришли другие, да? Значит, люди нацелены на что-то другое, и это «что-то другое» уже не связано с вот этими, скажем, радикальными, радикальными, полярными, полярными местами, то есть нерадикалы с одной стороны, нерадикалы с другой стороны, а все идет и движется к центру. Я думаю, что если это так произойдет и если позиция будет центристской, которая будет превосходить все остальное, то, может, на сегодняшний день это серьезный шаг Украины по пути именно развития, по пути удовлетворения того, что хотят люди, исходя из защиты своих интересов и улучшения уровня жизни. Может быть.

Вячеслав Пиховшек: Классически в парламенте всегда формируется кто-то, какая-то коалиция, в данной ситуации это, наверное, уже не коалиция, а монобольшинство. Сколько будет оппозиций? Получается, что Порошенко тоже объявит о своей оппозиционности.

Виктор Медведчук: Видите, я думаю, что в оппозиции, ну, это опять-таки правило технологическое, те, кто при власти, они при власти, а те, кто не при власти, по сути, должны быть в оппозиции. Объявляй это или не объявляй, но это оппозиция, которая не участвует в работе власти непосредственно. Поэтому кого возьмет в коалицию, если возьмет кого-то, партия «Слуга народа», неизвестно. У них достаточно голосов для того, чтобы коалицию создать на базе одной фракции, и это предусмотрено Конституцией. Кстати, очень интересный момент. Когда-то был серьезный спор, когда я был автором конституционной реформы 2004 года, то возник вопрос: скажите, вот мы предусматриваем то, что коалиция – это не менее две фракции, это объединение не менее двух фракций. У нас было так записано. И на каком-то этапе начались споры по поводу того, а вот, если будет одна фракция, так она что, для видимости будет вступать в коалицию с кем-то только потому, что в Конституции мы запишем, что коалиция – это объединение двух фракций? И вот, кстати, тогда я настоял на этой позиции по поводу того, что одна фракция тоже может создать. Хотя тогда, я вам хочу сказать честно, надо мной даже посмеивались, что в Украине это невозможно. Видите, стало возможно.

Вячеслав Пиховшек: Ну, был опыт 90–94-х годов, когда была коалиция, «Группа 239», пусть это не коалиция.

Виктор Медведчук: Ну, 239 – да, это не коалиция, но тогда было, был пример. Ну, было, когда в 98-м году было 124 коммуниста, там около 35 было социалистов и селян, и все остальное. Никто не мог предположить, что может наступить такой момент, когда политическая партия может взять столько мандатов, ну, это действительно объективно, да? Но так случилось, и я считаю, что правильно тогда поступили, когда голосовали за изменение в Конституцию, реформу 2004 года, что предложили такой вариант. Потому что представьте сложность сегодняшнего дня: у них 253, там, голоса, или 250, да, а они для того, чтобы создать коалицию, должны кого-то искать из союзников. А это значит торговаться, извините за выражение, с этим союзником, идти на удовлетворение каких-то интересов, а этот союзник, если он не до конца представляет порядочную политическую силу, будет спекулировать на этом, будет шантажировать, будет играть роль – у нас же очень принято такое, есть статус такой золотой акции. Там у них может быть 17–20 человек, но у них будет статус золотой акции, говорят: «Мы завтра выйдем, и у вас коалиции нет». А нет коалиции –  значит, и представительства, начиная с премьер-министра и заканчивая многими должностями в парламенте. Поэтому я думаю, что все-таки они пойдут по пути создания коалиции на базе своей фракции. Ну а кто у них будет союзниками или может они кого-то возьмут в коалицию, они тоже будут при власти. А все остальные должны быть в оппозиции. Я могу сказать, что «Оппозиционная платформа – За жизнь» точно будет и уже находится в оппозиции.

Вячеслав Пиховшек: Исходя из этого, классическое формирование оппозиции в парламенте предполагало раньше (потому что до Порошенко все было немного раньше, все было немного по-другому, чем теперь) контроль над парламентским комитетом по свободе прессы, контроль над регламентным комитетом, возможно, бюджетным комитетом, какая позиция...

Виктор Медведчук: Возможно, кстати, эти три комитета всегда предполагалось по сути, но не по закону, потому что не было такого, да, что это является достоянием оппозиции. Потому что это именно те вопросы, где не власть, а оппозиция должна контролировать и законодательную деятельность, а после реформы 2004 года еще и контрольные функции, контрольные функции парламента уже предусмотрены Конституцией в этих вопросах, и свободы слова, и бюджета, и регламента. Ну, вы же знаете опыт последней Верховной Рады, которая сейчас уходит в историю. Оппозиция там вообще не имела ни одного комитета, тем более тех, о которых мы с вами говорим. Поэтому как будет сейчас, мы не знаем. Почему? Потому что люди, которые сегодня располагают 226 и более, они могут принять любое решение, и они могут проигнорировать сегодня требования или необходимость, чтобы у оппозиции были свои рычаги и механизмы в вопросах законодательной деятельности. Раньше, кстати, когда были режимы, которые оппозиция называла преступными очень часто, и вы это, Слава, очень хорошо помните, да, всегда и в президиуме были представители оппозиции, и в парламенте, давайте, допустим, вспомним того же господина Ющенко, «Нашу Украину» 2002 года образца. Я хорошо помню, потому что я тогда был в парламенте, и когда решался вопрос, ни у кого даже в мыслях не было, что, имея 226, можно проигнорировать интересы оппозиции. У представителя власти было 13 или 14 комитетов, 12 комитетов или 11, у Ющенко было 10 комитетов, в президиуме сидели представители, сидел представитель оппозиции, и никто не собирался никого вводить в заблуждение или пытаться монополизировать, узурпировать всю власть в парламенте. Но в 14-м году это получилось, ну, нельзя же сегодня сказать о том, что это может не получиться сейчас. Не хотелось бы, но мы и к этому готовы, потому что мы привыкли к этому.

Вячеслав Пиховшек: На прошлой неделе Associated Press и Reuters, и немецкая газета «Райнише пост», которую я сегодня читал, высоко оценили результат «Оппозиционной платформы – За жизнь». Сегодня немецкий журнал «Шпигель» пишет о том, что вы можете стать лидером самой сильной оппозиционной фракции. Здесь не сказано единоличным лидером, не сказано ничего, но фактически, подчеркивается лидерство. Вы будете главой этой фракции?

Виктор Медведчук: Вы знаете, во-первых, это должна решить фракция, кто будет возглавлять фракцию, да? Это будет тогда, когда будут подведены итоги, когда фракция соберется уже с полномочиями, она тогда определит, кто будет и каким образом будет руководствоваться фракция в вопросах действий в парламенте. Пока об этом говорить рано, я считаю.

Вячеслав Пиховшек: Вы уже сказали о том, что фактически действия «Оппозиционной платформы – За жизнь» принудили как минимум «Нафтогаз» к реагированию в отношении снижения цены и переговорам, которые предполагали в Москве, в Санкт-Петербурге, снижение на 25% для конечного украинского потребителя цены на газ. Еще один факт – это то, что наконец этот странный человек, странный президент Зеленский, накануне выборов позвонил президенту Путину, и это преподносится как чуть ли не выдающийся акт, хотя это всего лишь запись... в регистрации...

Виктор Медведчук: Я даже сам высоко оценил в разговоре с господином Путиным в Санкт-Петербурге, что к этому многие люди и я лично относился с таким повышенным воодушевлением.

Вячеслав Пиховшек: И вот, конечно, я изучал и то, что сказал во время горячей линии, прямой линии с президентом России. Президент России Путин назвал Зеленского талантливым человеком и сказал, подчеркнул несколькими словами, что пришло время действий, надо снимать указом президента блокаду Донбасса.  С таким результатом на президентских выборах, конечно же, само направление партии мира как противоположной к «партии войны» очень сильно увеличивается, само влияние.  Ожидаете ли вы дальнейших каких-то действий Зеленского в сторону мирного урегулирования конфликта на Востоке Украины?

Виктор Медведчук: Ну, начнем с того, что этого ожидают 80% наших граждан. Они считают, что мир на Донбассе и прекращение боевых действий должны наступить, это требование людей, и это самое высокое ожидание и во время президентской кампании, и во время парламентской, поэтому я среди этих 80%. Более того, я считаю, что мир можно установить, боевые действия прекратить, и надо это сделать, но это обязанность власти, обязанность Зеленского, обязанность его фракции, потому что она составляет большинство в парламенте. Вы помните слова о том, что Минские соглашения предполагают политическую часть, где необходимо принять ряд законов, в том числе и изменения в Конституцию, и я здесь хочу сказать о том, что, безусловно, мы будем поддерживать подобные действия, и нас просить об этом не надо. Потому что мы сторонники мирного урегулирования, у нас есть разработанный план мира, и он предполагает так, как и предполагают Минские соглашения,  принятие  закона об амнистии, закона о выборах, внесение изменений в Конституцию в вопросах особого статуса и введение в действие закона об особом статусе. Здесь я хочу сказать о том, что позиция нашей партии, нашей фракции в парламенте будет следующей. Да, вы знаете о том, что были разные точки зрения у господина Порошенко, у парламента, который не хотел выполнять Минские соглашения, то есть в парламенте никогда не было ресурса, в этом парламенте, потому что тот, который был распущен в 2014 году, он принял и закон об амнистии, который не был подписан и не вышел за стены Верховной Рады. Тогда был принят закон об особом статусе, об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской области. Но он потом был заблокирован, и в настоящее время он не действует, потому что из десяти девять статей не работают. И не приняли тогда ни закон об амнистии, ни закон о выборах. Тот парламент, который пришел в 2014 году, этого делать не собирался, потому что опять-таки он состоял из правых и правых радикалов, и там был совсем другой настрой. Сейчас, как мы уже говорили с вами в дискуссии, состав парламента изменился, и фактически парламент может идти по пути Минских соглашений, тем более господин Зеленский пока, скажем, осторожно, как и его команда, говорит: «Да, естественно, мы будем работать над реализацией Минских соглашений». Правда, члены его команды говорят о том, что это надо делать только потому, что к ним привязаны санкции против России, которые надо усиливать, то есть это спорные моменты или моменты, которые говорят о том, что они Минские соглашения не признают. Но ожидания людей, я возвращаюсь к тому, с чего я начал: 80% требуют от них непосредственно принятия, принятия сегодня этих законов во исполнение Минских соглашений. Есть вопрос: когда они могут это сделать сами? Естественно, мы будем за это голосовать, но есть вопрос изменения Конституции, и я хочу сказать, что господину Зеленскому и его фракции в парламенте, которая насчитывает 250 человек, не нужны другие попутчики в этом вопросе. Фракция политической партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» готова голосовать за изменения в Конституции, и вместе таким образом мы получим более 300 голосов для того, чтобы внести изменения в Конституцию. Ему не надо договариваться с правыми или убеждать их. Если он пойдет по этому пути, мы его поддержим. И мы говорим сегодня: у него реально есть тот объем и то количество голосов депутатов, которые могут внести изменения в Конституцию, касаясь того, что записано в Минских соглашениях, утвердить особый статус Донбасса для разрешения этой проблемы и установления мира.

Вячеслав Пиховшек: Исходя из ваших слов и из логики, которую вы говорите, и исходя из какой-то конкретики, которая видна по политике Украины, вот такого массового доверия было 73%, 43% – на парламентских выборах, как у Зеленского сейчас, у него наверняка дальше не будет. Могу ли я понять ваши слова таким образом, что сейчас, на максимуме доверия, в том числе и в ситуационном голосовании с «Оппозиционной платформой – За жизнь», Зеленский мог бы провести эти изменения в Конституцию?

Виктор Медведчук: Я считаю, мы просто говорим об этом, мы считаем, что он обязан это сделать, он обязан сделать, причем он обязан сделать это сейчас, вот в первые месяцы работы в парламенте, если он действительно хочет мира, если он действительно хочет прекращения боевых действий, если он хочет договоренностей, которые могли бы принести возвращение Донбасса в Украину, а Украину на Донбасс. Есть такая возможность сделать, и голоса для этого есть, то есть, если у него есть политическая воля, значит, есть политическая воля у партии. У нас она есть, она была, есть и будет. И если объединить эти голоса, то мы можем внести изменения в Конституцию. Вот главное, о чем мы сейчас говорим, не говоря уже о других законах, где будет наша поддержка однозначно, которая, может быть, им и не нужна, но мы ее, безусловно, окажем, потому что это наша позиция, позиция, направленная на мир, позиция, направленная на прекращение боевых действий, главные ожидания, которые ждут люди и от президента, и от народных депутатов.

Вячеслав Пиховшек: Ну, и, конечно, если бы Зеленский пошел таким путем – вместе с голосованием с «Оппозиционной платформой – За жизнь» за эти изменения в Конституцию и за имплементацию всех пунктов, предусмотренных Минскими соглашениями, это бы свидетельствовало о том, что он, что это первый после президента, первый президент после Порошенко, который вышел из-под внешнего управления. Он бы доказал бы действиями.

Виктор Медведчук: И самое главное, Слава, я бы добавил очень важное: да, о том, что это свидетельство того было бы, что эта политическая сила, возглавляемая господином Разумковым, представляющая интересы президента Украины господина Зеленского, точно хочет мира. Если они по этому пути не пойдут, значит, искреннего объективного желания мира у них нет. По-другому мир установить на Донбассе невозможно, и все попытки господина Порошенко и его команды, включая «партию войны», которая ему «помогала» это сделать, а фактически не делать то, что называется миром, свидетельствует сегодня об одном: если не будет политической воли партии, которая может голосовать, я на первое место ставлю партию, потому что партия голосует, поддержки господина Зеленского, то у нас не будет мира, потому что без выполнения политической части Минских соглашений мы не сдвинемся ни на шаг вперед. Можно сегодня говорить о переходах, о разведении воск, о том, что сегодня, когда мы говорим по поводу Станицы Луганской, по поводу Станицы Петровской, Золотого, где в порядке эксперимента с 16-го года пытаются развести силы, хотя их надо развести по всей линии соприкосновения, которая сегодня составляет 412 км, а мы говорим только про эти три участка, потому что это было решение последней очной встречи в Берлине в октябре 2016 года, и до сих пор не выполнили. Вот сейчас выполнили по Луганской, но ведь немногие знают о том, что то, что было выполнено раньше по Золотому и Петровской, там уже есть нарушения по серой зоне, и там надо тоже восстанавливать это разведение. Так вот, не вопрос в разведении, не вопрос прекращения боевых действий, все это очень важно, все это включается в комплекс минских мер, реализации Минских соглашений. Вопрос заключается в сути: пока не будет реализована политическая часть Минских соглашений (это 4 законодательных акта, включая изменения в Основной Закон), мы в этом вопросе не продвинемся ни на йоту, и если господин Зеленский хочет этого, он должен идти по этому пути. Мы его на этом пути обязательно поддержим.

Вячеслав Пиховшек: Еще не будучи в парламентской фракции, не будучи членом парламента, и так уже очень многого в процессе трех переговоров в Москве и в Санкт-Петербурге вам удалось добиться, в результате встреч, вы не применяете почему-то слово «переговоров» для данного, для данного аспекта. Это и разблокирование транзита украинских товаров по территории Украины.

Виктор Медведчук: Одностороння отмена санкций России в отношении Украины.

Вячеслав Пиховшек: То есть уже очень много удалось добиться. Объясните, объясните вот это – дайте вашу оценку, скорее так правильно сказать, вот этой вот какой-то даже детской обиде Зеленского, вот «президент Путин до сих пор меня не поздравил» – вот о чем это вообще? Хотя президент России много раз говорил, что мы ждем конкретных действий, мы хотим по действиям как-то предпринять.

Виктор Медведчук: Господин Путин неоднократного говорил, в том числе и в последнее время, по поводу того, что они ждут отношения к Минским соглашениям и ждут конкретных действий от новоизбранного президента Украины по отношению к тому, в том числе и к миру, и по отношению к взаимоотношениям между РФ и Украиной, это правда. Более того, даже когда речь шла об активизации или попытках активизации «нормандского формата», то в разговоре в Осаке между господином Путиным и президентом Франции Макроном, есть это в стенограмме, было указано о том, что господин Макрон сказал, что, конечно, надо встречаться, только мы же не можем проводить встречу ради встречи. То есть нужны какие-то сдвиги. Ну, во-первых, надо выполнение решений последней встречи, о которой мы уже говорили, октября 16-го года. Во-вторых, надо действительно высказать отношение и говорить, «мы движемся в этом направлении, мы готовы к тому-то, к тому-то», и тогда можно встречаться и принимать решения. То, что вы говорите о господине Зеленском, оно имеет право на существование. У меня есть она надежда, такая осторожная, да? Я все-таки думаю, что действия господина Зеленского – я хочу в это верить, хочу – были связаны в первую очередь сначала с одной кампанией, с президентской, а потом с парламентской. Он не хотел занимать какие-то, скажем, кардинальные позиции по тем или иным вопросам, в ожидании того, что люди ему уже поверили на президентских выборах, и теперь люди, людям не надо помешать, чтобы они доверили его партии, партии «Слуга народа». Хочется верить, что после того, после выборов, уже сейчас, он может занимать более радикальные позиции в тех вопросах, если действительно эти вопросы будут взяты им на вооружение для реализации и для достижения главного – мира. И это мы увидим в ближайшее время. Если мы это увидим, то тогда ожидания правильные. Если мы этого не увидим, то понятно тогда, что или есть внешнее управление, а оно не отменялось. Я вам могу сказать, как ввел Вашингтон внешнее управление США в Украине в 14-м году, так оно существует сегодня. Мы это видим по многим вопросам – и по позиции господина Зеленского, которой раньше не было, а есть сегодня, и по вопросам вступления в НАТО, и по вопросам отсутствия желания вести прямой диалог, прямые переговоры с представителями Донецка и Луганска, в том числе и отсутствия желания вести переговоры с Москвой, о чем он говорил, что «мы не будем вступать в переговоры», на разных этапах уже его деятельности как президента. То есть мы это все видим, но так долго продолжаться не может, ему надо будет занимать позицию, и это будет позиция или за, или против, и оценка будет уже формироваться в связи с этими его действиями.

Вячеслав Пиховшек: Если говорить о внешнем управлении, то здесь возникнет, уже скорее раньше, чем позже, четкий индикатор, кого он поставит премьер-министром, кого он будет предлагать. Если это человек, связанный с Вашингтоном или, потому что пока кандидатуры называются хуже, чем Яресько на самом деле, которая работала, то в отношении вот надежды существует, конечно, еще один вариант: он может еще тянуть время, рассказывая о том, что вот после местных выборов в Украине, хотя непонятно, причем тут они, он займет более четкую позицию, он ее выскажет. Но не могу не спросить, постольку, поскольку страна находится в периоде правовой даже не турбулентности, а правового беспредела, насколько «Оппозиционная платформа – За жизнь» готова к местным выборам, готова принять в них участие тоже? Люди живут на местах.

Виктор Медведчук: Давайте сначала не с местных выборов. Вы сказали: вот кому он предложит должность премьера? Ну, давайте начнем с того, что, учитывая, что я автор действующей Конституции, я могу сказать, что президент не может предлагать кандидатуру премьер-министра, его направляет коалиция. Конечно, мне можно возразить, что это одно и то же, господин Зеленский и партия «Слуга народа», но все-таки ради формальной точности, соблюдения Основного Закона, предлагать должна коалиция. Она направляется ему, а он направляет ее в парламент. Он не предлагает, он направляет то, что предложила коалиция, это первое. И я думаю, что здесь с учетом даже тех слухов, информации, и даже его определения, каким должен быть кандидат на должность премьер-министра, мы уже видим, кто это может быть, и об этом прямо пишут. Видимо, это так и будет. Ну, опять-таки это право политической силы, партии «Слуга народа», это право его, которое, может быть, уже и высказано партии, и партия будет поступать, именно исходя из интересов президента, то есть своего руководителя господина Зеленского. Здесь вопросов нет, это будет, потому что у них достаточно и голосов, и возможностей для того, чтобы сделать того или иного человека премьер-министром Украины. Когда вы говорите по поводу досрочных местных выборов, ну, конечно, мы же были готовы к досрочным парламентским выборам. Хотя я до сих пор считаю, что в этой части была нарушена Конституция – как специалист по вопросам конституционного права, как специалист в вопросах государственного устройства, – что была нарушена Конституция, что таким образом, как это было сделано, были назначены досрочные выборы. Но мы ведь поддержали это, потому что мы считали, что роспуск прошлого созыва парламента – это было святое дело, он не пользовался доверием, его надо было разогнать, и его разогнали. Когда сейчас говорят о местных советах, то я не вижу объективной необходимости проводить их досрочно. Но если власть так решит, а она сегодня фактически сконцентрирована в одних руках, и если примет такое решение, то мы пойдем и на местные выборы. Конечно же, мы будем участвовать, конечно, наша партия, партийные организации региональные готовятся. И учитывая, что они провели одну кампанию, участвовали во второй кампании, как мы уже с вами отмечали, Слава, есть уже определенные результаты того, что мы прогрессируем, в вопросах донесения своих идей, популяризации идеологии «Оппозиционной платформы – За жизнь» среди людей. Я думаю, что мы будем это продолжать делать и достигнем определенных результатов, в том числе и на местных выборах, и они будут более существенными даже, чем на парламентских. И когда я вам перечислял, что партия по результатам парламентских выборов является первой в двух областях, второй в семи и третьей в пяти, я назвал уже 14 регионов. Это серьезная заявка, в том числе и на досрочные местные выборы, если они будут. Не будет досрочных, будут очередные – мы будем в них участвовать. Мы будем выставлять кандидатов во всех крупных городах, в первую очередь Юго-Востока, у нас будут кандидаты на мэров Одессы, Харькова, Кривого Рога, Днепропетровска. Мы будем серьезно представлены, и мы к этому готовимся, и этот процесс у нас не останавливается, он продолжается.

Вячеслав Пиховшек: В одном из ваших интервью, которое я видел, это было включение фактически из Москвы после переговоров с премьер-министром России и с руководителями фракции «Единая Россия» и Государственной думы России, вы перечислили по пунктам, что удалось и каким путем идете. Там шла речь о межпартийном диалоге и о меморандуме о сотрудничестве и о работе гуманитарной подгруппы. Сейчас у вас появляется новый инструмент. Парламент традиционно всегда создавал межпарламентские комиссии, Украина – Россия, наверняка; какие – вы сказали там, в этом включении, просто через запятую, о понижении уровня украинско-российских отношений, о том, что нет посла Украины в России, о том, что и нет...

Виктор Медведчук: И наоборот.

Вячеслав Пиховшек: Наоборот. Какие здесь...

Виктор Медведчук: Нет посла Украины в России, и нет посла России в Украине, то есть значительно снижен уровень дипломатических взаимоотношений. Это бывает только между странами, где действительно существует кризис таких отношений, он действительно существует, это объективно.

Вячеслав Пиховшек: Очень многие люди, кроме решения проблемы конфликта на Востоке Украины, ожидали, что Зеленский сделает как-то шаги, или хотя бы надеялись, в отношении нормализации украинско-российских отношений. Как и в каждом из этих дел, есть какое-то ключевое звено, за которое надо потянуть. Каким путем он должен идти, с вашей точки зрения?

Виктор Медведчук: Он должен руководствоваться интересами страны и интересами людей, а в чем заключаются эти интересы мы уже неоднократно сегодня в ходе нашей беседы, Слава, вспоминали. Интересы мира, мир на Донбассе, мир в Украине зависит от России? Я считаю, зависит. И влияние сегодня России, влияние Кремля, в том числе и на тех, кто руководит сегодня Донецком, Луганском, неконтролируемыми территориями, для Украины очень велико. Значит, надо вступать в отношения? Надо. Если мы вернемся к экономической ситуации, то то, что произошло в результате введения зоны свободной торговли с ЕС, это действительно вредные, пагубные последствия для экономики. Кстати, я когда встречался с депутатами Европарламента в Страсбурге, в Евросоюзе, я прямо об этом говорил. Они задавали мне вопрос, почему я так считаю, я обосновывал, и со мной соглашались депутаты, которые слушали меня, потому что мы действительно попали в этом плане. Почему? Потому что мы пытались соединить в одной экономической зоне несопоставимые экономики, которые разные по уровню, разные по развитию, и где одна поглощает другую, где одна довлеет над другой. Эта одна – это экономика Евросоюза, а другая – это экономика нашей страны, Украины. И я говорил и приводил примеры, что мы не можем идти по этому пути. Есть примеры Армении, которая действует в рамках соглашения так называемого Европейского сотрудничества системы GSP, это когда есть партнерство экономическое взаимовыгодное и которое не ограничивает Армению, которая, кстати, является членом Евразийского экономического союза, ко всему прочему, и при этом она торгует свободно с Евросоюзом. И экспорт, и импорт как Армении, так и Евросоюза является равным, она нашла выгоду и в одном – Евразийском экономическом союзе, что является следующим уровнем развития экономического объединения, которое идет после Таможенного союза. И с другой стороны, она наладила отношения с Евросоюзом и удачно проводит свой экспорт в Евросоюзе, и в том числе и получает импорт, как и наоборот. То есть надо искать пути, ведь сегодня задача, которая стоит перед «Оппозиционной платформой – За жизнь», мы считаем, что мы должны быть мостом между Европой и Востоком. Восток – это и Россия, и страны СНГ, и далее Китай, страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Вот как надо выстраивать экономику в интересах страны и людей, а не в интересах политических целей, где политику ставят во главе угла, а потом все, что остальное, это тот воз, который пристраивают, причем необязательно с четырьмя колесами, он может быть даже с тремя, к тому, чтобы что-то сделать. Ведь в 14-м году, когда господин Порошенко и Яценюк подписывали Соглашение об ассоциации, и зона свободной торговли, она же не вступила в действие. Она вступила в действие только 1 января 2016 года. А почему? Да потому, что госпожа Меркель настояла и настоял Евросоюз в лице Меркель, что вы полтора года возьмите для того, чтобы согласовать в треугольнике Евросоюз – Россия – Украина все вопросы, которые могут ограничить экономические потоки, характеры содержания экономического сотрудничества, чтобы не был нанесен ущерб ни Украине, ни России. Что сделала Украина? Проигнорировала. Были, назначались одно или два совещания, на которые Украина даже не приехала, они не хотели этого делать, в результате мы видим, что у нас получилось.

Вячеслав Пиховшек: Ну, мы надеемся, что люди, которые непосредственно отвечали за такую провальную, катастрофическую для украинской экономики, как тот же замминистра Пятницкий, когда-нибудь понесут не только политическую ответственность за свои поступки в отношении украинской экономики.

Виктор Медведчук: Слава, а что с этого? А людям как? За пять лет, за пять лет цены на газ выросли на 1000%, на отопление – на 1200%, минимальная заработная плата и прожиточный минимум сократились в два раза, мы потеряли десятки тысяч рабочих мест, закрыты тысячи предприятий, крупных и средних предприятий – и что? И что с уголовной ответственностью Пятницкого, Иванова, Сидорова, многих других? Мы же говорим об этом ущербе. Этот ущерб можно оценить? Нельзя.

Вячеслав Пиховшек: Нельзя.

Виктор Медведчук: И какой вред нанесен стране в целом, ее экономическому потенциалу, ведь даже завтра, если разворачиваться на 90 или 180 градусов, ведь все не получится сразу. Надо искать эти общие точки соприкосновения, пути восстановления отношений, но пока начнем с того, что их никто не ищет, окромя опять-таки политических сил, и в том числе «Оппозиционной платформы – За жизнь», которая говорит, что надо восстанавливать экономические отношения с РФ и странами СНГ.

Вячеслав Пиховшек: Более того, такое ощущение, что предыдущая власть, она сознательно загоняла и Зеленского, и любого такого, как он, в ситуацию, при которой любые его действия будут, мягко говоря, сложными для… разрыв мирного договора между Украиной и Россией на пустом месте.

Виктор Медведчук: Они будут расцениваться как непатриотические. Ведь в чем угол оценки действий, да? Чем занимался господин Порошенко? Антироссийская истерия и пещерная русофобия, он же возвел это в ранг государственной политики. Он возвел это в ранг государственной политики. И он сегодня, находясь и критически оценивая действия того же Зеленского, мы критикуем с одной стороны, он критикует с другой стороны, он говорит: «Да нет, это непатриотично, это непатриотично».

Вячеслав Пиховшек: Более того, скажите, существуют ли хоть бы какие-то правовые перспективы привлекать людей к ответственности за выражения «оккупационная платформа», то, что он делает, «ими должны заниматься спецслужбы»? Эти люди, ведь мы же видим, что эти правые радикалы, они по-прежнему достаточно влиятельны не в парламенте, они не могут пройти барьер, но они в обществе достаточно популярны. От имени журналистов телеканала NewsOne и «112» я бы хотел поблагодарить «Оппозиционную платформу – За жизнь» за защиту канала в двух вещах: хотели провести телемост, хотели показать фильм нобелевского лауреата Оливера Стоуна – получили атаки праворадикалов, во всяком случае то, что касается NewsOne, это сто процентов.

Виктор Медведчук: Лауреата оскаровского.

Вячеслав Пиховшек: Лауреата премии «Оскар».

Виктор Медведчук: Трех «Оскаров».

Вячеслав Пиховшек: И Зеленский, к сожалению, продемонстрировал то, что он солидаризируется с правыми радикалами в этой ситуации, заявляет, что антиукраинские какие-то действия, то есть праворадикалы могут ощутить силу.

Виктор Медведчук: Хочется верить, что он не солидаризируется, а он опасается их, хочется верить. Потому что, если у него есть какие-то попытки проявить определенные функции или движение по вопросам солидарности, тогда это действительно очень плохо, тогда это крайне отрицательно и негативно. А хочется верить, что он пока выжидает в этой позиции, опасается того, как на это отреагируют. Но если он будет дальше это делать, это значит, что он будет думать о своем реноме, о своем авторитете, пытаться сделать – быть хорошим для всех, этого никогда ни у кого не получалось. И более того, человек, который пришел во власть, и человек, который отвечает за интересы всей страны, начиная от суверенитета, независимости и заканчивая уровнем жизни людей, что можно было вообще поставить на первое место, он должен исходить из государственных, а не политических интересов. Надо закончить реализацию политических интересов человеку, который занимает главный пост в стране, и заняться государственной деятельностью. А деятельность эта в интересах большинства, эта деятельность в интересах страны в целом, а интересы страны сегодня диктуют, что можно сделать и как можно сделать. Потому что разговоры про НАТО не приведут Донбасс в Украину, разговоры про НАТО не наладят отношения экономические, которые позволят улучшить уровень дохода и уровень благосостояния людей. Надо говорить и делать совершенно другое. И если этого не будет, то будет соответствующая оценка, но это тоже ведь не выход, потому что вы сейчас говорите, Слава, задали вопрос по поводу Пятницкого, там, или еще кого. Ну так же мы будем рассуждать или уже другие будут говорить через несколько лет, вот, ему люди должны дать оценку на очередных президентских выборах – ну и что? А эти годы вычеркнуты из жизни страны? Они вычеркнуты из жизни людей? Через беды, через то, что вот за последние пять лет миллионы стали нищими, благодаря чему? А если быть точными – благодаря кому? Благодаря той власти, это Порошенко, Яценюка, Гройсмана и многих других, той властной команде, которая довела страну до ручки. Значит, что через пять лет мы снова будем анализировать и оценивать и будем говорить: «Вот они виноваты»? Ну и что? Людям легче от того, то они виноваты?

Вячеслав Пиховшек: И вопрос в отношении мирного плана Медведчука. Мы слышали высокие оценки со стороны президента Беларуси Александра Григорьевича Лукашенко, оценки со стороны президента России и министра иностранных дел России, руководства Госдумы, представителей России и Беларуси в Трехсторонней группе в Минске, слышали, конечно, позитивные оценки со стороны лидеров непризнанных ОРДЛО. На прошлой неделе мирный план был презентован в Европарламенте. Можно ли говорить, что постепенно намечается какая-то международная коалиции в поддержку вашего плана как дополнительный рычаг давления, влияния на Зеленского? Можно ли об этом говорить?

Виктор Медведчук: Вы знаете, ну, безусловно, можно говорить, да. Но дело в том, что это же, по сути, что такое мирный план? Это переговорная позиция для того, чтобы выполнить, выполнить по процедуре и по содержанию Минские соглашения. Минские соглашения – безальтернативные, Слава, во всем мире, начиная от Вашингтона и заканчивая Москвой, Киевом, Донецком и Луганском. И во всей Европе. Потому что, во-первых, других нет, а во-вторых, все признают, что действительно это те соглашения, которые могут привести к миру. Поэтому план построен на Минских соглашениях. И когда мы, я говорил, и встречался, и обсуждал этот план, то как переговорная позиция он оптимальный. Не потому, что он, этот план, создан в недрах нашей партии и он сегодня внесен как раздел в программу нашей партии, а потому, что он реальный. А реальный он потому, что я в переговорном процессе с мая 2014 года, и я в принципе знаю и мнение людей, и ситуацию там, которая была в 2014-м и которая имеет место в 2019-м. И с каждым днем, с каждым месяцем, Слава, с каждым годом реализовать Минские соглашения все сложнее и сложнее, потому что у людей вырабатывается ментальность отношения и сознания к тому, что им надо сделать, а сделать им надо самое главное, и это и является основой плана. Мы говорим, что нам надо людей вернуть, не территории, а людей, а вернуть их можно только через их сознание. Значит, дойти до их сознания с преимуществами того, что их жизнь в Украине, когда они вернутся, будет намного лучше, чем та жизнь, которой они живут сегодня, а это надо не просто доказать, в этом надо убедить и надо найти вот эти точки соприкосновения, которые могут это все реализовать. И я еще раз подчеркиваю, с каждым днем это делать все сложнее. Да, в Европейском парламенте депутаты Европарламента, представители Великобритании, Германии, Испании, Италии, Бельгии – они все исходили из того, что ну а почему, почему власть? Ведь получается, что все готовы, вы их перечислили всех. В том числе и представители Донецка, Луганска говорят: «Да, мы готовы это использовать как переговорную позицию, мы поддерживаем мирные инициативы "Оппозиционной платформы – За жизнь"». Почему тогда киевская власть этого не делает? Вот почему? Порошенко понятно почему не делал – ему не нужен был Донбасс, потому что, если бы эти люди вернулись, они бы голосовали, и у него бы вообще никаких шансов не было. Ну, он же так не думал, ему не надо было несколько миллионов граждан, которые бы проголосовали против него или за его оппонентов, например, за ту же «Оппозиционную платформу – За жизнь». Но когда сейчас стоит вопрос о том, что есть новый президент, есть новый парламент, то сложно придумать аргументы, почему надо поступать не так, как записано в соглашении, а по-другому. И вопрос заключается: а почему? А какие для этого есть основания? Если мы начнем снова разговаривать на языке шантажа и ультиматума, я имею в виду киевскую власть, с представителями Донецка и Луганска, хотя они с ними вообще разговаривать не собираются, или будут пытаться это делать с Россией, или они будут проводить дальше политику, что санкции против России надо сохранить, и не только сохранить, их надо усилить, увеличить в объеме, то о каком мире может идти речь? А мир нужен кому? Опять-таки, возвращаясь к Александру Григорьевичу Лукашенко. Он говорил: «Так мир. А где боевые действия? В Украине? Мир нужен Украине». А кто должен инициировать? Президент Украины, власть Украины, так кто же это будет делать? Это будут делать люди из-за океана, из Вашингтона? В рамках внешнего управления в Украине? Или это будут делать европейцы? Это должны делать мы, это должны делать украинцы, это должна делать Украина. И главное – в первую очередь это должна делать киевская власть, сегодняшняя киевская власть.

Вячеслав Пиховшек: Спасибо большое за интервью, Виктор Владимирович.

Материалы этого раздела размещаются авторами самостоятельно в режиме свободной постановки. Редакция может не разделять позицию автора.

Уважаемые авторы! Просим вас не использовать сайт "Украинский выбор" для перепоста материалов с других источников и рекламы товаров и услуг. Благодарим за понимание и сотрудничество.
Комментарии (0)