Критерии оценки
Актуальность:
Грамотность:
Стиль:
Комментариев:
0
Рейтинг статьи:
0

Ваши комментарии и оценки формируют рейтинг публикации. Лучшая публикация попадает в ТОР и это дает возможность автору стать экспертом сайта.

Внимание!
Автор самостоятельно размещает свои материалы на нашем сайте и несет за их достоверность полную ответственность. Редакция не всегда разделяет мнение автора.

Live
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Ирина Русенко 29.05 10:35 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Гость Из Будущего 26.05 05:02 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Ирина Русенко 22.05 15:31 — комментирует статью Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:58 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:57 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:45 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:43 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:03 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:02 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
Гость Из Будущего 12.05 15:13 — комментирует новость Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Алекс Короткий 10.05 23:31 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Алекс Короткий 10.05 23:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
Таїсія Попович 10.05 23:14 — комментирует новость Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Таїсія Попович 10.05 22:11 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Таїсія Попович 10.05 22:08 — комментирует новость В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Саша Жук 10.05 15:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Таїсія Попович 10.05 14:49 — комментирует новость Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:48 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:18 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
С днем Великой Победы!
Таїсія Попович 10.05 14:14 — комментирует статью С днем Великой Победы!
Культура
Сергей Ветров
329 статей

Баллада о солдате Григории Чухрае

Баллада о солдате Григории Чухрае

23 мая 1921 года в Мелитополе родился Григорий Наумович Чухрай — кинорежиссёр, сценарист. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1962). Народный артист РСФСР (1969). Народный артист СССР (8 июня 1981). Лауреат Каннского кинофестиваля в номинации «Специальный приз» за 1957 год. Лауреат Каннского кинофестиваля в номинации «Приз за лучшую программу» за 1960 год. Лауреат Ленинской премии (1961, за фильм «Баллада о солдате»). Премия «НИКА» в номинации премия «Честь и достоинство» за 1993 год.

Участник Великой Отечественной войны.
В 1953 году Григорий Чухрай окончил режиссёрский факультет ВГИКа (мастерская М.И.Ромма и С.И.Юткевича).
С 1952 года работал ассистентом, а затем вторым режиссёром на Киевской киностудии.
В 1955 году перешёл на киностудию «Мосфильм», где в 1956 году поставил свой первый самостоятельный фильм «Сорок первый» (1956, специальная премия на Каннском кинофестивале 1957), ставшего знаковым произведением советского кинематографа в период оттепели.
Триумфально прошла по экранам мира и следующая лента Чухрая «Баллада о солдате» (1959, сценарий Чухрая и В.И.Ежова; две премии на Каннском кинофестивале; номинация за сценарий на «Оскар»; Ленинская премия, 1961), поразившая современников художественной цельностью и внутренней гармонией, сочетанием эпической широты и с глубоким проникновением в психологию отдельного человека.
Следующая картина мастера «Чистое небо» (1961, главная премия Московского кинофестиваля) была посвящена осмыслению сталинского периода в истории страны.
Его обращения к лирико-бытовому кинематографу («Жили-были старик со старухой», 1965), а потом к художественно-документальному кино («Память», 1969) вылились в добротные работы, но не стали открытиями.
С годами творческие паузы Чухрая становятся все продолжительнее.
Следующая работа мастера — фильм «Трясина» (сценарий Чухрая и Виктора Мережко) — появилась только в 1978 году. Однако картина о матери (в исполнении Нонны Мордюковой), которая ради спасения сына от фронта обрекает его на нравственную и гражданскую смерть, несмотря на всю плодотворность замысла, не вызвала к себе общественного интереса.
А совместная советско-итальянская политическая постановка «Жизнь прекрасна» (1980, сценарий Чухрая и А.Каменито) с участием итальянской кинозвезды Орнеллы Мути, стала и вовсе проходной работой.
После этого Чухрай перестал снимать кинофильмы. Исключением стало завершение проекта Ю.А. Швырёва «Я научу вас мечтать» (1985), посвящённого памяти режиссёра Марка Донского.
В 1965-1975 годах художественный руководитель Экспериментального творческого объединения при киностудии «Мосфильм», а в 1966-1971 годах преподавал в режиссёрской мастерской ВГИКа (среди его учеников Рустам Хамдамов, Ираклий Квирикадзе).
С 1965 года Чухрай был бессменным секретарем Союза кинематографистов СССР.
Умер 28 октября 2001 года в Москве, похоронен на Ваганьковском кладбище.

  

ИЗ ИНТЕРВЬЮ

 — …Великая Отечественная началась, как известно, 22 июня, а уже утром 23-го я был в первый раз ранен. Еще не успел до конца вылечиться, как немцы подошли к Харькову, и меня, двадцатилетнего сопляка, сразу назначили командиром взвода. То есть присвоили офицерскую должность. Хотя такое повышение льстило моему самолюбию, пехотного боя я не знал, и до сих пор со стыдом вспоминаю, как плохо защищал Харьков. Да и бойцы во взводе были абсолютно неопытны, необучены: если бы, не приведи Господи, случился тогда настоящий бой, наверное, все побежали бы кто куда. А меня бы судили. Но тогда я боялся не суда, а бесчестья. Но вообще-то я счастливчик: как только возникает безвыходная ситуация, мне каким-то чудом удается ее избежать. Так и тут: нежданно-негаданно объявили набор комсомольцев в воздушно-десантные войска. Обучали нас в городе Ессентуки, и вот там-то из нас сделали настоящих «суперменов» — теперь мы уже умели стрелять из любого положения, хоть из кармана, метать ножи, прыгать с парашюта, с машины на полном ходу, могли выживать в тылу у немцев, группироваться и все такое. В общем, универсальные солдаты. Вскоре нас бросили на задание, которое было сорвано немцами, ребят уже в воздухе расстреляли, от 14 тысяч осталось 240 человек... Это был такой кошмар...
       — Мы вообще никогда не считались с человеческими потерями...
       — Это неправда. То, что сейчас говорят, что мы не умели воевать, а просто завалили своими трупами всю Европу — полная чушь. Запад еще тогда хотел отнять у нас нашу победу, преувеличивая роль союзных войск. Но ведь под Сталинградом, переломившим ход войны, умирали одни русские, и до Берлина союзники «не дошли» умышленно, опять предоставив умирать нам, штурмовавшим хорошо укрепленный город. Зато когда в семидесятые я снимал документальную картину «Память», задавая респектабельным господам в Париже и Лондоне один-единственный вопрос — что они знают о Сталинградской битве? — все пожимали плечами.
       — А вы сами были в Сталинграде?
       — Прошел этот ад от начала до конца, и до сих пор удивляюсь, что остался жив. Это почти невероятно. То, что там было, описать словами нельзя, горел каждый сантиметр земли, от грохота орудий можно было оглохнуть.
       — Вам, наверное, хотелось снять картину о Сталинграде?
       — Я даже заявку развернутую подавал, готовился тщательнейшим образом, встречался с Рокоссовским, с Жуковым. Фантастический был мужик! От него исходила такая мощь, и он обладал даром предвидения: всю Курскую битву предсказал в деталях — за четыре месяца до ее начала, когда еще никто ни сном ни духом. Что-то мистическое. А Рокоссовский, вот странно, был таким, лиричным... Воин, и лиричный...
       — Но снять картину вам все-таки не дали... Почему?
       — А у меня были плохие отношения с Главпуром, с большим начальником по фамилии Епишев. Прочитав мою заявку, он мне так и сказал: нам, говорит, не нужна окопная правда. Вы, мол, должны показать, как все были счастливы этой победой. Кто, говорю, счастлив? Вы, может, и были счастливы — те, кто в Москве сидел. А мы кроме усталости, ничего не чувствовали...

       — Удивительно, как вам еще позволили сделать «Балладу о солдате», с таким главным героем — обыкновенным солдатом...
       — Добиться этого было не так-то легко. Федоров, тогдашний начальник главка по производству картин, вызвал меня и сказал, мол, как же так? Вы же сами были в Сталинграде? — И вдруг какая-то мелочь: мальчик, девочка, ни одной батальной сцены... Но я сказал, что очень хочу снять этот фильм. Я так много ребят потерял на войне, и Алеша — собирательный образ, это свято для меня. И он пообещал мне не препятствовать. Смету, правда, в пять раз сократили, но все-таки дали. Как я работал на этой картине с актерами, Жанной и Володей, так больше ни с кем никогда не работал. Меньше всего я их учил, как нужно играть, — просто рассказывал, к а к и е это были ребята. Думал, если они поймут это, то с ними легко будет работать. И они поняли. Но поскольку картина была сделана не по канонам ведомственной эстетики, многие ее просто не приняли.
       — Да что вы?! Ведь это был успех тотальный, оглушительный, всемирный!
       — Благодаря счастливому стечению обстоятельств: Хрущев случайно увидел и говорит: «Посылайте в Канны». А так все страшно тряслись, кроссворды разгадывали — понравится начальству или не понравится? Как нужно реагировать? Ничего непонятно.
       — Молодец Хрущев. Картину буквально осыпали призами.
       — О некоторых я даже не догадывался. Только недавно сын Павлик мне сказал, что «Балладу» и на «Оскар» хотели номинировать. Но тогда холодная война была в самом разгаре. Как-то прихожу к Баскакову, он тогда был замминистра кинематографии, а он сидит, развалясь, курит и пепел стряхивает в роскошную серебряную пепельницу в виде сомбреро. Я пригляделся — на пепельнице выгравировано «За «Балладу о солдате». Я взял и вытряхнул пепельницу. И отдал Вале Ежову, с которым мы вместе «Балладу» писали.
       — Ничего себе! Ну а как складывалась судьба «Чистого неба»?
       — Да тоже тяжелая судьба, чего там... Картина еще не была готова, только вчерне смонтирована, а меня уже вызывает директор студии, Сурин, с требованием показать ему материал. И хотя я отчаянно сопротивлялся, он таки настоял. Просмотр был назначен на 10 утра, прихожу я на студию и вижу: стоит Фурцева со всем своим синклитом. Я говорю, что, мол, не имею права незаконченную картину показывать. Фурцева покраснела — но я же министр все-таки! Нет, говорю, хоть вы и министр, по уставу студии не положено. Тогда она отвела меня в сторонку, руки у нее дрожали от гнева, и вынула из сумочки письмо, где черным по белому было написано, что автор, несмотря на все уважение к моему таланту, не может скрыть от партии, что я готовлю плевок ей, то есть партии, прямо в лицо...
       — Кто это такой бдительный? 
       — Замдиректора нашей картины. Фурцева мне говорит: «И как я теперь должна поступить? Я же обязана реагировать на сигнал!» (Тогда доносы назывались «сигналами».) Короче говоря, пришлось картину в таком виде, с дублями, несмонтированную, показывать. И Фурцевой, между прочим, понравилось. Что и сыграло печальную роль в ее судьбе...
       — Неужели Фурцеву сняли из-за «Чистого неба»?
       — В том числе. Хорошая она баба была и свое падение страшно переживала. Вены себе вскрыла.
       — О боже... А картину запретили?
       — Поначалу. Но Фурцева все-таки как-то успела показать ее Хрущеву, и ему тоже понравилось.
       — Тогда что, все единолично Хрущев решал?
       — А то вы не знаете. Мне еще повезло, потому что, несмотря на весь свой ум — а Хрущев вопреки распространенному заблуждению дураком не был, — человек он был малообразованный. Но мои картины ему почему-то нравились. Да что там! Кроме Хрущева, хватало цензоров.
       — Все-таки вам невероятно повезло в жизни — каким-то чудом вы все время миновали цензуру, несмотря на все опалы. Да еще с таким характером... Поражаюсь, как «Сорок первый» вышел на экраны? В такие времена? Фильм, где белый офицер изображен с сочувствием? Чуть не как «положительный», как тогда говорили, герой?
       — Когда картина была уже готова, мой соавтор, некто Колтунов, настрочил на меня телегу. Мол, под этой белогвардейской стряпней он не поставит своего честного имени. Пырьев, тогдашний директор студии, хороший человек, вызвал меня, спросил, по сценарию ли я снимал, и я ответил, что не совсем. Как он меня материл! Тогда ведь это строго было. Но обошлось…

 Беседовала Диляра Тасбулатова


 

Материалы этого раздела размещаются авторами самостоятельно в режиме свободной постановки. Редакция может не разделять позицию автора.

Уважаемые авторы! Просим вас не использовать сайт "Украинский выбор" для перепоста материалов с других источников и рекламы товаров и услуг. Благодарим за понимание и сотрудничество.
Комментарии (6)
Владимир Коваль | 24.05.2016 19:40

Только и остаеться сожалеть,что о фильмах великого новатора как-то никак.Не стоял Дмитрук с ними рядом.

Андрей Дмитрук | 24.05.2016 18:24

Воистину, получилось у меня, как у Рабиновича из анекдота о прыжках с парашютом: "Запишите мне два прыжка - первый и последний..." Спустился в вонючую грязь комментариев, оставляемых завистливыми неудачниками - и больше не оскоромлюсь... Для третьих лиц (не закомплексованных своим ничтожеством) оставляю два пояснения. 1. Никогда не испытывал гордости из-за факта своего общения со знаменитыми людьми. (А список велик, и есть там персоны много позначительнее Чухрая.)Всегда исхожу из того, что равен любому "раскрученному" персонажу, и жизнь это подтверждает. В данном случае - просто и доброжелательно вспомнил анекдот из своей студенческой жизни, курьез, не больше. 2. В Союз кинематографистов СССР вступил на 15 лет позднее, уже будучи автором сценариев около 100 научно-популярных и документальных фильмов, снятых на шести киностудиях Союза, лауреатом многих фестивалей. Засим - читайте мои статьи и смотрите видео...

у меня, как у Рабиновича
--
Вот и всё.Может быть Рабинович и стоял рядом с Дмитруком,но Чухрай точно не стоял рядом с ним.

Засим - читайте мои статьи и смотрите видео...
--
Мои не глупее,даже более актуальнее и как- то приземленные,ближе к людям.
А смотреть очередное,дежурно-высопарное,увольте.В грудь быть себя не умею и расшаркиваться налево и направо не приучен с измальства.

Андрей Дмитрук | 24.05.2016 16:03

Когда я учился во ВГИКе, был со мной случай. Сдаю зачёт по истории советского кино, задали вопрос о Григории Чухрае. Кое-как ответил, но переволновался. Выхожу из аудитории в коридор, страшная охота закурить, а сигарет нет. Оглядываюсь, у кого бы стрельнуть. Тут из-за угла выходит Григорий Чухрай: я у него и разжился сигаретой, и прикурил. Но о своём зачёте промолчал - чтобы он не очень гордился...

Есть такое,я мимо Героя прошел и он мене внимательно оглядел...Так происходит приобщение к большому искусству и членов Союза кинематографистов на одного члена стало больше.