Критерии оценки
Актуальность:
Грамотность:
Стиль:
Комментариев:
0
Рейтинг статьи:
0

Ваши комментарии и оценки формируют рейтинг публикации. Лучшая публикация попадает в ТОР и это дает возможность автору стать экспертом сайта.

Внимание!
Автор самостоятельно размещает свои материалы на нашем сайте и несет за их достоверность полную ответственность. Редакция не всегда разделяет мнение автора.

Live
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Ирина Русенко 29.05 10:35 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Гость Из Будущего 26.05 05:02 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Ирина Русенко 22.05 15:31 — комментирует статью Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:58 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:57 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:45 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:43 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:03 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:02 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
Гость Из Будущего 12.05 15:13 — комментирует новость Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Алекс Короткий 10.05 23:31 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Алекс Короткий 10.05 23:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
Таїсія Попович 10.05 23:14 — комментирует новость Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Таїсія Попович 10.05 22:11 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Таїсія Попович 10.05 22:08 — комментирует новость В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Саша Жук 10.05 15:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Таїсія Попович 10.05 14:49 — комментирует новость Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:48 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:18 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
С днем Великой Победы!
Таїсія Попович 10.05 14:14 — комментирует статью С днем Великой Победы!
Интервью

Интервью Виктора Медведчука телеканалу NewsOne, программа «Большой вечер»

Голованов: Триває «Великий вечір», дякую всім, хто залишається з нами з самого ранку, і тим, хто приєднався тільки-но зараз. Вітаю. У студії Василь Голованов. Як ми анонсували, народний депутат України, голова Політради «Опозиційної платформи – За життя» Віктор Медведчук. Вікторе Володимировичу, вітаю.

Медведчук: Добрый вечер.

Голованов: Традиційне запитання, з яким настроєм їхали до нас на ефір і чим зайняті ваші думки останнім часом?

Медведчук: Вы знаете, я на NewsОne всегда езжу с хорошим, бодрым, жизнерадостным и твердо убежденным настроением.

Голованов: Дякую. Щодо думок ‒ що думаєте?

Медведчук: Мыслей много разных, безусловно, эти мысли связаны с политической деятельностью. Вы абсолютно правильно представили: кроме того, что я народный депутат, я руководитель, председатель Политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь». И перед партией стояли, стоят и будут стоять очень важные стратегические задачи. Задачи, если можно сформулировать коротко, ‒ это интересы людей. И мы это делали, делаем и будем делать – добиваться реализации этих интересов.

Голованов: Що змінилося в ВР з тих пір, коли ви були там у попередньому скликані?

Медведчук: Интересный вопрос. Я вам хочу сказать: действительно, последний раз я покинул стены Верховной Рады в июне 2002 года, то есть 17 лет я фактически не был в Верховной Раде, да, фактически не был ни разу. Даже в помещениях Верховной Рады. Как-то приезжал к Морозу, несколько раз встречался, когда он был председателем Верховной Рады Украины. А так в принципе в зале не был. Естественно, что сами помещения не изменились. Более того, как заметили отдельные работники секретариата, острые на язык, Виктор Владимирович, когда вы были последнее время здесь первым заместителем председателя Верховной Рады, когда вы меняли дорожки и многое другое – с тех времен ничего не поменялось. Может, это и хорошо, вы знаете, стабильность, она впечатляет, стабильность создает нормальную атмосферу для работы единственного высшего законодательного органа страны. Поэтому все нормально, тот же зал. Люди другие, абсолютно правильно. Почему? Потому что за 17 лет поменялось очень многое, поменялись и люди, и, конечно же, состав этой Верховной Рады явно отличается от Верховной Рады предыдущего, восьмого, созыва. По многим вопросам она не столь радикальная, потому что, видно, радикальные настроения не получили поддержки, доверия наших граждан на выборах, и это естественно. Вы видите, кто прошел в Верховную Раду, это и есть интересы людей. Поэтому с этим все нормально. Майдан и постмайданные настроения улетучились, и люди, видимо, дали правильную оценку тому, что произошло в ноябре 2013-го – феврале 2014 года, оценили это и проявили свое доверие к тем людям, которые, на их взгляд, могут изменить жизнь к лучшему.

Голованов: Ви сказали, змінилися люди у Верховній Раді. Наскільки якісно змінилися народні депутати? Тому що ми останнім часом чуємо про нефаховість народних обранців.

Медведчук: Вы знаете, в этом вопросе я консерватор. Консерватор в плане поддержания той точки зрения, которую, в том числе и я, неоднократно высказывал, и вполне убежденно и обосновано. Она заключается в том, что, к сожалению, каждый последующий состав парламента за годы независимости хуже предыдущего. И я могу не только об этом говорить, я могу это аргументировать, потому что я был депутатом второго созыва, третьего и четвертого созыва. И я помню даже на этих трех созывах. И если исходить из сравнительных характеристик, то насколько второй созыв был сильнее третьего. И точно был сильнее четвертого. И последующие пятый, шестой, седьмой, восьмой, которые прошли вне меня, вне моего присутствия, эту тенденцию подтверждают. Кстати, я вам хочу сказать, что это касается и президентов страны. Что каждый последующий, к сожалению, был по многим своим качествам хуже предыдущего. И эта тенденция сохраняется, и это вызывает, я вам честно скажу, Василий, не только глубокое разочарование, не только неудовлетворенность – понятную и обоснованную, но это вызывает и тревогу за дальнейший путь развития Украины, за ее будущее и многое другое. Если падает уровень профессионализма – о чем мы уже сказали, это правильные характеристики. Потому что, знаете, те, кто не попал в ВР, могут говорить: да мы ж были лучше, а они хуже, и все остальное. То, кроме амбиций и кроме, скажем, себя любимого, или подчеркнуто в отношении, что для себя любимого – те, которые об этом говорят, они еще и правы в реальности тех оценок, которые звучат. Потому что, ну, вот не было никогда такой ситуации, как в 9-м созыве, когда одна фракция насчитывала изначально 254 депутата. То есть составляет, во-первых, монобольшинство ‒ монобольшинство. Во-вторых, она играет роль коалиции. Кстати, они должны сказать мне спасибо, потому что я как автор конституционной реформы 2004 года, когда мы ее принимали, я ее разрабатывал. То на одном из этапов мне задали вопрос: Виктор Владимирович, смотрите, вы предусмотрели в одной статье Конституции создание коалиции, когда несколько фракций могут создать коалицию, в которую должны входить более 226 депутатов. А если, допустим, будет одна фракция? Я задумался. И подумал, ну, вряд ли в украинском политикуме такая ситуация будет возможна. Вряд ли. Но подумал, что как юрист… мы же делали эту реформу и вносили изменения в Конституцию в расчете на десятилетия, на года. На всякий случай, думаю, надо это написать. Вот что бы произошло, если бы я тогда не исходил из, скажем, перспективы будущего, будущих десятилетий? Потому что в Конституцию надо закладывать нормы, которые действовали бы постоянно. Ее нельзя менять каждый год или каждые пять лет. Даже каждые 10 лет – это тоже вредно, да? Вот если бы этого не произошло, то мы б столкнулись с ситуацией, что было записано: коалиция большинства, которая имеет право предложить премьера, сформировать правительство и вообще принимать решения, она может иметь место только тогда, когда две или более фракции создают это большинство, где более 226. И вот им бы пришлось брать в партнеры кого-то из тех фракций, которые были бы в парламенте. Ну, «Оппозиционная платформа – За жизнь» на это не претендовала никогда – по абсолютно естественным причинам: мы были в оппозиции и к г-ну Зеленскому изначально, и, естественно, к партии «Слуга народа». Ну, это мог бы быть «Голос» или могла бы быть «Батькивщина». Но ведь каждая из этих фракций, ощущая, что они в этой ситуации обладали бы золотой акцией, выдвигала бы ряд требований, которые были бы малоприятны фракции «Слуга народа». Более того, они могли бы требовать все что угодно, потому что по-другому они бы не создавали вот это организационное большинство, имеющее место по Конституции. И которое имеет название «коалиция», которое дает им право на те или иные вещи. Поэтому в этом плане мы это предусмотрели – вот они смогли это сделать. И я, кстати, доволен, потому что у них все права, у них вся ответственность. Очень хорошо, когда есть одна партия, есть один президент, который представляет эту же политическую силу. Во-первых, у них есть монополия на власть во всем. Во-вторых, у них должна быть и монополия ответственности за все.

Голованов: А противаги які мають бути закладені, щоб не було узурпації?

Медведчук: Это уже из другой области. Это уже из другой области, это из Конституции. И которые были заложены в 1996 году, потом они реформированы, на мой взгляд, в положительном ключе в 2004 году, когда эта реформа принималась. И кстати, по этой реформе (конституционная реформа, автором которой я был) живет сегодня страна. Поэтому, например, это были контрольные функции парламента, которые были расширены по сравнению с текстом Основного Закона образца 1996 года. Было предусмотрено, что должен быть, например, закон об оппозиции, который Верховная Рада ни одна принимать не хочет, потому что, когда большинство становится коалицией, большинством, они не думают о меньшинстве, они начинают думать об этом тогда, когда они в меньшинстве. Вот такая уже украинская политическая ментальность, скажем так. Поэтому, конечно, противовесы должны быть. Конечно же, нельзя менять Конституцию, так как это начали делать «слуги народа», буквально в первые дни после прихода к власти. Почему? Потому что изменить структуру Конституции – это означает нарушить баланс прав и обязательств. Если нарушается баланс, то тогда надо выстраивать всю модель власти по-другому. Потому что монополизация власти, монополизация власти в одних руках  – это всегда бред для общества и для развития страны. Более того, я хочу сказать, что, когда конституционная реформа разрабатывалась, я как автор ставил задачу. Какую? Я объяснял вот публично эту позицию, что есть концентрация власти в руках президента. Я ‒ действующий тогда глава администрации. Потому что эта позиция была согласована, и я благодарен Леониду Даниловичу, он исходил из этой же точки зрения. Вот если есть концентрация власти в одних руках, и мы живем в президентско-парламентской форме правления (страна была президентско-парламентская), мы говорим: надо перейти на парламентско-президентскую формулу. Потому что демократия – это характерная черта для ментальности украинских граждан. Это философия, образ жизни украинцев – не политикума, а украинцев. Что начиная с древних времен, нескольких столетий, 17‒18 столетия, то есть все было связано с тем, что все-таки у нас не было такой концентрации власти, как вот царь в России, император. У нас это было все-таки больше коллегиально, то есть наша точка зрения, наша философия управления территорией или страной, она исходила из такого коллективного понимания. И поэтому мы пошли по пути парламентско-президентской формы правления. А сегодня что получается? У нас парламентско-президентская форма правления, а представители власти даже забывают об этом. Когда президент говорит: я решил, я там подал закон, надо, чтобы они приняли. Как Кабинет министров формировался? Ведь он должен формироваться по-другому. Это большинство, коалиция должна была рассматривать кандидатуру, подать ее президенту, а президент должен был вернуть ее на утверждение. Это церемониальная вещь, предусмотрена Конституцией. Мы же это не скрывали. А получается так: он сказал, премьер, правительство, как у вас, в том числе и в эфире, говорила г-жа Анна Скороход (я правильно говорю, да?). Как она говорила? Нам сказали, что вы сможете задать вопрос. Потом сказали: не-не-не. Вот пришли за 15 минут, вот этот Кабмин, состав, вы за него голосуете, потому что президент за них отвечает. Стоп! Не президент! Ну не президент. Я утверждаю, как автор той части Конституции, по которой живет страна: не президент, а именно парламентская коалиция. Вот это монобольшинство отвечает. А они сняли с себя ответственность, это уже нарушение закона.

Голованов: Ну, нібито зняли. Те, що хтось прийшов і сказав, що президент відповідає, по факту не знімає відповідальності.

Медведчук: Но они же проголосовали.

Голованов: Ну, вони проголосували за президента.

Медведчук: Просто их сегодня выручает одна ситуация, Василий. Что и президент, и коалиция – это все одна политическая сила.

Голованов: І уряд. Про закон «Про опозицію» ‒ коротко. Ви кажете, що ті, хто при владі (більшість), вони про цей закон не думають, тому що думають, що прийшли навічно. Але наприкінці каденції вже більшість або напівбільшість «Народного фронту» і БПП, розуміючи, що все, їхній час минає – чому вони не протягнули тоді?

Медведчук: Так их не было до конца каденции. Раду-то распустили досрочно. Они ведь думали, что у них будет время до октября. Понимаете, более того, у них была настолько разбалансированная политика или отношения настолько разбалансированы, потому что они… Во-первых, они сводили счеты друг с другом. Во-вторых, у них не было единства все время. Потому что это всё под угрозами, под какими-то условиями сделок между одними и другими всё это происходило. Потому что в правительстве была половина представителей «Народного фронта», президент каким-то образом через это правительство принимал решения. Потом, естественно, были вот эти 80 человек или 84 депутата во фракции «Народного фронта», с ними надо было договариваться, потому что не было большинства. И вот это все было время не политического сотрудничества в интересах людей, а время политических сделок ради каких-то интересов той или иной политической силы. Вот «Народный фронт» говорил: надо в бюджет внести такие-то изменения, которые нам полезны. Почему нам полезны? Ну, отдельным депутатам. Отдельным корпоративным структурам. Отдельным коммерческим интересам. И они настаивали – Порошенко не мог ничего сделать. Потому что хотя у него было больше количество депутатов, он понимал, что без них он не примет бюджет, без них они не проведут или не протащат тот или иной закон, где заложен вот этот определенный, я бы сказал, далеко не законный экономический интерес, то есть бизнес-интерес. И поэтому вот это все не давало им возможности думать о будущем и о том, а может быть, как бы там подумать насчет подстелить соломки, когда падать будешь? Это то, что вы спросили. Но ведь до этого не дошли. То есть не нужна соломка, не нужно падать, а всегда надо думать. Вот пришел к власти – думай о том, что ты сегодня при власти, а завтра ты в оппозиции. И тебе должно быть нет, не комфортно, эта не подходит характеристика. Тебе должно быть удобно, чтобы твои функции, твои обязанности и твои полномочия ты мог реализовывать в интересах тех, кто за тебя проголосовал, но с учетом того, что этого было недостаточно, ты не смог придти к власти. И поэтому твоя обязанность – контролировать эту власть. Значит, надо получить механизмы контроля над этой властью.

Голованов: Про стосунки влада ‒  опозиція зараз хочу з вами поговорити. Чому? Державне бюро розслідувань (ДБР) внесло до Єдиного реєстру досудових розслідувань відомості про вчинення кримінальних злочинів керівництвом і співробітниками СБУ. У ДБР повідомили: інформацію про порушення закону отримали від представників «Опозиційної платформи – За життя». Політики заявляють, що департамент «К» СБУ отримав завдання організувати стеження і збір конфіденційної інформації про керівництво партії та народних депутатів від «Опозиційної платформи – За життя», зокрема про Віктора Медведчука, Нестора Шуфрича, Василя Німченка та інших з метою перешкоджання виконання ними службових обов’язків. При цьому ВР не давала дозволу на притягнення до кримінальної відповідальності зазначених депутатів. У партії заявили, що здійснення щодо них будь-яких оперативно-розшукових дій – незаконне і містить ознаки тяжких кримінальних злочинів, передбачених Кримінальним кодексом України. Нагадаю, про стеження за народними депутатами від «Опозиційної платформи – За життя» повідомив блогер Володимир Шамін, він також оприлюднив прізвища тих, хто нібито причетний до збору інформації проти політиків. Ідеться про Богдана Тиводара, начальника головного слідчого управління СБУ та Анатолія Дублика, начальника Департаменту захисту нацдержавності. Які  подальші дії, Вікторе Володимировичу, щодо…

Медведчук: Вы знаете, Василий, наша позиция в этом плане принципиальная и последовательная. Ну, во-первых, если правоохранительные органы,  в данном случае СБУ, не имеют на это права, то они не должны это делать.  Это действительно вопиющий факт беззакония, когда СБУ осуществляет оперативно-розыскные и контрразведывательные мероприятия в отношении действующий народных депутатов, действующих. Более того, на сегодняшний день депутатская неприкосновенность не отменена, она будет отменена с 1 января. И для всего того, что они делают, надо получать разрешение судов. Я же уверен, что таких решений судов нет, потому что суды не самоубийцы, чтобы идти на подобные шаги. Более того, о том, что такие действия осуществляли, например, в отношении меня точно и раньше, при г-не Грицаке, и они продолжались при г-не Зеленском и продолжаются после того, когда я и в том числе указанные товарищи (хотя многие из них были народными депутатами), снова обрели этот статус народного депутата – это факт. Причем у нас есть очень много сигналов. Это уже когда это стало вопиющим фактом возмущения, когда это начало сообщаться в СМИ, мы пошли по тому пути, что есть тот публичный сигнал, который должен быть обязательно доведен до справедливого решения. И мы обратись в ГБР, народные депутаты нашей фракции, и ГБР начало уголовное преследование указанных лиц. Это не только руководители СБУ, это еще и исполнители. Здесь более важный вопрос, потому что эти исполнители – они известны. Они известны, и они должны понести уголовную ответственность. Если ГБР до этого не дойдет, то мы подскажем, кто эти исполнители, потому что нам это известно. Мир, Василий, не без добрых людей. Не без добрых! И многие не хотят нарушать закон, потому что они знают, что незаконные приказы, по Конституции Украины, выполняться не могут. И, вы знаете, очень показательна ситуация, связанная с тем, что вот сейчас сообщили, буквально несколько дней тому назад, о возбуждении ряда уголовных дел и обвинений за тяжкие преступления в отношении г-на Грицака, бывшего председателя СБУ. Ну, во-первых, я считаю, что это надо было сделать, надо было сделать давно, но это не делалось по разным причинам. Я думаю, что то, что Высший антикоррупционный суд возбудил эти дела – есть для этого достаточно оснований. Более того, я думаю, что он будет нести ответственность. И, естественно, признают его виновным или нет – это решение суда, но то, что такие основания есть, я знаю. Потому что это касалось, в том числе меня. И незаконное уголовное преследование, и слежка, и все остальное без решения суда. Я все это хорошо знал. Я все это хорошо знал. И учитывая, что мы в определенной степени сотрудничали в вопросах обмена удерживаемыми лицами, я знал, как он относился к тем или иным вопросам, я знал о его так называемых проделках многих, которые он делал. Понимаете? И вот то, что сегодня происходит, это означает пример для сегодняшних руководителей СБУ и главных исполнителей. Что, уважаемые друзья или… они вряд ли для меня друзья. Уважаемые господа, запомните: если нарушается закон, если нарушается, то это все равно станет… все тайное становится явным. И здесь они, если их не привлекут сегодня, их привлекут к уголовной ответственности завтра. Есть единственный механизм, который может обезопасить. Этот механизм (это в том числе мое жизненное кредо) – законопослушность. Потому что, когда я был при власти, и когда я перестал быть при власти, то г-н Ющенко, а потом г-н Янукович, а потом Порошенко очень многое пытались мне доказать. Но, учитывая мою законопослушность и то, что я это кредо исповедовал всегда, у них ничего не получилось. Поэтому мой совет как человека не последнего в юридическом мире нашей страны: соблюдайте закон, не нарушайте законы, и тогда к вам не будет претензий.  А вот те претензии, высказанные в отношении Грицака (и я считаю их обоснованными), и те претензии, которые мы высказали в отношении действующего состава и руководства СБУ, и исполнителей, они тоже обоснованны. Нельзя этого делать. Нельзя этого делать, потому что их судьба тоже может с этим столкнуться, а то, что ответственность наступит рано или поздно, это однозначно.

Голованов: Про закон, трохи про іншу тему, але про закон зараз пропоную поговорити. Рада розробить новий законопроект про так званий «особливий статус Донбасу», але вже після повернення президента з «нормандської зустрічі». Про це повідомив голова Верховної Ради України Дмитро Разумков. Мовляв, документ враховуватиме домовленості, що їх досягнуть сторони в Парижі. На «нормандській зустрічі» треба домовитися про реальні терміни повернення Донбасу. Такими очікуваннями поділився В. Зеленський. Також президент окреслив коло питань, на які треба отримати чіткі відповіді під час перемовин. Серед них, зокрема, деокупація Донбасу, обмін «усіх на усіх» та місцеві вибори на сході. Почуємо пряму мову.

Цитата: «Коли ми говоримо про звільнення наших хлопців або про обмін полоненими, тобто таке словосполучення "обмін усіх на усіх", і для нас усіх, для мене особисто, для суспільства також має бути більше конкретики. Ми хочемо всіх наших людей повернути додому, до їхніх сімей, до батьків. Я теж хочу говорити коли. Якщо всіх, то коли? Для мене відповідь на запитання "коли?" це конкретні терміни. Я хочу і в цьому питанні зрозуміти відповідь. Що там буде обговорюватися, яким чином, сухе воно або не сухе, мені здається, не має значення. Важливо ‒ це конкретні речі».

Тим часом у Кремлі наголосили: альтернативи Мінським угодам немає, і Росія не збирається переглядати домовленості. Про це заявив російський президент В. Путін. За його словами, представники української влади постійно озвучують тези про перегляд Мінських угод, а також змін у законі про особливий статус Донбасу. Втім, на його думку, новий закон заганяє домовленості про мир у глухий кут. Мовляв, попередній документ уже узгоджений із представниками ОРДЛО. Про закон, термін дії якого спливає до закінчення цього року, ‒ що робити з ним? Яка альтернатива? Кажуть, треба його переглянути.  З іншого боку, кажуть, це може призвести до глухого кута. І президент, який каже ‒ я президент миру, напевно, повинен почути чи не повинен?

Медведчук: Ну, пока это только слова, что он президент мира. Кстати, я хочу прокомментировать его высказывание, которое вы сейчас цитировали. Ну, вы знаете, президент Украины (в данном случае г-н Зеленский) должен ставить задачу не только возвращения людей, которые удерживаются – всех тех, кто удерживается всеми. Он должен ставить задачу о возвращении всех граждан, которые живут на неконтролируемых территориях, потому что, Василий, это граждане Украины. И надо думать, как вернуть их ‒ как вернуть через сознание, что предусмотрено нашим планом и, кстати, подхвачено командой Зеленского, которая неоднократно об этом говорила. Да, мы будем думать, как через их сознание дойти до их понимания того, что в Украине им жить будет лучше, а не на неподконтрольных территориях. Поэтому задача должна быть другая. А вот эта, скажем, тактическая задача на этот период – возвращение удерживаемых лиц – это задача правильная. И она может быть реализована. Только вопрос: почему это надо реализовывать на «нормандском формате»? Ведь она зависит от Донецка и Луганска. От тех людей, у которых тоже есть интерес вернуть удерживаемых лиц, которые находятся на основной территории Украины. Так надо договариваться. И учитывая, что я кое в чем разбираюсь в вопросах освобождения удерживаемых лиц, я вам хочу сказать, что здесь, как и во многом другом, о чем мы будем сейчас с вами говорить, все зависит от политической воли, от политической воли г-на Зеленского. Потому что, если бы была четкая директива на то, чтобы провести обмен тех удерживаемых на всех удерживаемых, то ее можно было бы реализовать. Я уже неоднократно говорил, что для этого надо определенный отрезок времени – он короткий. Это можно было сделать при Порошенко, он этого не хотел умышленно – и я объяснял почему. Потому что ему не нужны были ни территории, ни эти люди – эму нужна была политика антироссийской истерии и пещерной русофобии. Если бы он договаривался и возвращал, ему бы сказали: ты же одно говоришь, другое делаешь. Ну, так бы говорили, допустим, те, которые настроены как-то по-другому к этому всему, и те, на голоса которых он рассчитывал, когда шел на президентские выборы.

Теперь в отношении г-на Зеленского. Вот он говорит, что задача у них – я говорю, да. Но смотрите, что будет на «нормандском формате». Я так предполагаю, да? Вот сегодня подготовлены определенные документы. Документ, который согласован помощниками глав государств «нормандского формата», где, мне кажется, будет два обстоятельства. Первое обстоятельство связано действительно с обменом всех удерживаемых на всех удерживаемых, потому что в Минских соглашениях записано «всех на всех» ‒ первое. И будет определен строк, ну, допустим, месяц. Да. Но ведь дальше заключается в том, что они ж не могут принять какой-то нормативный документ 9 декабря, обязать Донецк и Луганск сделать это. Или Киев – сделать это. Если Донецк и Луганск говорят: нет-нет, вы отдаете Иванова и Петрова, а Сидорова не отдаете, а нам надо Сидорова. А если вы Сидорова не отдаете, то мы не отдаем раз, два, три, четыре – и дальше список. Поэтому в этой ситуации можно принять решение. Можно ускорить процесс, можно его запустить с новой скоростью. Но в основе всегда будет политическая воля Зеленского, от директивы его, которую он будет давать тем, кто ведет прямой диалог. Это я веду к тому, что обмен – это прямые переговоры с Донецком и Луганском, это раз. Теперь второе, что, допустим, видимо, есть в этом документе и что будет обсуждаться и, видимо, будет принято. И это от чего зависит мир и прекращение боевых действий – от выполнения Минских соглашений. Вы правильно сказали, сейчас возникает вопрос. Разумков заявил, что вот мы примем новый закон, причем даже он сказал 11 дней. Почему? Мне непонятно – наверное, я не дошел до этого понимания больших людей из большой политики, да? Но как-никак я в переговорном процессе с мая 2014 года, я знаю настроения там и в 2014-м, в 2019-м, и знаю их мысли по поводу всех этих обстоятельств. Что такое новый закон? А в чем не прав г-н Путин? Он сказал, есть закон. Вы хотите его поменять, принять новый? Ну, я бы не рекомендовал, он говорит. Но если вы хотите, пожалуйста, но вы должны согласовать, он сказал, с Луганском и с Донецком. Потому что тот, от 2014 года, сентября, был согласован. Потому что Минские соглашения были не в феврале 2015-го, Минские соглашения были 5 сентября 2014 года, а в феврале 2015 года был «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений» (5 и 19 сентября). Поэтому, когда он говорит о том, что надо поменять, многие говорят: Минские соглашения – может, и надо. А вы сможете это сделать? Надо же согласовать со всеми заинтересованными сторонами, и вы увидите, я не ошибаюсь, видимо, предполагая это сегодня, задолго до «нормандского формата», что позиция Путина, которую он озвучил несколько дней тому назад, она будет в этом плане – к сожалению, для тех, кто хочет поменять, – последовательной. Он скажет: да, хотите поменять закон, вопросов нет – согласуйте. Но проблема в другом, Василий. Проблема в том, что этот закон прекращает действие 31 декабря 2019 года. Поэтому наша фракция, депутаты наши, мы внесли законопроект о внесении изменений в этот закон в части срока действия. Мы предлагаем часть статьи 1 закона ‒ отменить строк действия до 31 декабря 2019 года, сделать его бессрочным. Так как это предусмотрено Минскими соглашениями. Потому что этот особый статус предусмотрен Минскими соглашениями не только бессрочным, но там еще и предусмотрено внесение изменений в Конституцию об особом статусе, который должен быть урегулирован статьями разделов Конституции в отношении этого особого статуса. Поэтому по «нормандскому формату», я еще раз повторю: это не панацея. Это не панацея – да, это высший уровень, да, это исключительно положительные моменты, три года очного заседания глав государств не было. И то, что это произошло при Зеленском, – это, безусловно, положительный момент, и положительный момент, который надо записать в его пользу. И он в этом плане абсолютно правильно поступает. О том, что он сделал все, для того чтобы провести. Но все будет зависеть не от решения там, а все будет зависеть от политической воли в одном контексте. Политическая воля президента и содержание Минских соглашений. Всё – я думаю, что эта позиция будет еще раз подтверждена кем-то… ну, точно подтверждена на «нормандском формате». А если она будет меняться, то она будет меняться с учетом всех заинтересованных сторон. Напоминаю нашим телезрителям, что решения принимались, подписывались Минские соглашения ночью, после 17 часов переговоров глав государств «нормандского формата», потом были заявления, декларация глав государств, которые ее подтвердили, а потом была резолюция Совета Безопасности ООН. Я в этом процессе принимал участие, я участвовал, я знаю, был свидетелем этого, поэтому любой другой процесс изменений должен пройти эту же линию утверждения.

Голованов: Якщо Зеленський хоче швидше цей процес закінчити, принаймні пришвидшити процес, то узгодження нового документу не вписується в цю парадигму. Їм простіше, наскільки я розумію, пролонгувати, продовжити…

Медведчук: А сейчас это единственный выход, Василий. Сейчас надо продлить действие этого закона, то есть убрать вообще эти сроки. Вы же помните, что уже дважды или трижды продлевали. И всегда это история, история с приложениями. История с определенным комментариями. Да, есть закон. Ведь вопрос в другом, Василий. То, чего не знают наши зрители, большинство. Этот закон имеет 10 статей. Так вот, мы говорим про первую статью. Она действует. В этой первой статье написано, что вводится особый порядок организации органов местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской области, приложение на определенные территории, где он вводится и строк действия. А дальше идет вторая, девятая статья, где предусмотрен этот особый статус, но он же не действует с 2015 года. Потому что ВР, когда внесла изменения по поводу районов, на которые распространяется этот особый статус, она приостановила действия второй, девятой статьи и десятой статьи. И сегодня эти нормы не действуют на территории Донбасса. Ведь «формула Штайнмайера» и существует только потому, что это компромисс. В чем компромисс? Компромисс в том, что для того, чтобы проводить выборы и другие преобразования, надо было не только этот закон принять, не только закон об амнистии, не только закон о выборах, но еще внести изменения в Конституцию. А Штайнмайер предложил в 2015 году, что потом обсуждалось в 2016 году, свою формулу, которую так и назвали. Он говорил, в чем компромисс? Давайте мы пока не будем изменения в Конституцию вносить, а вот есть закон об особом статусе, закон о выборах, мы проводим выборы, после выборов этот закон вступает на временной основе, потому что он не действует. А после подтверждения международной миссией ОБСЕ о соответствии нормам ОБСЕ он вводится в постоянную силу. А уже потом принимаются изменения в Конституцию. Вот в этом суть «формулы Штайнмайера».

Голованов: Чому Порошенко, будучи президентом, говорив про «формулу Штайнмаєра», а ставши нардепом, заявив, що ніякої «формули Штайнмаєра» немає?

Медведчук: Ну, место сидения определяет, понимаете. Он когда был президентом, и когда он участвовал в очных встречах в сентябре 2015 года и в октябре 2016 года, это была последняя – их, кстати, были две встречи, ну, если не считать Минска в 2015-м, то есть всего три встречи глав государств «нормандской четверки». Ну, можно вспомнить еще первую – 6 июня 2014 года в Нормандии на праздновании очередной годовщины открытия второго фронта, где и, собственно, было создано…

Голованов: Звідти і назва прийшла.

Медведчук: Да. Но Порошенко не был тогда президентом, потому что он вступил в должность на следующий день, 7 июня. Поэтому в данной ситуации он понимал, что он должен действовать в русле мирного урегулирования, и он, естественно, и вы неоднократно это демонстрировали на экранах, в том числе и вашего канала, где он об этом говорил. Но тогда в 2015-м это обсудили, эта формула была уже в 2015 году, а в 2016 году предложили письменную версию. Ну хорошо, вот мы здесь решили, а теперь давайте письменно это утвердим, но ничего не сделали за три года. Почему? Потому что Порошенко это было не выгодно. В каком плане? Сначала он этого не делал, у него была политическая воля, но не было политического ресурса – я имею в виду парламент, который не принимал вот этих всех законов, а потом у него перестала и стала отсутствовать политическая воля. Почему? Я уже говорил – потому что он избрал в 2017 году линию поведения на президентские выборы, и эта линия поведения не предполагала никаких компромиссов, никаких договоренностей с этой частью Донбасса, потому что это все воспринималось бы как определенные договоренности с Россией. А у него была основная линия поведения его политики, которая стала основой его программы как кандидата в президенты, в совершенно другом направлении, других идеологических контекстах.

Голованов: Про домовленості з Росією зараз пропоную поговорити. 15 мільярдів кубометрів газу на рік, закуповувати блакитне паливо в такому обсязі вже з 2020 року Росія запропонувала Україні під час газових консультацій. Про це повідомляє низка ЗМІ з посиланням на міністра енергетики РФ Олександра Новака. Повідомляється, така пропозиція з’являється не вперше – про прямі поставки на внутрішній ринок, а не через реверс. Перспективи подальших газових консультацій Новак не коментує, посилаючись на необхідність офіційної відповіді України. «Конкретні пропозиції не коментуватиму, бо перемовини тривають», ‒ наголосив прем’єр-міністр України Гончарук. Водночас, каже, розраховують на довгострокову угоду з Росією.

Цитата: «Україну влаштовує довгостроковий контракт , який забезпечує працездатність з одного боку повноцінне використання нашої газотранспортної системи, друге ‒ енергетичну безпеку в Україні і Європі, тому що ми постійно наполягали на тому, що транзит через Україну газу з Росії до ЄС ‒ один з важливих факторів енергетичної безпеки в Європі. Щодо конкретних положень, контрактів, я б зараз не давав коментарі, тому що йдуть перемовини».

Віце-президент Європейської комісії Марош Шефчович в інтерв'ю словацькому виданню «Правда» висловив надію, що на зустрічі в «нормандському форматі» 9 грудня Зеленський і Путін обговорять питання транзиту російського газу через Україну. Ми декілька років чуємо, що злізли з російської газової голки. Єдине, що я в наших ток-шоу ставлю запитання: а чому ж ми так не звітуємо, що ми ТВЕЛ у Росії купуємо? Чому ви про це тихенько замовчуєте?

Медведчук: Ну, надо говорить и откуда газ в Украине – это российский газ.

Голованов: Правильно. І тут я чую, що це неправильно, непатріотично, в агресора не можна купувати газ. Я кажу, ТВЕЛ можна купувати, а газ – не можна? Так давайте, хай ТВЕЛ Росія продає Франції, ми будемо перекуповувати вдвічі дорожче у них – схема та сама ж виходить, правильно? Тут нібито цей процес може рушити з місця.

Медведчук: Василий, я продолжу вашу мысль глубокую. Ну, не только ТВЭЛы, импорт на первое октября 2019 года из России составляет 5,6 миллиарда долларов, это не только ТВЭЛы, это и уголь, это многое другое, но не газ – не газ. Потому что газ у нас идет якобы из Европы. Нет, он не идет из Европы. Цены у нас европейские, европейских операторов. Цены, куда закладывается вот это плечо «Дюссельдорф+», которые продолжают действовать. Это преступная схема, введенная при Порошенко, реализуемая при г-не Зеленском, – уже полгода никто даже не думает ее остановить. Если «Роттердам+» занимаются, но, правда, так занимаются, что скоро надо будет давать Героев Украины тем, кто вел эту систему, то тогда если так, не надо заниматься «Дюссельдорф+». Только как быть с людьми, которые платят непомерные объемы, размеры за жилищно-коммунальные тарифы, в первую очередь за газ? Потому что накрутки якобы в Дюссельдорф и обратно и интересы бизнес-структур заложены в этой цене. А газ просто собирается – он зашел из России в Украину, он в Украине используется, но по бумагам покупают якобы после «Дюссельдорф+» и по ценам, установленным на хабе, газовом хабе «Дюссельдорф+». Теперь мы возвращаемся к тому, что сказал наш… хотел сказать, уважаемый премьер-министр, но он не уважаемый, потому что не является профессионалом, а на этой должности должен быть профессионал. Так вот, он сказал по поводу транзита – вот у нас есть интерес, мы должны этот интерес сохранять. Да, есть интерес. Но только надо было думать не только о своем интересе, а о том, является ли этот его интерес и наш украинский интерес интересом других сторон. Насколько они сегодня заинтересованы в этом? А ведь это картина совершенно вырисовывается несуразная. Почему? Потому что есть вопрос. Мы последние годы, последние три года как минимум, транзитировали газ в объеме 84‒93 миллиарда кубов за год. Это давало нам меньше-больше 3100‒2900 миллиарда долларов в доходную часто бюджета. Понятна сума – три миллиарда, да? В среднем. Это делала Россия, отправляя свой газ европейским операторам. Теперь, когда в декабре 2019 года вводится «Турецкий поток – 1», «Турецкий поток – 2», один – для внутреннего потребления Турции, который выпадет из баланса газа, который шел раньше, в том числе и по украинской трубе, а 16 миллиардов второго газового потока пойдет в Болгарию, Венгрию и другие страны, которые употреблялись через украинскую ГТС. И «Северный поток – 2», который будет введен в действие самое позднее в апреле следующего, 2020 года, а до апреля они могут 4 месяца не брать газ, потому что они закачали рекордное количество газа (Россия, а не Украина) и в свои газовые хранилища в Европе, они обеспечат себя на 8 месяцев. А им надо всего четыре. 56 миллиардов плюс, получается. Там 56 добавилось, здесь добавилось от 16 до 32, 16 – точно, еще 16 – условно, сколько это вместе? Это вместе где-то 75‒80 миллиардов. А по украинской трубе шло… вот в этом году будет 87 миллиардов. Этот баланс, если убрать «Турецкий поток – 1», условно принять, составляет 11‒15 миллиардов. Всё. Скажут, подождите, а почему по ГТС нельзя больше? Можно, но это невыгодно России. Почему? А потому, что и один, и второй путь для России короче, значит, меньше стоит. Транзитирование – дешевле, чем по трубе через Украину. И поэтому «Газпром» исходит из экономических интересов. А если политические интересы, то они тогда должны быть взаимные, эти политические интересы. А какими сегодня могут быть взаимные политические интересы между Москвой и Киевом? Расскажите, я не совсем владею. То есть я владею, то не знаю ответ на этот вопрос. Поэтому возникает вопрос: а на что же вы рассчитываете? Вот сидит премьер, человек явно неподготовленный. В этой теме ничего не понимающий. Потому что не только он – министр энергетики тоже в этом мало что понимает. Или он говорит лукавые вещи, понимая одно, а публично заявляет о другой позиции. В чем же вопрос? Почему мы ставим вопрос о газовом консорциуме? Почему я этой идеей, допустим, занимаюсь с 2002 года, когда был подписан меморандум об этом консорциуме между Шредером, Кучмой и Путиным (Германия, Россия, Украина), где труба оставалась в собственности Украины, где Украина владела контрольным пакетом в газовом консорциуме? И почему этого там не сделали за все эти годы? Ведь тогда бы был интерес России гонять этот газ не вот так, не вот так, а вот так. А вот так – это через Украину. Когда в 2006, 2007 году пришел Ющенко, и Россия понимала, что надо строить обходные пути, потому что есть вопросы – а когда этот вопрос возник? В конце 2005 года и в начале 2006-го, когда был первый скандал по поводу поставок газа, который останавливали. Это декабрь 2005-го – да, 4‒5 января 2006 года, когда впервые был кризис газовый. Они поняли, что для того, чтобы поставлять газ в Европу (это же выгодно для Газпрома и для России), надо делать обходные пути. Тогда начал строится «Северный поток – 1, 2». Потом сначала «Южный поток». Остановили общими усилиями американцы под давлением. Построили «Турецкий», потому что в Турции послали американцев подальше, сказали, это в наших интересах. Более того, они построили газ не только себе, дешевый, потому что транспортное транзитное плечо, логистика есть намного дешевле, они построили еще и будут еще и зарабатывать. То есть то же самое и немцы делают ‒ «Северный поток – 1, 2», там же заработок основной идет в пользу Германии. То есть они все это сделали, теперь говорят: нет, подождите, есть же украинская труба. Так вот, премьер должен был думать об этом, Порошенко должен был думать об этом, Зеленский – не в ноябре, а в мае, когда пришел, ‒ должен был вызвать специалистов и спросить, что нужно делать. Поэтому, когда мы предлагали газовый консорциум, продолжаем до сих пор ‒ тогда бы был интерес заложен, а так сегодня будет интерес 11‒15 миллиардов. Но это еще не самое страшное, Василий. Самое страшное в другом.

Голованов: Не доларів – 11‒15 мільярдів кубів газу?

Медведчук: Кубов газа, конечно. А самое главное в другом, Василий. Самое главное заключается в том, что бюджет, который приняла ВР, заложили в доходную часть бюджета те же деньги, которые поступают в этом году. Это 250‒230 миллионов долларов ежемесячно. Перевожу ‒ 6,2 миллиарда гривен ежемесячно. А где он? Значит, доходная часть уже с дырой. А теперь по поводу прямых поставок, с чего начал… то есть ваш вопрос и с чего начал г-н Гончарук. Прямые поставки есть же сегодня. Контракт же еще не закончился. Он закончится 1 января. Прямые поставки – это на 25% ниже стоимость газа. То, что мы договорились в марте с Медведевым, когда ездили вместе с Бойко. Это то, что подтвердил Путин. То, что подтвердил Путин в Бразилии сейчас на заседании БРИКС. Он еще раз сказал, что мы же дали на 25%, а что делает НАК «Нафтогаз»? А НАК «Нафтогаз», который сегодня исповедует и руководствуется директивами Вашингтона, американцев и Сороса, пытается сорвать любые договоренности с «Газпромом». Но как объяснить по-другому? Вот идут сейчас договоренности, более того, обратите внимание – не Москва с Киевом, а Москва ‒ Киев ‒ Брюссель. Вы же сами назвали в вопросе, кто ‒ вице-президент по энергетическим вопросам ‒  занимается этим вопросом. И он, собственно, руководит переговорным процессом. И что у нас получается? Он ведет переговоры, пытается договориться в интересах Украины, потому что он говорит, вот прокачка газа должна быть 40‒60 миллиардов. Но это детский сад, потому что он как вице-президент по энергетике должен понимать, что если есть баланс газа, который надо поставлять, но если вы увеличите на 40 миллиардов кубов газа потребление в Европе, то тогда можно это задействовать. Но вы же этого не сделаете. Да, оно вырастет, потому что, допустим, в позапрошлом году «Газпром» поставил 194 миллиарда кубов газа, в прошлом году ‒ уже 204,  в этом году – 207 миллиардов по плану. Оно растет, но не с той пропорцией, насколько это надо Украине. Так извините, он, когда ставит этот вопрос, он со своей стороны как-то обнадеживает украинскую сторону, но Россия же на это не пойдет, потому что это против ее экономических интересов. И надо тогда обоснование этому. Прямые поставки – сегодня газ идет, он идет через Украину в Европу, его сегодня потребляет Украина, подписывает договоры по формуле «Дюссельдорф+» с европейскими операторами. То есть по бумагам мы покупаем там, но отбираем мы его здесь. А если завтра не будет прямых поставок? То каким образом этот газ пойдет? Нет, значит, «Дюссельдорф+» не работает? Не работает. А где мы будем газ брать? Вот тогда может заработать реальный реверс. Но это будет дороже в полтора-два раза. А что исповедует сегодня НАК «Нафтогаз»? Он исповедует простую политику: сорвать любые договоренности с «Газпромом». Ведутся эти переговоры с Брюсселем, под руководством Брюсселя – они в это время заявляют новый иск на 12 миллиардов. Вроде как они уже что-то получили из того, что они выиграли. Это они премию получили, премию 46 миллионов долларов, из которых 20 миллионов долларов уже поделили незаконно. Я, кстати, сейчас обратился к генеральному прокурору с депутатским запросом по поводу того, почему до сих пор не привлечены к уголовной ответственности виновные в этом. Так они премию получили, а деньги Украина не получила. Более того, вы выиграли дела, но вы денег тоже не получили. Зачем вы сейчас предъявляете? А плохо вам через несколько месяцев, когда все устаканится, когда будут достигнуты договоренности, вернуться к этому вопросу, если у вас есть претензии. Поэтому Россия выдвигает встречные требования, зная этих героев, которые являются клоунами в этой нефтегазовой схеме, которые срывают и делают все, для того чтобы интересы Украины не были соблюдены. Россия говорит: откажитесь от всех претензий – будем договариваться. Так ведь раньше, когда мы договаривались о 25% в марте, этого же требования не стояло. Это возникло сейчас, после вот этой клоунады имени Коболева, который заявил новый иск на 12 миллиардов. Это как вы хотите договориться? Одновременно здесь воюя, а здесь договариваясь? И обратите внимание. Ведь Коболева когда-то поставил Яценюк. Поставили его американцы, и он поставил по совету американцев. А потом вы помните, как Порошенко и Гройсман хотели его снять? И что? Ничего не получилось, а почему? Что, власти не хватило? У Гройсмана, у Порошенко не хватило власти? Помните публичные заявления Гройсмана? Он что говорил? Все, мы его уволим, расторгнем контракт, он не будет работать ‒ и что? Он сделал то, что он захотел, речь шла о повышении цен на газ и тарифов жилищно-коммунальных для населения. И он остался на работе. Пришел Зеленский, шесть месяцев. Незаменимый профессионал? Он незаменимый для того, чтобы сорвать все, что работает против интересов не просто Украины, а наших граждан. И он сегодня ведет одну политику – политику сорвать любые переговоры с «Газпромом» ради одной цели. Эта цель поставлена, она озвучена г-ном Трампом: надо покупать сжиженный газ, который поставляется через Польшу. Надо его покупать в Европе – для этого американцы делают все, чтобы сорвать «Северный поток – 2», и надо его покупать в Украине. Он будет дороже в полтора-два раза. Ну и что? Зато это альтернатива, зато то, что мы покупаем в Америке, это усиливает наш суверенитет. А то, что мы покупаем в России, это его уменьшает или даже его уничтожает. Вот политика Коболева, который действует в интересах американцев, куда он пересылает деньги своим родственникам…

Голованов: Мамі.

Медведчук: Да, и все остальное. И это все продолжает терпеть уже действующая власть. Почему она это терпит? Боится? Есть указания, директивы американцев? Ну, тогда это власть не украинская. Тогда она действует не в интересах наших граждан. Тогда она действует в интересах других. И это надо тогда объяснить, особенно когда вот эта политика по прямым поставкам, и по транзиту проваливается. Возвращаясь к «нормандскому формату» ‒ конечно, газовый вопрос в «нормандском формате» рассматривать не могут. Не могут! И абсолютно понятно, я даже не хочу объяснять – умные люди меня поймут. А вот если будет у г-на Зеленского двухсторонняя встреча с Путиным, может быть, и на полях «нормандского формата», то, конечно, там могут быть подняты любые вопросы. Но ведь такой встречи надо добиваться, и к такой встречи надо быть подготовленным, потому что снова-таки, возвращаясь к г-ну Путину – он сказал: «Встреча ради встречи не нужна». А если будет такая встреча (а он никогда от нее не отказывался), то она должна быть содержательной. И там действительно должны обсуждаться и желательно приниматься решения в интересах обеих стран. Но мы, естественно, в первую очередь думаем об интересах Украины.

Голованов: Ще одна надважлива тема – питання землі. Референдуму про продаж землі іноземцям в Україні найближчим часом не буде. Про це на прес-конференції повідомила заступниця голови парламентського Комітету з питань економічного розвитку Роксолана Підласа. Вона наголосила: очікувати на референдум найближчим часом не варто. Українців спитають тільки через два-три роки після ухвалення законопроекту про продаж землі в другому читанні. Почуємо.

Цитата: «Немає чітко встановленої дати, що це буде в 2024 році. Це може відбутися і пізніше. В першу чергу нам потрібно буде ухвалити законодавство про всеукраїнський референдум, бо наразі у нас немає механізму проведення такого референдуму. Є цілий пакет "про народовладдя", який ініціює "Слуга народу". Цей пакет зокрема передбачає можливість відкликання народного депутата, а також можливість проведення референдуму».

Референдум щодо відкриття ринку землі може відбутися в січні-лютому наступного року – про це повідомив перший заступник голови фракції «Слуга народу» Олександр Корнієнко. Як він розповів, спочатку необхідно ухвалити пакет законів про народовладдя і лише після цього визначатися з землею. «Відкриття ринку землі – це авантюра сили «Слуга народу», підкреслив депутат в фракції «Опозиційна платформа – За життя» Юрій Павленко під час суперечки з міністром економіки, торгівлі та сільського господарства Тимофієм Миловановим, який наполягає на необхідності розпродати українські території. Давайте почуємо, що відбулося в Житомирі.

Пряма мова:

«Милованов: Не можна! Ми 30 років втратили.

Павленко: Пане міністре, ніхто ж не говорить… Скільки ви часу витратили, щоб призначити керівника Держгеокадастру?

Милованов: От ви вже покерували!

Павленко: І ще покеруємо. Не дамо зробити цю авантюру. Бо коли держава не готова, а люди проти, це – авантюра. Ви зараз робите авантюру на користь ТНК».

Питання референдуму, про які нам говорять нібито між першим і другим читанням, потім нам говорять – в наступному році, потім нам говорять – до 2024. Зараз ми чуємо, вже й після 2024-го.

Медведчук: А может, и не будет…

Голованов: А може, й не буде…

Медведчук: В мыслях именно это, Василий.

Голованов: Цікаво, що референдум про продаж землі іноземцям – а може поставити питання в принципі про продаж землі. В людей спитати – ну цікаво, напевно, має бути. Соціологічні опитування показують, що українці проти продажу землі, можливо, саме через це на референдум питання й не виноситься. Так що, чекати референдуму?

Медведчук: Ну, во-первых. Первое, что хочу сказать: я поддерживаю позицию Юрия Павленко, который высказался. И это позиция принципиальная и последовательная нашей партии, нашей фракции «Оппозиционная платформа – За жизнь». И он прав, потому что когда бросают упрек, мол, вы уже руководили – «керували» и всё остальное, то я хочу сказать, что это примитивный подход. Потому что Юрий Павленко мог просто ответить «да», может, мы и руководили, но при нас рынок земли не вводили. А вы его собираетесь вести против интересов людей. Поэтому тут Юрий Павленко на 300% прав. Более того, он правду сказал, что при таком руководстве, которое сегодня осуществляется г-ном Зеленским и его командой, у нас есть все шансы в будущем руководить. Вот при нашем руководстве продажи земли не будет. А если и будет, то только по решению референдума. Более того, когда мы говорим о референдуме, я хочу вам напомнить слова самого г-на Зеленского: первым законопроектом и законом, который мы примем, будет закон о народовластии. Хорошая идея, которую он взял у нас, у «Украинского выбора», общественного движения, мы этот законопроект разработали еще в 2012 году, 29 августа мы его подали первыми. И мы готовы рассматривать и этот, и другие законопроекты о народовластии. Потому что мы считаем, что согласно статье 5 Конституции (так считает наш Основной Закон), единственным источником власти является народ. И он должен реализовывать эту власть, и механизмы реализации этой власти должны быть заложены в закон. И наша формула народовластия заключается в том, что на референдуме можно, во-первых, отправлять в отставку ВР, которая не справляется со своими обязательствами. У нас же как – избрали, а они не работают, надо 5 лет ждать. Нет, ну можно распустить, если будут основания. А если не будет оснований – нельзя распустить? У нас избрали Кабмин, а в парламенте не хватает голосов для того, чтобы отправить его в отставку. Так вот, референдум должен проводиться по отношению к ВР, по отношению к правительству и более того, мы расширили, что всеукраинский референдум, а также местный референдумы должны определять и в том числе состоятельность, и ответственность людей местной власти. Это руководители областных районных администраций, и чтобы люди имели право отправить их в отставку. Не вот эти мнимые жалобы на мнимое желание президента, которого никогда не было, в том числе и сегодня. То есть пишите там, принимайте решения – нет. Собрали подписи, у нас есть механизм, как это делать, провели референдум и отправили в отставку главу районной администрации, главу областной администрации – точно так же и с органами местного самоуправления. Областные, городские, районные, сельские, поселковые советы. Вот тогда это будет истинное народовластие. Пока его не будет – такой важный вопрос, как земля, он выйдет боком власти. И он уже выходит боком власти.

Голованов: Які запитання не можна виносити на референдум?

Медведчук: Есть Конституция, которая определяет: это вопросы бюджета и вопросы границ. И вопросы налогов. Это не выносится на референдум. Это запрет установлен в соответствующей статье третьего раздела нашего Основного Закона. Поэтому в данном случае мы разработали этот механизм, он должен действовать. А возвращаясь к вопросу земли – я вам скажу так: конечно, это самый большой обман, это самая большая махинация власти по отношению к людям (по поводу земли). Потому что есть у этого много причин, я могу детально остановиться – то, что, к сожалению, даже не звучит в ваших шоу, потому что вопрос заключается в том, что надо знать предмет земли. Потому что если в нескольких словах для того, чтобы не обременять наших зрителей цифрами, я вам могу сказать, что у нас в Украине 42,7 миллионов гектаров земель сельскохозяйственного назначения, из которых 27 миллионов распаевано в соответствии с принятым в 2001 году Земельным кодексом. Право собственности на землю получили 7 миллионов наших граждан (если быть точным, 6,9 миллиона граждан). Они получили право собственности, но не получили права продажи.

Голованов: Чому саме вони? Давайте, якщо можна, я задаватиму запитання, наші глядачі хочуть розуміти, чому ці 7 мільйонів. А я не отримав, наприклад.

Медведчук: Потому что это те, что были распаеваны, те земли сельскохозяйственного назначения, они были расформированы для представителей сельской местности. Те, которые работали, то есть фермерское хозяйство, в сельском хозяйстве, те, которые работали когда-то в колхозах, в совхозах. В коллективных предприятиях, работающих в сельскохозяйственной сфере. Дальше. Вы правильно задали вопрос. Вот они получили, а я не получил. А Земельный кодекс 2001 года ввел в действие норму, согласно которой каждый гражданин Украины бесплатно мог получить до 2 гектаров земли для ведения подсобного хозяйства. И до 0,12 соток для ведения садоводства. Это норма, которая реализовывалась все эти годы. Теперь что получается? 42,7, 27, всего в частной собственности 31 миллион гектаров – остается 10,4 миллиона земель, 25 тысяч гектаров земель коллективной собственности, 17 тысяч земель коллективной собственности и 25 тысяч коммунальной собственности. Вот эта земля остается в собственности коммунальных предприятий и государства. Запомнили цифру?  10,4 миллиона. Так вот, сегодня, если будет введен рынок земли, то первое ‒ те, кто обладает паями, и те, кто обладает землей в собственности, они получат право ее продавать. Но 10,4 миллиона будет продано государством. Кому? Да кому угодно. Продадут ‒ и все, и получат деньги. А ведь вы правильно задали вопрос, Василий: я получил, а вы не получили. Я хочу получить. Так вы сначала выполните норму Земельного кодекса и дайте землю людям из этих запасов сельскохозяйственного назначения, чтобы они получили эту землю, а потом вводите рынок земли. И когда люди, обладающие правом собственности сегодня, получат завтра право распоряжаться через продажу этой землей, тогда это будет справедливо. Потому что есть же еще нормы по поводу застроек. Не земля сельскохозяйственного назначения, а есть в городе 10 соток бесплатной приватизации. В ПГТ – 15, в сельской местности – 25. Это земли из государственных фондов, которые представляются под застройку. И их можно приватизировать тоже бесплатно. У нас этого нет. Более того, когда мы говорим об этих землях, у нас реестры в непонятном состоянии. У нас инвентаризация земли вообще не проводилась. В 2018 году, когда было очередное движение в сторону рынка земли, взяли и начали проводить инвентаризацию. Провели инвентаризацию 786 тысяч гектаров, а всего 10,4 миллиона. И закончили. То есть мы не знаем до конца, что и где. Мы не знаем, как она. Но мы сегодня вводим рынок земли для того, чтобы это всё можно было гамузом продать, ввести землю в оборот и вперед. При этом вы правильно задали вопрос, снова-таки возвращаясь к формуле «я получил – ты не получил». Значит, надо сначала выполнить норму Конституции, что это собственность наших граждан, причем это священная собственность. А потом, если будет референдум и на нем будет принято решение, тогда можно, чтобы она стала предметом купли-продажи. Вот в этом вся проблема. И поэтому, когда многие сегодня нагнетают ситуацию и говорят: нет, землю не продавать, то другие, у которых земля есть: подожди, не продавай, так бы я мог продать, а так я могу только сдать в аренду, я мог бы и продать. И тут есть конфликт интересов. Но этого конфликта интересов не будет тогда, когда будут выполнены нормы Конституции. Вот почему это сложная проблема, которую игнорирует власть. А если быть честным, то я не думаю, что власть обладает всем тем, что я сейчас сказал. Они смотрят более просто на все эти вопросы. Продать и получить деньги. Продать и выполнить указания того же «вашингтонского обкома», фонда Сороса, который действительно все эти годы платил гранты для того, чтобы привести к рынку земли. Потому что сегодня в мире главная проблема – это проблема продовольствия. Вторая – это проблема пресной воды. Так вот, когда мы говорим о продовольственной проблеме, то сокращается сельскохозяйственное производство. В первую очередь ‒ товаров продовольственного характера. И сегодня земля – это очень важно. Тем более земля Украины, которая обладает черноземами, большим количеством. Не в таком размере, в котором принято у нас говорить начиная с Черновола и Мороза. Потому что говорили 23‒25, вообще, по данным четким, которые есть,  это 8% мировых запасов. Это очень много. Это очень много! И такая земля, она стоит намного дороже, чем в соседних странах Восточной Европы – в Словакии, Венгрии, Румынии, Польше. А она там стоит 15 тысяч долларов, а у нас будет стоить тысячу‒полторы. Как говорят наши умники, которые случайно попали в правительство.

Голованов: Тобто в 10 раз менше.                    

Медведчук: Да. Более того, смысл какой? Продать по этой цене, а потом перепродавать. И таким образом организовать рынок земли. Но этот рынок… знаете, что такое рынок в стране? Это когда налоговые отчисления идут в наш бюджет. А когда они идут в те бюджеты, ну, например, такой известной легендарной страны, как Кипр, Люксембург и многих других известных стран ‒ производителей сельскохозяйственной продукции, то тогда мы от этого ничего не выиграем. А кто выиграет? А выигрывают те, кто лоббирует этот вопрос. И мы сделаем все, чтобы у них это не получилось.

Голованов: Це відомі країни, вони часто інвестують в Україну.

Медведчук: Нет, они не просто часто. Они являются основными инвесторами. Но только это инвестиции наших людей в нашу экономику. Это, конечно, неплохо, но этого недостаточно.

Голованов: Ще щодо розподілення земель, на мою думку, я хочу, щоб ви відкоментували. Чи такий споживацький підхід, навіть якщо ми зараз розподілимо між всіма, але це земля, вона ж не належить нам теперішнім – у нас є діти, онуки, наступні покоління. Тобто ми зараз привласнимо її собі, навіть якщо розподілимо чесно, навіть якщо так станеться. А як же наші покоління надалі? Не можна ж думати лише сьогоднішнім днем.

Медведчук: Вы абсолютно правы. Но я по поводу распределения между всеми уточню, чтобы люди понимали, о чем идет речь. Я вашу речь переведу на конкретные цифры. Есть те, которые считают, любители считать, всё время считают, считают – я один из них. Беру и считаю. Вот 10,4 миллиона гектаров земли, которые должны принадлежать нашим людям, да? 7 миллионов, мы говорили, распаевали и получили свою долю. Если исходить из того, что нас 42 миллиона, ну… я говорю об этой цифре, но в эту цифру не верю. По разным причинам. Пусть 42 миллиона, официальная статистика. Отнять 7 – получится 35‒36. Если 10,4 миллиона поделить на 35, то получается 29 соток на человека. Вот каждый гражданин у нас, когда он будет для себя определять вопрос, правильно ли поступает власть и критерии для оценки этой власти в вопросе введения рынка земли сельскохозяйственного назначения, должен исходить от этого, что у него есть право на 29 соток. Кто-то может получил при распаевании 4‒8 гектаров. Там от 1 до 8, кстати, получали, несмотря на то, что 2 можно было получить бесплатно. Кто-то не получил ничего. Те, которые в результате распаевания уже получили, они не имели права. А вот те, которые не получили, они имеют право знать цену вопроса для каждого гражданина Украины. Это 29 соток. Вот вы соглашаетесь сегодня отдать государству, именно в его распоряжение эти 29  – скажи, мне она не нужна, делай, что хочешь. Вот если так все скажут, тогда можно это делать. А если не скажут, то, во-первых, упорядочьте вопросы, приведите инвентаризацию, приведите в порядок реестр и проведите референдум. После этого можно принимать решение.

Голованов: Аудит нам обіцяла нова команда, коли приходила, аудит країни – це так називалося.

Медведчук: Они даже не понимают, что такое аудит земли. Я могу сказать, что это длительная история, а аудит страны – ну, тоже не понимают, поэтому и говорят.

Голованов: Ви кажете, якщо люди ось так скажуть, то можна тоді говорити про ринок землі.

Медведчук: Это и есть референдум.

Голованов: Людей навіть про це не обіцяють спитати.

Медведчук: И не хотят. Василий, вы правильно сказали, они знают ответ.

Голованов: Нам нібито обіцяють референдум щодо продажу землі іноземцям – не в принципі про ринок землі. Добре, питання складне, і час в нас обмежений, тому я хотів крокувати далі. Ще багато тем, які я приготував, ми всією командою NewsОne приготували на сьогодні. Тема, яка обговорюється голосно, хтось скаже – серйозно, це не серйозно, я вважаю, що це серйозно. Тому що тут йдеться про українську політику. Голова фракції «Слуга народу» Давид Арахамія зізнався, спілкується з пранкером Джокером щодня. Політик каже, що не знає, хто стоїть за цим образом, але називає його «отаким» чуваком, піднімаючи палець догори. Мовляв, у них обох одна спільна мета – очистити фракцію від поганих людей.

Цитата: «Я не знаю, що це за людина конкретно, спілкуємось з таємним Джокером. Дуже часто переписуємось – кожного дня. У нього мета очистити нашу партію від поганих людей. У мене така ж сама мета, тому я вважаю, що Джокер – це наш союзник».

Нагадаю, пранкер, який називає себе Джокером, листується з депутатами від імені чужого, а потім оприлюднює скандальні переписки. З останнього – він опублікував на своєму телеграм-каналі листування із заступницею міністра інфраструктури Олександрою Клітіною. У повідомленнях чиновниця різко критикувала міністра інфраструктури Владислава Криклія. У п’ятницю Клітіна зібрала прес-конференцію, де назвала усі публікації на цю тему замовними, почуємо короткий фрагмент.

Цитата: «Я знаю, що усі ці брудні статті та наклеп є розплатою за мою публічну позицію, я хочу передати замовникам, що я не збираюся йти у відставку. Що я буду надалі продовжувати працювати і боротися за впровадження європейських принципів у транспортній сфері. Переписка Джокера – це нечесні інсинуації, я не буду цього коментувати».

Не залишився осторонь і сам міністр. За його словами, Олександра Клітіна хоче використати ситуацію, аби побудувати кар’єру в політиці. Криклій проситиме про звільнення заступниці вже на наступному засіданні. Далі – коротко міністра почуємо.

Цитата: «Пані Клітіна дала зрозуміти, що вона хоче починати власну політичну кар’єру, хоче скористатися цією ситуацією і, власне, той весь фон і хайп, створений навколо цієї ситуації, буде його використовувати, щоб боротися за цю посаду».

Ситуація з Джокером на прикладі ми бачили і попередній, і з Яременком, із іншими депутатами, й не тільки депутатами – що це? Це робота надсильних спецслужб? Це необережність з боку людей, які спілкуються? Ми бачили приклади, коли людина навіть не ставить під сумнів, з ким спілкується. Хтось ставить запитання. А це дійсно ви? – Так, це я. – А, ну тоді далі продовжуємо. Ну, такий спосіб перевірки ідентифікацій. Що це за новинка така? Пранкери були й до цього, Петр Олексійович попадався неодноразово і телефоном, ми бачили ці приклади. Але зараз це так активізувалося. Невже не розуміють зараз депутати, що вони під мікроскопом, що їх вивчають ‒ кожну дію, кожен рух. Чому не можна бути обережним в таких ситуаціях?

Медведчук: Первый вывод: случайные люди, случайные люди в политике, случайные люди во власти ‒ это о команде Зеленского. Знаете, перед выборами мне задали вопрос на одном из каналов телевизионных. Меня спросили, как вы оцениваете эту программу президента, когда шли еще президентские выборы. Я сказал, что кандидат виртуальный и программа виртуальная. Но результат может быть очень реальным. И фактически я не ошибся – результат реальный. Точно так, как реальным стал результат создания монобольшинства партией «Слуга народа». Но пришли же случайные, неподготовленные люди. И когда вы говорите о пранкерах, это же высший пилотаж. Когда подделывают голос, когда выходят по определенным каналам связи, включая спецсвязь. И специальные источники. То есть владеют возможностями связи коммутаторов, спецкоммутаторов, выхода на связь, договоренности о проведении переговоров. Потому что речь идет о главах государств. Вы правильно сказали, Порошенко же попался на этом, и не только Порошенко – многие руководители отдельных государств попадались на вот этих проделках, фокусах пранкеров. А тут пришла такая команда, извините за выражение, а зачем эти пранкеры – это же высший пилотаж. Тут по-простому можно в переписке, написал, это ты – это я, ага, ну хорошо. Тогда пошло. Но в переписке не видно ничего. То есть что надо? Найти телефон определенный и звонить с определенного телефона, который может быть оставляет следы и высвечивается по поводу того, кто это делает. И попадаться на эту удочку! Кто это может сделать? Это могут сделать примитивные люди. Ну, примитивные люди. Поэтому, когда я говорю, случайные люди в политике, случайные люди во власти – это их приговор, это их приговор сегодняшний. Я далек от мысли обсуждать сегодня поведение вообще женщины, а тем более женщины при власти. Не хочу этого делать. Но я хочу сказать. Не имеет значения, как она туда попала – через что, благодаря чему или кому. Вопрос заключается в том, что она попала. Значит, ее назначили, ее уполномочили, ей оказали доверие, и она должна работать. Что будет дальше – ну, конечно же, министру не понравилось, что в этом обсуждении, если оно было реальным, или оно как реальное воспринимается министром, который ведь тоже, по сути, ноль и в политике, и в профессионализме, что она может его заменить. И она может стать на его место. Конечно, ему не понравилось. Конечно, он будет ставить вопрос по поводу отставки. Но ведь, Василий, вот эта чехарда – я не употребляю интеллигентные… она не украшает власть, не украшает политику, государственное строительство… Ну, это такие слова, они для этой команды даже непонятные. Они далеки от этих пониманий, потому что, знаете, и государственное строительство, и государственное управление – это науки. Я в университете их изучал. На научном уровне я защищал диссертацию. Я знаю на практике, что это такое. И та школа, которая была при власти, у которой была, конечно, масса недостатков, но не таких, Василий, как сегодня, которые на корню перечеркивают все. Не то, что они сделали – они ничего не сделали. А перечеркивают то, что они могут сделать. Это свидетельство вот этого низкого, нижайшего уровня профессионализма и подготовленности. И когда г-н Арахамия говорит: я с Джокером буду делать все для того, чтобы очистить свою фракцию, то я вам хочу сказать, у меня это вызывает слова глубокой скорби и сожаления. Потому что очищаться надо было, когда формировалась команда на выборы. И надо было набирать не новые лица, о которых даже они не знали – не то, что люди, а они! И не использовать бренд Зеленского, который технологически был раздут до непонятных размеров, а надо было подбирать людей, которые могли бы реализовывать государственную политику, уже какую – это второй вопрос. Но могли бы. А они не могут! И они будут очищать сегодня свою фракцию, а в это время эта фракция принимает законодательные акты, в которых масса недостатков. Они включили там на сегодняшний день ускоренный режим, турборежим и все остальное. А это же вред правовой системе.  Те изменения в Конституцию, которые они там планируют, это разрушение баланса взаимодействия ветвей власти в Основном Законе – и это все есть, к сожалению. И это все, от этого будет страдать система управления, а значит, кто? Люди, которыми эта система управления управляет и реализует соблюдение их интересов.

Голованов: Не про фракцію, про партію ще додам, тому що теж цікаво. Ні людей, ні зарплат. Згідно з фінансовим звітом партії «Слуга народу» в політсилі не працює жодної людини – про це повідомляє Комітет виборців України. Відповідно, з 240 мільйонів гривень, витрачених за липень ‒ вересень, на зарплати не пішло ні копійки. Також як юридична особа жоден місцевий осередок партії «Слуга народу» не зареєстровано. У Комітеті виборців вважають, може йтися про тіньову оплату праці.

Цитата: «Складно уявити парламентську політичну партію, у якій би працювали особи виключно на волонтерських засадах. Зокрема, партію, в якій нема оплачуваного на постійній основі бухгалтера, охорони, секретаря, працівників прес-служби та оргвідділу. Багаторічна практика вказує, що такі партії можуть здійснювати тіньову оплату праці – у конвертах. Схожа ситуація із місцевими осередками партій, які не мають статусу юридичних осіб».

Нагадаю, раніше в ЗМІ з’явилась інформація про можливі зарплати в конвертах у фракції «Слуга народу», згодом це підтвердила Анна Скороход, яку виключили з фракції. З її слів, депутатам пропонують місячний оклад у сумі 5 тисяч доларів (в конверті). Спочатку про осередки і про саму партію. Відокремимо – фракція – це в парламенті, для розуміння, партія – це місцеві осередки, те, з чим ідуть на вибори. По всій країні вони мають бути, їх немає. Принаймні Комітет виборців про них не знає, і у звітах, які подає партія – а я нагадаю, що партії отримують фінансування (ті, які потрапили до парламенту, отримують непогане…)

Медведчук: Еще пока не получают, но должны получать по закону. Хотя оно и уменьшено.

Голованов: Да, там зміни до закону. Спочатку були партії, які пройшли 2%-й бар’єр теж мають отримати, потім було скасовано рішення. Але ці гроші – на що вони будуть витрачатися і що це за партія, в якій нема людей?

Медведчук: Ну, первое. Абсолютно правильно ставится вопрос, что это неправильно. Априори. Но здесь есть особенности. Вот вы говорите по поводу «Слуги народа». А г-н Дубинский недавно в одном из эфиров, буквально на днях, я это слышал, сказал: ну правильно, а чего там должны быть штатные работники, если партии не было. Партии-то не было. Сейчас только съезд был несколько дней тому назад. Кстати, видимо, он исходит из того, что на этом съезде его приняли в партию. Когда Корниенко избрали руководителем партии вместо Разумкова. Так он правильно говорит, что не было партии. А разве я неправильно сказал? Я уже сегодня цитировал, что есть виртуальный кандидат, виртуальная программа, и виртуальная партия – нету ее. Поэтому, конечно, они будут сегодня создавать, они будут сегодня регистрировать. И пусть им способствует в этом успех, вопросов нет. Но здесь есть одна особенность, потому что есть руководитель, допустим, нашей партии. У нас есть штатные работники. Но есть руководители организаций, которые являются бизнесменами, предпринимателями, и они работают на общественных началах, потому что даже стыдно им что-то платить, чтобы они получали как рядовые исполнители исполнительного комитета. Потому что есть люди, которые состоятельные и могут это делать. Поэтому оценивать это так, как это оценивает организация, которая этот выбор, это такой примитивный подход. Хотя нельзя не согласиться, что деньги могут платить и в конвертах. И не только во фракциях депутатов, но и в партии. То есть все это может быть, но для этого существует контроль, для этого, кстати, введен механизм финансирования партий. И сегодня партии, которые набрали 5% и более, будут получать финансирование. Видимо, это будет в начале следующего года, где эти финансовые потоки позволят образовывать вот эти аппараты непосредственных работников партии, которые будут организовывать эту политическую работу. И это правильно, для этого и принимался закон.

Голованов: Будемо крокувати далі, бо тем залишилось багато, і вони цікаві. Тому що позбавляти права голосу на виборах тих, хто отримує зарплату в конвертах, ‒ таке пропонують у Держслужбі з питань праці. Її голова Роман Чернега зазначив: близько мільйона українців працюють без офіційного оформлення. За його словами, таким чином, громадяни погоджуються на відсутність соціальних гарантій і прав повноцінних членів суспільства. А несплата податків негативно позначається на економіці країни. Голова Держпраці запропонував перейняти досвід деяких країн, де право голосу на виборах мають лише платники податків.

Цитата: «Станом на сьогодні, ми можемо говорити про декілька мільйонів наших громадян, які працюють поза межами офіційних трудових відносин. Я думаю, було б непогано передбачити і у нас такі запобіжники, які працювали б системно і допомагали б робити Україну кращою, економічно стабільнішою, багатшою» ‒ Роман Чернега, голова Державної служби України з питань праці.

Ну, а ми можемо розпочати, звісно, з того, що це теж порушення Конституції.

Медведчук: Нет, начнем с того, что во сне они были богатыми, понимаете? Потому, что это очередная примитивная ограниченная глупость людей, которые об этом говорят. Ну, что значит сегодня лишить конституционного избирательного права наших граждан? Это возможно, наверное, теоретически об этом можно говорить. Но сначала вы, уважаемые господа, которые случайно пролезли во власть, я не ошибаюсь – юридически утонченное, но объективное выражение. Случайно пролезли во власть! Обеспечьте людей работой. Обеспечьте людей рабочими местами, достойной заработной платой, установите прожиточный минимум – не 2027 гривен, как это будет с 1 января, и который занижен в два раза ниже, и который ниже в два раза, чем был в 2013 году, а сделайте его 4200, как предлагала фракция «Оппозиционная платформа – За жизнь». А минимальную заработную плату ‒ не 4723 гривни, а 7200 гривен. А минимальную пенсию ‒ не 1678 гривен и увеличив ее до 2 тысяч, а 3200 гривен. И тогда, когда вы создадите фронт рабочих мест, заработную плату, устройство людей, создадите условия для физических лиц/предпринимателей, тогда вы будете говорить о том, что те, кто не работает, они тунеядцы. В Советском Союзе была такая статья уголовная за это – тогда можно рассуждать. Но даже Советский Союз при своей примитивной системе избирательного права (а мы знаем, как там избирали, кого там избирали, и выборов не было, был единый кандидат) до этого не дошел. А если умники идут по этому пути, опять-таки по указке из Вашингтона или из какого-то фонда Сороса и ему подобных, то они просто сегодня не понимают, о чем они говорят. Поэтому это глупость, которая не заслуживает даже времени для обсуждения.

Голованов: Тому крокуємо далі: крадіжка в майже півмільйона гривень, депутат від «Слуги народу» Максим Бужанський звинуватив Володимира В’ятровича в махінаціях під час минулорічного відзначення дня Голодомору. За словами Бужанського. «Триденна конференція перетворилась на банкет в 400 осіб, фуршет коштував майже півмільйона. Більшу частину коштів екс-директор Інституту національної пам’яті відмив на будівельній компанії, окрім того офіціалом компанії, яка організовувала банкет, виявився офшор на Кіпрі», ‒ написав Бужанський у Facebook. На підтвердження своїх слів нардеп оприлюднив витяг з єдиного реєстру про порушення кримінальної справи за фактом розтрати державних коштів. Зазначу, у середині вересня Володимира В’ятровича звільнили з посади директора Інституту національної пам’яті, пізніше ЦВК визнала історика народним депутатом від «Європейської солідарності». До речі, Максим Бужанський ставив запитання з трибуни.

Медведчук: Да, я помню это.

Голованов: Чому… Щоб Наталія Бойко…

Медведчук: Почему их премьер-министр Гончарук создал условия для вхождения в состав парламента в качестве народного депутата господина Вятровича? Потому что без Гончарука это было невозможно. Ну, это видно, солидарность» Блока Петра Порошенко (сегодня он называется «Европейская солидарность») вместе с премьер-министром Гончаруком. Кстати, я напомню господину Бужанскому и остальным представителям «Слуги народа»: еще в начале апреля, перед вторым туром, господин Гончарук прямо говорил, публично и призывал голосовать за Порошенко. Поэтому я тут не вижу абсолютно ничего такого странного. Странным является то, что он стал премьер-министром от «Слуги народа» ‒  вот это странно, а не его поведение, как здесь с госпожой Бойко и Вятровичем. Так и в отношении поддержки когда-то Порошенко, а сегодня случайного попадания в команду Зеленского. Поэтому в данной ситуации, вы знаете, Вятрович вообще в определенной степени недоразумение, да? И вообще то, что он стал народным депутатом, я хочу сказать, что те условия, при которых он стал народным депутатом являются законными. Он, правда, пока еще не принял присягу, но я думаю, что он примет присягу. Но то, что прозвучало в вашем вопросе и в материале этом, это должно быть внимательно изучено правоохранительными органами. И если это было нецелевое использование или, более того, хищение государственных средств, то этому должна быть дана оценка, и виновный, если в этом виновен Вятрович, должен быть привлечен к ответственности.

Голованов: Я нагадаю, чому В’ятрович заходить до Верховної Ради. Тому що Ірина Луценко, дружина екс-генпрокурора склала повноваження. Вона попросила Верховну Раду проголосувати за позбавлення її мандату, Верховна Рада пішла назустріч. Такі пертурбації.. Верховна Рада лише почала свою роботу, а вже бачимо: тут кнопкодави, тут… хтось повію замовляє, тут гроші в конверті роздають, тут «рибу заворачують», ну, вже згадуючи класику.

Медведчук: Весело.

Голованов: Весело було б, якби не так «грустно», згадуючи цитату. Чому так відбувається? Вже двох депутатів виключили з фракції, і виключили не тих, хто кнопкодавить, і не тих, хто говорив…

Медведчук: А тех, которые занимали позицию, которая якобы не подходит.

Голованов: І навіть Скороход не голосувала, точніше голосувала проти зняття мораторію ринку землі. Які перспективи? Ось чи це такі сигнал про розвал цієї монобільшості (вихід цих двох депутатів), чи навпаки – це стане таким сигналом по зміцненню ситуації: «Бей своих, чтобы чужие боялись», і після цього всі згортуються і залишені 4 роки пройдуть як монолітна фракція.

Медведчук: Ну, первое, Василий, я далек от мысли сегодня, с учетом объективной оценки обстоятельств, что эта фракция развалится. Я от этого далек, я думаю, этого не произойдет. А вот то, что происходит – скандалы. Мы не будем их перечислять, потому что они перечисляются каждый день в средствах массовой информации в достаточной степени и с достаточной силой акцентов. Это все происходит из-за того, о чем мы говорили, понимаете? Вот вспомним, допустим, того же Дубинского, который говорит, что партии ведь не было. Можно вспомнить Медведчука, что это виртуальная партия с виртуальной программой. Можно вспомнить на сегодняшний день Арахамию, которого мы упоминали в сегодняшней программе, когда речь идет о том, что «мы будем очищать свою фракцию». Почему это все? Потому что те, которые зашли в парламент, были явно не подготовлены к этой деятельности. Более того, их, если можно так выразиться, кредитная жизненная история не позволяла и не давала оснований для того, чтобы они стали народными депутатами. Не все! А определенная часть из них. Но они стали, они стали под брендом Зеленского, после оглушительного результата ‒ 73% ‒ на президентских выборах. И это все технологически очень умно, очень компактно и, самое главное, эффективно было использовано. Эти люди пришли. Теперь они очищаются, теперь они выясняют отношения, теперь они создают партию, теперь они создают позицию, а мы еще доживем, Василий, когда они создадут идеологию! Вы не забыли, что каждая партия должна иметь свою идеологию. И на первых порах это была идеология либертарианства. Потом это соединение либерализма и социализма – сложное понятие, хотя я, в принципе, понимаю в теории, в том числе и в партийно-идеологической направленности. Вот когда они определятся, создадут идеологию, пройдет время, или это пройдет к роспуску парламента или к концу каденции ВР, но мы это тоже увидим. Кто будет страдать от этого эксперимента? Я вот когда-то присутствовал на экономическом форуме в Санкт-Петербурге и слушал выступление, был приглашен г-ном Путиным, слушал выступление Путина, когда он давал оценку Зеленскому: «Ну, это хороший человек, нормальный, талантливый... но я еще не знаю. Он не имеет еще опыта государственного управления. Но он научится». Я вышел, а мне российские каналы задают вопрос: «Как вы оцениваете?» ‒  «Я не согласен с г-ном Путиным, потому что ему легко говорить о том, что тот, кто не знает – научится. А я гражданин Украины, и я не хочу, чтобы моя страна и наши граждане стали полем для экспериментов той власти, которая будет на мне, на моих интересах и на интересах наших граждан учиться». Потому что если не знает он как президент, у нас на президента нигде не учат, то он должен был набрать команду профессионалов, и она должна была компенсировать то, что не знает и не умеет президент. Он этого не сделал? Не сделал. И сегодня это уже факт. Но вот ему надо думать, надо думать и думать об интересах людей, а не о своих личных или каких-либо других интересах.

Голованов: Ви вже казали, що перший закон, який обіцяв…

Медведчук: Народовластие!

Голованов: Про народовладдя, да. А ще він сказав, що, якщо він порушить закон, залишить посаду.

Медведчук: Ну это для красного словца.

Голованов: Так, красиві слова. Нещодавно, здається, Bihus.info провели розслідування: голова Офісу президента користується державною охороною, що не передбачено законом про УДО. І коли зручно, тепер голова Офісу президента, він не є держслужбовцем, не має подавати декларацію, а коли треба приставити охорону, то нібито вже є. Ось тут не має певного дисонансу?

Медведчук: Смотрите, Василий. Здесь есть одна особенность. Я, как человек, понимающий в юриспруденции, хочу сказать: когда вы говорите о том, является он госслужащим или нет, – это вопрос. Потому что переименовали должность и такой должности у нас никогда не было, как руководитель офиса. У нас была должность руководитель администрации. Вот пришел Ющенко, и там был господин Зинченко, который придумал должность государственного секретаря. Ну как, просто придумали с потолка и ввели такую должность. И потом соответствующие изменения везде вносили. Сейчас руководителю офиса, для того чтобы уйти не только от этого, но и от закона о люстрации. А теперь по поводу государственной охраны: тут не совсем так, как сообщают отдельные уважаемые или неуважаемые средства массовой информации. По закону – есть ряд должностей, которым предусмотрена охрана в Украине, но! Кроме этого закона, президент Украины имеет право своим указом установить государственную охрану другим лицам. Это его право, поэтому здесь я бы давал оценки в соответствии с законом. Если господин Зеленский посчитал, что нужна государственная охрана господину Богдану, а для этого у него, видимо, были основания, то такая госохрана была введена. И это не является нарушением закона.

Голованов: І ось так промайнули наші півтори години розмови. Дякую вам. Народний депутат України, голова Політради фракції «Опозиційна платформа – За життя» Віктор Медведчук був гостем нашої студії. Дякую.

Медведчук: Спасибо.

Голованов: Дякую, і до зустрічі.

Материалы этого раздела размещаются авторами самостоятельно в режиме свободной постановки. Редакция может не разделять позицию автора.

Уважаемые авторы! Просим вас не использовать сайт "Украинский выбор" для перепоста материалов с других источников и рекламы товаров и услуг. Благодарим за понимание и сотрудничество.
Комментарии (0)