Критерии оценки
Актуальность:
Грамотность:
Стиль:
Комментариев:
0
Рейтинг статьи:
0

Ваши комментарии и оценки формируют рейтинг публикации. Лучшая публикация попадает в ТОР и это дает возможность автору стать экспертом сайта.

Внимание!
Автор самостоятельно размещает свои материалы на нашем сайте и несет за их достоверность полную ответственность. Редакция не всегда разделяет мнение автора.

Live
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Ирина Русенко 29.05 10:35 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Гость Из Будущего 26.05 05:02 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Ирина Русенко 22.05 15:31 — комментирует статью Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:58 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:57 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:45 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:43 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:03 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:02 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
Гость Из Будущего 12.05 15:13 — комментирует новость Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Алекс Короткий 10.05 23:31 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Алекс Короткий 10.05 23:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
Таїсія Попович 10.05 23:14 — комментирует новость Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Таїсія Попович 10.05 22:11 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Таїсія Попович 10.05 22:08 — комментирует новость В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Саша Жук 10.05 15:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Таїсія Попович 10.05 14:49 — комментирует новость Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:48 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:18 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
С днем Великой Победы!
Таїсія Попович 10.05 14:14 — комментирует статью С днем Великой Победы!
Законотворчество

Президент – адвокат народа (3.10.2002 г.)

Президент – адвокат народа (3.10.2002 г.)

«По моему мнению, необходимо, чтобы государство имело голову, т.е.  руководителя,  в  котором нация может видеть стоящего над течениями человека, уполномоченного решать  главное,  и  гаранта  её судеб»

Шарль де Голль (1890 – 1970) – первый президент V Республики
                              

Постоянная консультативная комиссия при Совете Европы «Демократия через право» (более известная под наименованием «Венецианская комиссия») в своем заключении от 7-8 марта 1997 г. обратила внимание, что Конституция Украины 1996 г. предусматривает полупрезидентскую систему, которая во многом подобна французской, хотя и не копирует её. Действительно, в вопросе о форме правления Украина вслед за Россией предпочла путь полупрезидентской республики, не продумав, однако, как поведёт себя в других климатических условиях экзотическое растение, взращённое на специфической почве парижских каштанов.

I
ПОЛУПРЕЗИДЕНТСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ФРАНЦУЗСКИЕ ИСТОКИ

 
Конституционный режим, получивший наименование полупрезидентской системы, отличается тем, что был буквально скроен по приказу и под жестким личным контролем генерала Шарля де Голля (полномочия президента в проекте Конституции 1958 г. были в основном сформулированы во время его личных встреч с  тогдашним министром юстиции Мишелем Дебре). При этом де Голль не упускал случая напоминать окружающим о своей роли: «Эта конституция хороша, даже превосходна. Впрочем, именно я её сделал».
 
Оценивая сформированный первым президентом V Республики механизм управления страной, один из французских авторов отмечал: «Нет, собственно говоря, режима, т.е. правила игры, соблюдаемого правящей группой; есть один человек и этот человек – сам по себе весь режим, человек-конституция». Формированию подобного государственного строя во многом способствовала та незаурядная роль, которую де Голль сыграл в годы Второй мировой войны и которую французская политология окрестила «исторической легитимностью», подразумевая под этим термином историческую обоснованность политических амбиций генерала. И, действительно, как отмечали современники, своим престижем, как и своим ростом, де Голль заметно возвышался над окружавшими его людьми.
 
Война закончилась, но де Голль, став президентом страны, продолжал уже на конституционном поле вести себя как генерал на поле брани. Причём оснований для таких утверждений де Голль предоставил предостаточно не только личным поведением, но и своими многочисленными откровениями. По его словам, «какое бы толкование ни захотели придать той или иной статье Конституции, всё равно взоры всех французов обращаются к де Голлю». Руководствуясь именно этими соображениями, генерал фактически узурпировал право толкования Конституции: «Я хорошо знаю, что такое Конституция и что я вложил в её содержание; более чем кто-либо другой я владею способом её толкования».

Всю свою политику, идеологию и огромную личную власть де Голль выводил из системы избрания президента Франции непосредственно народом. Так, в одном из своих выступлений он отметил, что «опорой нашего режима является новая система избрания президента Республики, выбор которого должен быть продиктован разумом и чувствами французов, ибо только в этом случае он будет главой государства и вождем Франции».
 
Анализируя историю возникновения полупрезидентской республики, нельзя не заметить, что де Голль, опираясь на свой непререкаемый в то время авторитет, если можно так выразиться, буквально лепил упомянутую форму правления, подчиняясь преимущественно своему творческому воображению. Один из сподвижников генерала - Рене Жано вспоминал свой разговор с ним: «Все профессора конституционного права, - сказал мне однажды генерал де Голль, - объясняют нам, что есть три возможных режима: режим ассамблеи, режим парламентский и режим президентский. Это очень хорошо, но почему так уж абсолютно необходимо, чтобы французский режим точно относился к одной из этих категорий? Нет никаких оснований, чтобы Конституция Франции  укладывалась  в одну  из этих теоретических схем; она вполне может быть ни полностью парламентской, ни полностью президентской, она может иметь именно специфический характер». Подчеркнув «специфический» характер своего детища, де Голль, однако, не озаботился разработкой объяснительной концепции, раскрывающей  суть той формы правления, которая досталась Франции в качестве его политического наследия. Видимо, всё же отдавая себе в этом отчет, де Голль неоднократно замечал, что у него нет предшественников и не будет преемников.
 
Один из современников Наполеона как-то заметил, что власть была буквально слита с его личностью. Мы можем смело утверждать, что личность де Голля была слита с полупрезиденской формой правления. На это обратил внимание один из современников генерала, отметив, что ««голлизм» - это одновременно идеология, конституция и человек». Действительно, именно в личности де Голля полупрезидентская республика приобрела своё конкретное воплощение, неутомимого пропагандиста иагитатора. Иными словами, мир впервые столкнувшись с незнакомой ему полупрезидентской формой правления, увидел хорошо известное всем лицо де Голля.
 
После ухода генерала в 1969 г. из большой политики голлизм личностный трансформировался в голлизм институционный. Иными словами, де Голль ушел, но голлизм в облике полупрезидентской формы правления остался, хотя стал давать заметные сбои в другое время и в других руках.
 
Французская модель полупрезидентской республики заведомо предполагала отказ от применения принципа разделения властей. На это бесконечное количество раз обращали внимание французские политики и правоведы. Так, один из авторов Конституции IV Республики (1946-1958 гг.) Поль Кост-Флоре утверждал, что «принцип…, выдвинутый в своё время Монтескье как средство борьбы против монархического абсолютизма, потерял в настоящее время всякое значение».  Да и сам автор Конституции 1958 г., де Голль, став президентом Франции, признавался: «…Ничто в моем понимании, ни в народных чувствах, ни в конституционных текстах не затрагивало того, что события некогда установили в отношении характера и широты моих полномочий… Мне самому надлежит выработать правила и условия, при которых я буду их осуществлять, и это никак не нарушит того, что записано в законодательных документах».

Очевидно, что конституционная история Франции, подарившая миру в начале своего пути принцип разделения властей (Декларация прав человека и гражданина, 1789 г.), на вершине своего развития сочла его демократический потенциал исчерпанным и потому бесполезным для дальнейшего использования, о чем публично и возвестила всему миру. Но в то время как в Париже пришли к убеждению, что способны управлять без помощи принципа разделения властей, Украина вслед за США, а также многими другими демократическими странами признала этот принцип ключевым и основополагающим для своего конституционного строя.

Полупрезидентская форма правления во Франции став эпилогом её богатейшей конституционной истории, в Украине выступает лишь прологом её последующего конституционного развития, и, следовательно, самой историей предназначена играть совсем иную роль.

II
           ИСТОКИ, КОТОРЫХ НЕ БЫЛО
 
В силу злого рока, уже много столетий довлеющего над Украиной, у нас не сложилась своя самобытная конституционная история, которая помимо текста конституции, предполагает прежде всего конституционную культуру народа. Украина имеет ныне свою Конституцию, но напрочь лишена необходимой конституционной культуры.

Отсутствие же должной конституционной культуры у народа в конечном итоге составляет самую большую угрозу его национальной безопасности.

Население страны обретает черты народа по мере формирования гражданского общества, посредством которого, по сути, и происходит самоосознание себя в качестве единой исторической общности и обретается шанс защитить свои конституционные права и свободы. При отсутствии же развитого гражданского общества у беспомощного населения зарождается настоятельная потребность и необходимость в своём адвокате на Олимпе государственной власти, которому оно могло бы безоговорочно доверять.

Чем трагичней участь того или иного народа в мировой истории, чем надломленнее психологически, обеднённее культурно и невежественнее юридически он выбрался из исторических передряг, тем большую историческую ответственность приобретает конституционная миссия главы государства. Когда подобным странам предоставляется исторический шанс избрать лидера нации, то пришедший на такой волне к власти глава государства приобретает не только те полномочия, которыми он формально наделён по юридической конституции, но и те, которыми его фактически наделяют избиратели, чтобы он мог реально и как можно быстрее ответить на их социальные ожидания и политические надежды.
 
Иными словами, будучи лишёнными волею судьбы возможности самостоятельно осуществлять и защищать свои конституционные права и свободы, граждане на практике формируют свою неписаную фактическую конституцию, согласно которой они, избирая главу государства, делегирует ему как своему представителю на весь срок его инвеституры (властных полномочий) всю полноту своей суверенной власти, заключая с ним как бы неписаный контракт: мы тебе абсолютную власть, а ты нам хотя бы относительную свободу и справедливость.

Именно поэтому реальные полномочия главы государства, далеко выходящие за рамки конституционного текста, не суть злой умысел какого-либо одного, пусть и властолюбивого, лица, а традиции, обычаи и нетерпеливые потребности самого народа.
 
III
УКРАИНСКАЯ МОДЕЛЬ ПОЛУПРЕЗИДЕНТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 
 
Всё вышесказанное свидетельствует, что на данном этапе своего развития Украина настоятельно нуждается в осмыслении мировой конституционной практики и разработке на этой основе своей собственной модели полупрезидентской республики, главное отличие которой от французской должно состоять прежде всего в её полном соответствии духу и букве принципа разделения властей.
 
Среди важнейших принципов современного правового государства, каковым надеется и обещает стать Украина, выделяются принципы народного суверенитета и разделения властей (соответственно статьи 5 и 6  Конституции Украины). Суть этих принципов в их подлинном значении состоит в том, что народ делегирует свою власть, разделяя её функционально в виде отдельных полномочий между различными органами государства: законодательные - парламенту, исполнительные – правительству, а правосудие – судам страны. Принципиально то, что все три ветви власти должны  получать свои прерогативы в равной степени непосредственно из рук народа. Государственная власть, при этом, должна оставаться в одних руках -  руках народа; между различными же органами государства оказываются рассредоточенными, можно сказать, даже распыленными лишь отдельные властные полномочия.
 
Раздел I Конституции Украины (статьи 1-20) содержит в себе довольно стройную и последовательную систему принципов, составляющих в своей совокупности основы конституционного строя страны. Следуя логике упомянутых принципов, в Украине должна была восторжествовать президентская форма правления, которая при этом является не только одной из наиболее полно разработанных в теории, но и также единственной, в которой на практике в полной мере воплощен принцип разделения властей.
 
Отвечая на вопрос, почему же отечественные законодатели так явно в диссонанс с основами конституционного строя Украины предпочли полупрезиденскую форму правления можно предположить, что раздел I (основы конституционного строя) Конституции Украины в основном был заимствован из других конституций, а остальные разделы формировались под влиянием ночных обстоятельств и давлением утренней необходимости.

Как бы там ни было, но факт остается фактом: растение, взлелеянное на Елисейских полях, одним махом, не задумываясь о будущих всходах, было пересажено на всё ещё колхозные просторы достославного отечества. В итоге мы получили некий конституционный коктейль, при котором в конституционную доктрину Украины изначально было встроено противоречие между её отдельными составными частями: основами конституционного строя страны (принципами народного суверенитета и разделения властей), с одной стороны, и начисто освобожденной от принципа разделения властей французской моделью полупрезидентской республики, с другой. Именно это противоречие, как представляется, и дает время от  времени себя знать в различных политических скандалах, с неумолимой силой вновь и вновь разгорающихся на украинском Олимпе власти.
 

ПРАВИТЕЛЬ НАРОДНОЙ МИЛОСТЬЮ
 
Особенностью конституционного института президентуры в нашем отечестве оказывается то, что единственным органом,  получающим в чистом виде власть непосредственно из рук народа, остается на данный момент только глава государства. Cогласно части 2 статьи 5 Конституции Украины, народ осуществляет свою власть как непосредственно путем референдума (прямая демократия), так и путем выбора своих представителей в органы государственной власти и местного самоуправления (представительная демократия).

Поскольку парламент в Украине лишь частично избирается непосредственно народом, частично же рекрутируется из узкого круга партийной номенклатуры, а правительство и суды при этом назначаются в административном порядке, то институт президента оказывается единственным органом государства, посредством которого народ оказывается в состоянии осуществлять свою суверенную власть в форме представительной демократии согласно Основному закону страны.
 
Как образно подметил один почтенный классик, таким образом, абстрактный дух народа находит своё конкретное и полное воплощение в личности избранного президента. Иными словами, перед лицом традиционных ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной) избранный подобным образом глава государства оказывается единственным носителем своего рода народного права: он, по сути, являет собой правителя народной милостью. Вовсе неслучайно одним из самых задушевных утверждений де Голля стал тезис, что избираемый всеобщим голосованием президент является «единственным представителем и уполномоченным всей нации» в отличие от депутатов парламента, ставших победителями «в 487 местных состязаниях». Именно поэтому в качестве основной идеи полупрезидентской республики он провозгласил «пришествие народа… как прямого источника власти главы государства».
 
Узколобое внедрение в конституционную практику Украины пропорциональной избирательной системы внесло существенное изменение в действующий конституционный режим (произведенный законодателями конституционный сдвиг мгновенно породил, образно говоря, Гулливера, которого тут же с большим усердием и, разумеется, опозданием принялись обуздывать оставшиеся на земле 450 лилипутов).
 
Если, начиная с Декларации о государственном суверенитете Украины от 16 июля 1990 г., хранителем национального суверенитета в стране (если  не по сути, то уж во всяком случае по форме) выступал парламент, то в результате происшедшего изменения конституционного режима функция хранителя национального суверенитета и по сути и по форме однозначно переместилась в руки главы государства - Президента Украины.
 
Хотя избирательные системы - тема отдельного исследования, но к месту отметить, что только получение своих прерогатив непосредственно из рук народа придает подлинно представительный и легитимный характер той или иной ветви власти. Единственная правомочная власть – это представители самого народа. Поэтому политический строй, предполагающий всенародное избрание из всех органов государственной власти только главы государства, означает, по сути, делегирование народом последнему на весь срок его полномочий  всей полноты  государственной власти (разумеется, кроме права определять и изменять  конституционный строй страны). Это позволило де Голлю утверждать: «Дух новой Конституции состоит в том, что… власть исходит прямо от народа, а это ведёт к тому, что глава государства, избранный нацией, является источником и носителем власти».
 
При такой системе правления президент оказывается наиболее легитимным институтом власти, уполномоченным непосредственно народом представлять его права и интересы на государственном Олимпе; подобного рода актом народ одновременно санкционирует и одобряет предложенный президентом (на выборах или референдуме) стратегический курс развития страны.
 
Сложившийся таким путем конституционный режим предполагает, что именно президент, и никто иной, призван от имени народа и в его интересах осуществлять национальный суверенитет и контроль над всеми ветвями государственной власти: законодательной, исполнительной и судебной. Именно поэтому многие французские авторы именуют главу президентской республики арбитром, судьёй и даже вождём нации.
 
Итак, всенародно избранный президент в условиях полупрезиденской системы правления уполномочен от имени народа осуществлять на весь срок своих полномочий всю полноту государственной власти в качестве представителя, поверенного или адвоката этого народа.
 
В условиях полупрезидентской республики глава государства находится в прямых правовых отношениях непосредственно со своим народом, или, говоря казенным языком, в прямом внепарламентском контакте с избирательным корпусом всей страны. С конституционной точки зрения последнее означает, что глава государства в условиях полупрезидентской формы правления, в отличие от парламентарной, несёт прямую политическую ответственность за итоги своей деятельности непосредственно и только перед избравшим его народом.
 
Специфику политической ответственности президента проанализировал в свое время ближайший сподвижник де Голля и первый премьер-министр V Республики Мишель Дебре: «Когда ответственный государственный деятель силой своего убеждения и своего авторитета защищает какое-либо дело, ему остается лишь уйти в отставку, если суверенный народ не последовал за ним».  Де Голль первый положил начало практике политической ответственности президента в процессе прямого диалога непосредственно с избравшим его народом. Так, накануне референдума 1962 г. де Голль в своём обращении к нации заявил: «Ваши ответы… скажут мне, могу ли я и должен ли я продолжать мою деятельность на службе Франции», а накануне референдума 1969 г. ещё раз предупредил: «…Если я буду дезавуирован большинством из вас… я прекращу исполнять мои функции». И, действительно, как только на референдуме 1969 г. французы сказали «нет» очередной конституционной инициативе своего президента (о создании регионов и реформе Сената), де Голль, оценив его итоги как проявление вотума недоверия  со стороны своего народа, немедля подал в отставку со словами: «Француженки, французы, генерал де Голль, Президент Республики, решил прекратить осуществление своих обязанностей…».
 
ДИРИЖЁР ГОСУДАРСТВЕННОГО ОРКЕСТРА
 
Как-то знаменитый и многоопытный канцлер Австрийской империи Клеменс Меттерних (1773-1859) заметил, что «представительное правление есть инструмент, на котором могут играть только превосходные музыканты, потому что инструмент сей труден и капризен». Если считать подобного рода аналогии уместными для анализа государственно-правовых явлений, то правовое положение президента в полупрезидентской системе более всего напоминает роль дирижёра в оркестре; роль, требующая незаурядного мастерства и выдержки, поскольку иначе не удастся обеспечить слаженную игру столь необычного  ансамбля, в составе которого выступают такие исполнители, как законодательная, исполнительная и судебная ветви власти. Дирижёр при этом обязан удерживаться от искушения подменять собой отдельных, пусть и нерадивых, музыкантов; в противном случае велика угроза потери управляемости оркестром в целом ради искушения поиграть на отдельном инструменте.
 
Образно говоря, располагаясь за дирижёрским пультом, президент обеспечивает слаженную и профессиональную работу государственного оркестра в лице трёх ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной), не подменяя собой ни одну из них и руководствуясь при этом одной партитурой: принципами, составляющими в своей совокупности конституционный строй страны.
 
Конституционный механизм приобретения главой государства власти в полупрезиденской республике предполагает его равноудаление от партийных страстей и дрязг. Уместно напомнить, что отцы-основатели США, а также «архитектор» французской модели полупрезидентской республики президент Ш. де Голль, каждые в своё время были против верховенства партий в политической системе соответствующих стран и неоднократно заявляли, что президент должен быть над партиями, выполняя роль арбитра между различными силами в обществе (например, когда образовалась голлистская партия «Союз в защиту новой республики» /ЮНР/, то де Голль категорически отказался поддерживать с ней какие-либо формальные связи, а, тем более входить в состав её руководства).
 
В полупрезидентской республике глава государства выступает в качестве вождя и лидера всей нации, а не какого-либо одного социального слоя, а тем более одной партии (известно, например, что, будучи избранным президентом Португалии глава социалистической партии М. Соареш вышел с её рядов со словами, что он должен быть президентом для всех португальцев, независимо от их политических убеждений).
 
Члены парламента связывают свои интересы с локальными интересами своих избирательных округов; президент представляет интересы всей нации. Поэтому президентское большинство  в лице избирательного корпуса страны далеко не всегда по своим интересам может  совпадать с парламентским (в лице законодателей, поддерживающих курс президента); в борьбе за парламентское большинство глава государства рискует потерять из виду интересы нации, а следовательно, и своё подлинное большинство – народное. При таких правилах игры президент способен максимально полно выполнять своё предназначение - арбитра нации - только будучи независимым от партий и их коалиций в парламенте.
 
Миссия президентского арбитража заключается в обеспечении соблюдения единых правил игры со стороны всех субъектов конституционного права страны (известно, что лицо, которое принимает непосредственное участие в игре, по определению, не может соблюдать беспристрастность и авторитет арбитра, поскольку само оказывается в итоге в плену у односторонних командно-партийных страстей, становясь со временем против своей воли их заложником и жертвой одновременно).
 
Таким образом, президентура в нашей конституционной системе служит центром, координирующем деятельность всех иных властей с тем чтобы они функционировали как единое целое. Именно в институте президентства воплощён принцип единства, сплачивающий все три ветви власти в работоспособную систему государственного управления. Институт президентства таким образом принимает участие в деятельности всех трёх ветвей власти; он не является чем-то отстранённым от какой-либо одной из них.
 
ЛИДЕР НАЦИИ
 
Чешско-немецкий политолог Габриэль Лауб  как-то грустно заметил, что всякая власть действительно исходит от народа, но при этом уже никогда к нему не возвращается. Помочь народу удержать власть в своих руках, обеспечив  её использование исключительно во благо каждого отдельного человека, – основная задача главы государства в условиях полупрезидентской  республики. Институт президента в этом отношении рассматривается как инструмент самосохранения и развития нации.  
 
Полупрезидентская форма правления предполагает, что глава государства исполняет также роль генератора идей и центра стратегического развития всей страны. Его главная задача – возбуждать доверие, создавать чувство цели, порождать уверенность. Мировая практика свидетельствует: парламент не способен выполнять эту миссию; как отмечают, например, американские конгрессмены: «У нас есть всё, что нам необходимо, кроме самого главного: времени для размышлений, привычки мыслить. Мы не имеем времени, чтобы размышлять о благополучии и безопасности».  
 
Разумеется, что какой-то орган государства должен взять на себя ответственность за эту нелёгкую, а для нашего отечества и непривычную миссию - думать о благополучии и безопасности своего народа. Поэтому миссия президента – это лидерство; он ведущий разработчик и одновременно проводник всего политического курса страны (32-й президент США Франклин Делано Рузвельт (1882-1945) как-то отметил, что президентство «это прежде всего место, откуда исходит моральное руководство. Все наши великие президенты были лидерами в духовной области»).
 
Итак, глава государства в определяет и ведет политику нации, парламент переводит её на язык законов, правительство – на язык фактов. При этом лидер нации должен регулярно информировать её о своих намерениях, инициативах и планах, а по наиболее значимым из них - получать её одобрение и  поддержку.  Отсюда полномочия, вытекающие из правового положения главы государства в полупрезиденской республике, должны включать в себя возможности инициировать и принуждать к исполнению объявленной и поддержанной нацией программы развития страны.
 
В соответствии с логикой принципа народного суверенитета сложившийся в стране конституционный режим предполагает политическую ответственность президента непосредственно перед избравшим его народом, что в свою очередь влечёт за собой политическую ответственность всех иных наличествующих в государстве ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной) непосредственно перед главой государства.
 
Согласно этой логике, глава государства должен быть наделён полномочиями распускать парламент, отправлять в отставку правительство и увольнять судей при нарушении ими прав и свобод человека и гражданина, национальных интересов и национальной безопасности Украинского народа, угрозы узурпации власти и других посягательств на конституционный строй Украины.

Один из «отцов-основателей» США и её 4-й президент Джеймс Медисон (1751-1836) в своё время писал: «Гений республиканской свободы требует, с одной стороны, того, чтобы вся власть черпалась из народа, но, с другой – чтобы её носители содержались в подчинении народу путём кратковременности их назначений и чтобы даже во время такого короткого срока власть находилась во многих руках». Вот эта важнейшая функция - содержать чиновников в подчинении народу - в условиях полупрезидентской республики входит в круг нелёгких обязанностей главы государства. Президент как представитель народа и гарант его свободы просто обязан неустанно и повседневно выполнять роль мифического Геракла, очищающего время от времени «авгиевы конюшни» государственного аппарата.
 
В соответствии с логикой принципа разделения властей, глава государства в условиях полупрезидентской республики должен избегать полномочий, которые традиционно отнесены к прерогативам законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти, поскольку его миссия как раз и заключается в обеспечении от имени и в интересах народа соблюдение этого принципа во взаимоотношениях между последними, не становясь при этом на сторону какой-либо одной из них.
 
Одной из самых болезненных проблем полупрезиденской формы правления является конкуренция между президентом и премьер-министром за влияние на исполнительную ветвь власти, в которой, как правило, верх берёт глава государства, оставляя премьер-министру довольствоваться ролью чиновника высшего ранга при своей особе. Практику низведения главы правительства до начальника гражданского штаба при главе государства породил сам отец-основатель полупрезидентской республики: «Что такое премьер-министр, - вопрошал де Голль, - если не директор кабинета президента Республики?».
 
Приведённый пассаж со всей очевидностью свидетельствует о том, что французская модель полупрезиденской республики несёт в своем чреве (вопреки принципу разделения властей) внутренний конфликт между центральными органами государства, конфликт, способный оказаться роковым для судьбы полупрезиденской формы правления в Украине; претензии главы государства на непосредственное руководство исполнительной ветвью власти неминуемо обостряет межличностную борьбу на политическом Олимпе страны и, как  правило, провоцирует так называемую «министерскую чехарду», которую во всей своей красе являет нам наша политическая практика. Всё вместе взятое не способствует эффективному управлению государственными делами во благо народа, который, собственно говоря, именно с этой целью и делегирует свой суверенитет высшим иерархам государства.
 
Думается, что, руководствуясь именно подобными соображениями, глава французского государства Франсуа Миттеран отказался от своей прерогативы назначения отдельных должностных лиц (известно, что Высший совет магистратуры Франции предлагает кандидатуры на ответственные посты в судебной иерархии и президент имел свою квоту назначений в количестве 9 членов этого Совета. В 1993 г. по предложению президента, французский парламент принял поправку к Конституции, упраздняющую право главы государства назначать должностных лиц этого почтенного учреждения).

В Румынии защитой прав  и свобод человека ведает специально назначаемое парламентом должностное лицо, получившее романтическое название – адвокат народа. В Украине, видимо, историей и конституционным правом роль подлинного адвоката народа отведена всё же непосредственно главе государства.
 
Итак, правовое положение главы государства в системе украинской модели полупрезиденской республики можно определить как приобретенные путем всенародного избрания полномочия представлять права и интересы суверенного народа, перед лицом которого он в качестве общенационального лидера несет политическую ответственность за итоги своей деятельности, находящей своё выражение в обеспечении незыблемости установленного в государстве конституционного строя и разработке стратегического курса развития страны, проведение в жизнь которых всецело возлагается на законодательную, исполнительную и судебную ветви власти, действующих на основе принципа разделения властей и под страхом политической ответственности непосредственно перед Президентом Украины.
Источник: "Голос Украины", № 181 от 3 октября 2002 г., стр.12-13.
Материалы этого раздела размещаются авторами самостоятельно в режиме свободной постановки. Редакция может не разделять позицию автора.

Уважаемые авторы! Просим вас не использовать сайт "Украинский выбор" для перепоста материалов с других источников и рекламы товаров и услуг. Благодарим за понимание и сотрудничество.
Комментарии (1)
Тале Бен Тале | 02.09.2013 08:59

Статья написана Александром или в соавторстве с коллективом "Института демократии и прав человека"?

Хорошая статья. Из автора получился бы хороший главный редактор СМИ главы полупрезидентской республики.

Да! Украине сегодня нужен именно такой президент - идеология, конституция и человек в одном лице!

Но, одной из главных его забот должна стать забота о создании механизма отбора и подготовки таких людей в Украине, чтобы с уходом одного лица не терялась стратегическая линия главы государства - забота о людях, которые и составляют это государств!