Критерии оценки
Актуальность:
Грамотность:
Стиль:
Комментариев:
0
Рейтинг статьи:
0

Ваши комментарии и оценки формируют рейтинг публикации. Лучшая публикация попадает в ТОР и это дает возможность автору стать экспертом сайта.

Внимание!
Автор самостоятельно размещает свои материалы на нашем сайте и несет за их достоверность полную ответственность. Редакция не всегда разделяет мнение автора.

Live
Как толпе заплетают извилины
Константин Киричек 30.04 00:16 — комментирует статью Как толпе заплетают извилины
Не оправдавшая надежд Украины Гаага
Олег Мороз 29.04 21:23 — комментирует статью Не оправдавшая надежд Украины Гаага
Прозрение евроинтеграторов
Олег Мороз 29.04 21:15 — комментирует статью Прозрение евроинтеграторов
В.Медведчук: По ЗСТ с ЕС пора делать официальные выводы
Андрей Бовин 29.04 13:06 — комментирует новость В.Медведчук: По ЗСТ с ЕС пора делать официальные выводы
Прозрение евроинтеграторов
Андрей Бовин 29.04 13:05 — комментирует статью Прозрение евроинтеграторов
Виктор Медведчук: Политики продолжают стравливать граждан Украины
Татьяна Лебединец 29.04 11:10 — комментирует новость Виктор Медведчук: Политики продолжают стравливать граждан Украины
Дональд Трамп уверен,  что Минские соглашения необходимо выполнить
Василий Волошин 28.04 21:48 — комментирует статью Дональд Трамп уверен, что Минские соглашения необходимо выполнить
Антлантический альянс: ШИВОРОТ-ъ НАВЫВОРОТ-ъ
Владимир Коваль 28.04 21:06 — комментирует статью Антлантический альянс: ШИВОРОТ-ъ НАВЫВОРОТ-ъ
Антлантический альянс: ШИВОРОТ-ъ НАВЫВОРОТ-ъ
Лаала Лаала 28.04 18:29 — комментирует статью Антлантический альянс: ШИВОРОТ-ъ НАВЫВОРОТ-ъ
Антлантический альянс: ШИВОРОТ-ъ НАВЫВОРОТ-ъ
Владимир Коваль 28.04 18:10 — комментирует статью Антлантический альянс: ШИВОРОТ-ъ НАВЫВОРОТ-ъ
Не оправдавшая надежд Украины Гаага
Лаала Лаала 28.04 17:11 — комментирует статью Не оправдавшая надежд Украины Гаага
«Украинский выбор» требует возбудить уголовное дело против мэра Конотопа…
Никола Яременк 28.04 16:51 — комментирует статью «Украинский выбор» требует возбудить уголовное дело против мэра Конотопа…
Не оправдавшая надежд Украины Гаага
Владимир Коваль 28.04 16:38 — комментирует статью Не оправдавшая надежд Украины Гаага
Не оправдавшая надежд Украины Гаага
Никита Васильков 28.04 13:29 — комментирует статью Не оправдавшая надежд Украины Гаага
Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Зеник Вайсберг 28.04 11:31 — комментирует видео Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Зеник Вайсберг 28.04 11:30 — комментирует видео Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Григорий Сечкин 28.04 11:28 — комментирует видео Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Григорий Сечкин 28.04 11:28 — комментирует видео Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Григорий Сечкин 28.04 11:27 — комментирует видео Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Олег Мороз 28.04 11:12 — комментирует видео Альтернативы Минским соглашениям нет и быть не может
Образование

Генуэзская работорговля в Крыму

Генуэзская работорговля в Крыму

Рассматривая историю Генуи, поражаешься, как в исторически короткий срок (всего полтора столетия), город прошёл путь от малозначимого рыбацкого городка до столицы морской торговой державы. Её корабли не только бороздили Средиземноморье, но выходили каботажным плаванием в Атлантику, а генуэзские купцы торговали не только с ближними соседями, но и с богатым  загадочным Востоком.

Конечно, во многом это определялось великолепным географическим положением города, расположенного, в бухте Лигурийского моря на пересечении основных торговых путей. В условиях экономического подъема Европы в конце X - начале XI века сухопутные торговые пути были небезопасны, дорогостоящи, длительны и не справлялись с увеличением товарооборота между странами.

Вторым фактором, обеспечившим значительный вклад в развитие, стала форма управления городом. Генуя одной из первых приобрела независимость, став городом- коммуной. Власть принадлежала виконту, епископу и городскому патрициату. Патрициат создал в 1099 году компанию для защиты интересов горожан, которая постепенно расширяя свои права, стала корпоративным органом городского самоуправления с консулом во главе.

Следующим фактором, в немалой степени способствующим развитию, стала религия. Обладая серьезным флотом и опытом борьбы с сарацинами, Генуя принимает участие в Крестовых походах.  Крестовые походы, в основном, полагались на морской транспорт. Генуя и другие морские республики получали за перевозку войск и грузов деньги, товары и концессии на колонии. Жители лигурийского побережья и континентальной части Аппенинского полуострова потянулись на восток Средиземноморья, север Африки и на берега Чёрного моря, создавая коммерческие поселения - «колонии», порты, торговые и военные базы.  Таким образом, торговля, поддержанная разумной властью, защищавшей наиболее привилегированный купеческий класс, флот, строящийся как в военных целях для собственной защиты и вооруженной экспансии, так и для перевозки каботажных грузов, корыстное использование религиозных канонов – всё  это  стало источником богатства города. Среди жителей Генуи распространилась гордая присказка: «Ianuensis ergo mercator», «Если генуэзец, - значит торговец!» Сам город получил наименование «La Superba» Генуя Гордая.

Первое время перевес имели венецианцы. Четвертый крестовый поход (1202—1204 гг.), в организации которого огромную роль сыграло богатое купечество Республики св. Марка (так называлась Венеция в средние века), привел к разгрому Ромеи и захвату крестоносцами Города. Значительная часть столицы империи и ее предместья, лежавшие на путях из Средиземного в Чёрное море, оказались в руках венецианцев. Их корабли получили возможность свободно плавать по Чёрному морю. Итальянские источники говорят о торговле венецианцев в Крыму (в Солдайе — Судаке) уже в первые годы после четвертого крестового похода (1206 г.). Но если Венеция сумела извлечь для себя большие выгоды из четвертого крестового похода, то главный ее торговый соперник — Генуя — понес от разгрома Ромеи большой урон: венецианцы добились изгнания генуэзских купцов из всех захваченных крестоносцами земель. Поэтому Генуя пошла на сближение с врагом Венеции — Никейской империей (греческим государством в Малой Азии), ставшей центром сопротивления ромеев крестоносцам.

В марте 1261 г. между никейским императором Михаилом Палеологом и генуэзцами был заключён договор, по которому провозглашался вечный мир между Ромеей и Генуей. В случае возвращения Ромы под власть греков генуэзцам представлялось исключительное право плавания и торговли на Чёрном море. В июле 1261 г. войска Михаила Палеолога овладели столицей. Это событие явилось тяжелым ударом для Венеции. Венецианский квартал в столице Ромеи был сожжен, а его территория - передана генуэзцам. С этого момента и начинается генуэзская колонизация Северного Причерноморья.

Заключение в 1261 году Нимфейского договора с императором Византии Михаилом VIII Палеологом было вершиной успехов генуэзской экспансии. За помощь при возвращении Ромы генуэзцы,  как и было обещано, получили исключительное право беспошлинной торговли на всей территории Ромеи и монопольное право торговли на  Чёрном море. Используя золотую монету, генуэзские купцы стали активно развивать международную торговлю и взаиморасчеты, закладывая основы капитализма, торговой и финансовой системы. В своих колониях (хотя это могла быть даже одна улица в городе) управление происходило по законам итальянского города губернатором, назначенным из родного города, со своей церковью и магазинами с едой в итальянском вкусе. Таким образом, эти центры стали оказывали существенное политическое влияние на местах: купцы организовывали ассоциации и союзы, стремясь приобрести юридические, налоговые и другие привилегии от местных правительств. Торговое и политическое влияние Генуи, поддержанное военными средствами, было настолько велико, что некоторое время Чёрное море называлось Генуэзским морем.

Точно установить время основания в Крыму генуэзских колоний пока не удалось. Не сохранилось ни одного документа, указывающего, как и когда генуэзцы овладели Кафой.

Первое известие о генуэзской колонии в Кафе относится к 1289 г. К этому времени принадлежат дошедшие до нас нотариальные акты Кафы. В 1290 г. был принят первый Устав Кафы. Это говорит о том, что к концу XIII в. генуэзцы сделали Кафу своим главным опорным пунктом в Крыму. Они не могли получить её без содействия со стороны татар, к тому времени ставших уже хозяевами большей части полуострова. Возможность сбывать захваченных во время войн пленников и обменивать продукты скотоводства на заморские товары, а также большие выгоды, которые можно было извлечь из таможенных пошлин с иностранцев, — таковы мотивы, побудившие татарских правителей дать позволение генуэзцам на основание своей колонии.

Однако генуэзцам не сразу удалось стать монополистами в морской торговле Крыма. В 1265 г. Византия заключила мир с Венецианской республикой, и венецианцы снова получили доступ на Чёрное море. Опорным пунктом венецианцев в Крыму на время стала Солдайя. В 1287 г. здесь даже сидел венецианский консул. В 1296 г. венецианский флот вторгся на Чёрное море. Ряд генуэзских кораблей был захвачен. Венецианцы осадили и после продолжительного сопротивления захватили Кафу.

Но их торжество было временным. После ухода с Чёрного моря венецианского флота генуэзцы вернулись в Кафу. Однако венецианцы ещё сравнительно долго оставались в Крыму, имея в Солдайе свою факторию. Кроме того, в первой половине XIV в. им удалось приобрести квартал в важнейшем торговом пункте в устье Дона, в Тане (нынешний Азов), где обосновались в это время и генуэзские купцы.

Борьба генуэзцев с венецианцами переплеталась с борьбой представителей обеих итальянских республик с татарами. Хотя торговля с Генуей и Венецией приносила татарской феодальной знати немалые выгоды, взаимоотношения между татарами и итальянцами отнюдь не всегда отличались мирным характером. Богатства приморских городов Крыма привлекали жадные взоры кочевников. В XIV в. Кафа несколько раз подвергалась нападению со стороны татарского войска. Татары осаждали Кафу в 1308, 1344—1347 гг. Во время одного из таких нападений генуэзцы вынуждены были покинуть город и вернулись в него лишь несколько лет спустя. С  этими  событиями  связано обвинение  генуэзцев  в  завозе  чумы  на  юг  Европы.

Во второй половине XIV в., воспользовавшись раздорами в Орде, генуэзцы значительно расширили свои владения в Крыму. В 1357 г. они захватили Чембало (совр. Балаклава), а в 1365 г. овладели Солдайей (она же — Сурож), крупным торговым городом Крыма, который поддерживал тесные связи с русскими землями, в частности с Великим княжеством Московским.  Несколько позже, в 1381 г., генуэзцы по договору с татарами, заключённому после разгрома Мамая, окончательно закрепили за собой 18 деревень Солдайского консульства на юго-восточном берегу Крыма. Кроме того, они учредили ещё так называемое «капитанство Готию» на южном берегу. Таким образом, во второй половине XIV в. генуэзцы утвердились на большом пространстве Крыма — от Чембало до Кафы. Впоследствии они распространили свою власть и до Керченского пролива (Боспора). Итальянские поселения в Крыму получили общее название Генуэзская Газария.

Торговля морским путем имела неоспоримое преимущество: морем можно было перевозить большие массы тяжелых, громоздких и сравнительно дешевых товаров. Одновременно с появлением компаса, начиная с XIII века, увеличивается тоннаж торговых кораблей. Основное транспортное судно - неф (nave) закругленной формы с высокими бортами. В начале XV века грузоподъёмность торговых кораблей, предназначавшихся для рейсов в Чёрное море, составляла 600-800 тонн.

   Взгляд на карту генуэзской экспансии приводит  к  выводу,  что экономическое благополучие Генуи зависело от разветвлённой сети колоний. Естественно, что другие морские республики (особенно Венеция) не могли мириться с генуэзским господством во всем средиземноморье и акватории Чёрного моря. Весь XIV век Венеция с переменным успехом вела военные действия против Генуи и в 1380 году разгромила её в битве при Кьодже. В результате достигнутого компромисса произошло разделение сфер влияния: Генуя уступает венецианцам позиции в Чёрном море, в Сирии и в Египте. На этом заканчивается золотой век Генуэзской республики.

Потерпев поражение от Венеции и лишившись больших доходов от черноморских колоний, республика больше была не в состоянии возвращать взятые взаймы у граждан средства. Тогда её властями было принято мудрое решение, постановив, что каждый из кредиторов будет получать определенную часть доходов от сумм таможенных сборов, пропорционально той сумме, которую он дал взаймы государству, пока долг не будет погашен. Так в 1407 году была создана корпорация заимодавцев, которые учредили нечто вроде правления и комитет Восьми, который в качестве верховного органа должен был следить за исполнением решений совета. Своей корпорации они дали наименование в честь Святого Георгия, вскоре переименовав её в банк Святого Георгия (Banco di San Giorgio).

Работорговля была очень выгодной и приносила гораздо больший доход, чем любая иная торговля.  В архивах Венеции и Генуи хранятся сотни нотариальных актов, фиксирующих работорговлю. Установлено, что в колониях продавались татары (в XIV и XV вв.), кавказцы - черкесы, зихи, абхазы, мингрелы (в XIV в.), русские и болгары (в XIV в.). Составлялся отдельный акт на каждую сделку, объектом которой было одно подневольное лицо (иногда это была мать с ребенком). Производились массовые закупки молодых мужчин для комплектования войск в Египте.  Опасно было увозить в рабство  крымских  татар и вообще мусульман: из Орды за это мстили жителям колоний. Поэтому поражает высокий удельный вес рабов-татар. По данным генуэзских архивов, в среднем здесь из 25 выставленных на продажу рабов было 20 татар, 1 грек и 4 каких-то пришлых (по архивам Флоренции – на 259 татар приходилось 27 греков, 7 русских и 7 турок). В Палермо (Сицилия) во второй половине того же века из 376 рабов, поступивших от крымских генуэзцев 287 человек или около 76% (!) были татарами; во Флоренции чуть позже, в конце XIV в., из 389 проданных рабынь 259 женщин также были татарками.

Кажущаяся  несуразность  легко  устраняется,  если  припомнить,  что  «татарами» считали  не  мусульман,  а  невольников,  привезённых  в  Тану  из  Московского  княжества,  подвластного  татарам.  В  Генуе  же  эти  «татары»  автоматически  считались  нехристями,  что  позволяло  с  некоторым  трудом  обходить  запрет  на  работорговлю  христианами. Всё  же – генуэзцы  избегали  торговать  в  Европе  православными  «схизматиками».  С  «татарками»  же - вообще  не  было  сложностей.   А  упомянутые  в  архивных  документах  «русские» - это  захваченные  в  татарских  набегах  жители  ВКЛ,  которые  звались  «русинами»  и  были  язычниками,  а  следовательно,  нехристями.

Несмотря  на  существование  архивных  документов,  общее  число  вывезенных  генуэзцами  из  Крыма  рабов  до  сих  пор  не  определено.

В  Москве  же  и  в  Коломне  от  тех  времён  остались  одинаковые  названия  «Девичье  поле». На  этих  лугах  производились  предпродажные  смотрины  девиц  и  устраивались  торги  этими  «татарками»,  свезёнными  из  дальних  северских  селений. Вся  агитационная  и  разъяснительная  работа  среди  племенных  старейшин  и  родителей  невольниц  проводилась  силами  приходских  священников.  Невольницам   обещали  безбедную  жизнь  на  чужбине,  а  их  родителям  давали  за  них  несколько  монеток.  Работорговля  была  настолько  массовой,  а  дирхемов,  вырученных  от  продажи  невольниц,  оказывалось  так  много,  что  денег  хватало  не  только  на  убранства  в  княжеских  теремах  и  на  сокровища  в  княжеских  сундуках,  но  и,  в  порядке  церковной  десятины  и  пожертвований  церкви  за  соучастие  в  работорговле  - на  строительство  многочисленных  храмов  с  золотыми  куполами,  роскошными  иконостасами  и с  богатой  настенной  росписью. Хватило  и  на  8  бочонков  золота  Римскому  престолу  после  Ферраро-Флорентийского  собора.  А  в  церковной  архитектуре – господствовал  фряжский  «шатровый  стиль».

С  помошью  работорговли  московские  князья  регулярно  «опромышляли»  подвластную  колонизированную  территорию,  продавая   её  население  в  размере  ежегодного  прироста.  Подобно  скоту,  регулярно  поедающему подросшую  траву,  и  не  допускающему  её  бесполезного  отмирания,  северцы  кормились  и  плодились,  используя  свои  трудовые  усилия  и  даровые  природные  ресурсы.   Но  в  отличие  от  скота,  дающего  молоко,  телят  и  ягнят,  а  после  забоя – мясо  и  шкуру,  от  северцев - невозможно  было  извлечь  никакой  пользы,  кроме  горсти  монет  после  продажи  их  потомства.  Поэтому  фряги  являлись  необходимым  звеном  в  цепи  получения  княжеского  дохода  от  колонии.  Без  этого  звена  колонизация  теряла  смысл.  Поэтому  не  было  и  смысла  в  расширении  колонизированной  территории  за  пределы  Владимирского  Ополья,  хорошо  поддающегося  работорговому  «опромышлению».  А  леса  для  челнов  хватало,  и  волока  на  «Рясском  поле» – с  Оки  на  Воронеж - действовали  исправно!

С  фрягами  в  Москве  взимодействовало  купеческое  объединение  «гостей-сурожан». В  купеческих  семьях  обращались  капиталы,  не  только  наполнявшие  казну,  но  и  позволявшие  давать  ссуды  князьям.

 Доходы  генуэзцев  от  торговли  северцами  стократно  превосходили  доходы  их  московских  партнёров  по  работорговле,  и  направлялись  не  только  на  увеличение  флота  и  расширение  колоний,  но  и  на  создание  сокровищ.  Эти  сокровища  вскоре  генуэзцам  пригодились  при  первоначальном  проникновении  на  земли  новооткрытой  Америки.  И  эти  затраты  не  оказались  напрасными – вскоре  они  обернулись  доселе  невиданными  поступлениями  серебра.

Но  если  настолько  много  северских  невольников  было  продано  фрягам,  то  почему  ныне  так  мало  в  южной  Европе  носителей  северской  Y-хромосомной гаплогруппы  R1a1a1?  А  потому,  что  на  юг  Европы  завозили  только  девиц.  Тем  не  менее – жители  нынешней  северной  Италии  внешне  заметно  отличаются  от  итальянцев-южан.  Зато  находит  своё  объяснение  высокий  процент  северской  гаплогруппы  у  арабов  Магриба,  поскольку  северских  подростков  генуэзцы  продавали  преимущественно  на  Каирском  невольничьем  рынке.

Однако окружающая  генуэзцев обстановка  ухудшалась   настолько  стремительно,  что  это  послужило  причиной  сооружения  крепости  в  Суроже  (ныне  Судак).  На  крепостной  башне  имеется  табличка:  «Башня  Фиеско, 1409 год».  Так  и  вспоминается  шиллеровский  «Заговор  Фиеско  в  Генуе»!

  К середине XV века состояние Генуи продолжало ухудшаться: турки захватили столицу Ромеи, заняли берега  Босфора и перекрыли доступ Генуи к её черноморским колониям. В то же время акционерное общество банк св. Георгия богатело, собирало налоги во владениях республики, контролировало генуэзские таможни, получило право новых займов и погашения старых, имело монополию на добычу соли и даже начало чеканить монеты. Когда казна Генуи опустела, властью республики было подписано соглашение, по которому заморские колонии Генуи передавались банку. Вскоре дело дошло до того, что из-за потребностей республики большая часть земель и городов, состоящих под управлением Генуи, перешла в ведение банка «он хозяйничает в них, защищает их, и каждый год посылает туда своих открыто избранных правителей, в деятельность которых государство не вмешивается. А отсюда произошло и то, что граждане, считая правительство республики тираническим, утратили к нему всякую привязанность, перенеся ее на банк Святого Георгия, где управление всеми делами ведется упорядоченнее и справедливо» - писал Никколо Макиавелли в «Истории Флоренции». Действительно, банк святого Георгия укрепил оборону, построил новые и отремонтировал старые укрепления, наладил эффективное управление приобретенными владениями, экономика колоний стабилизировалась, доходы банка возросли.  Но  в  результате турецкой агрессии произошло значительное перемещение торговых путей, связывавших страны Востока с Западной Европой. К концу XV в. основной поток восточных товаров в Европу и европейских в Азию - пошёл через Египет. Чёрное море надолго потеряло свое прежнее значение важного района международной торговли.

Особенностью генуэзской колонизации в Крыму было то, что она осуществлялась объединениями граждан-предпринимателей, торговыми компаниями, патрицианскими семействами. При этом в далекие заморские земли в поисках богатства и удачи отправлялись, в основном, молодые неженатые мужчины, они не теряли связи с Генуей, сохраняли гражданство метрополии. Колонистов, оседавших в факториях на более или менее длительный срок, было крайне мало, так же редко колонисты привозили с собой семьи. В 1475 г. в Кафе на 70 тыс. жителей насчитывалось только около тысячи генуэзцев. Местное крымское население (греки, армяне, татары, русские, евреи, представители других народностей) многократно превосходило их по численности и поэтому, в конце XV века, Кафа, а за ней и остальные колонии, не сумев оказать даже достойного сопротивления, были захвачены турками.

В результате распада Орды в 1443 году образуется Крымское ханство, правителем которого стал победивший в междоусобной борьбе Девлет-Хаджи-Гирей. Территория ханства в пору его расцвета включала в себя не только Крымский полуостров, но и приазовские и северно-причерноморские степи, вплоть до Дуная, а также Кубанский край. Однако независимым новоиспечённое государство оставалось весьма короткое время. Уже в 1475 году сын Хаджи-Гирея Менгли-Гирей был вынужден подчиниться Оттоманской  Порте, признав себя её вассалом.

Всё  проходило  по  турецкому  сценарию. В 70-х годах с новой силой вспыхнула борьба между генуэзцами и татарами. Влиятельная часть татарской феодальной знати подняла мятеж против хана Менгли-Гирея, находившегося в дружественных отношениях с генуэзцами. Хан вынужден был искать убежища в Кафе. Мятежные татарские феодалы обратились за помощью к турецкому султану.

В апреле 1475 г. турки заключили перемирие с Венецией. Это дало им возможность высвободить значительные силы для нанесения решающего удара по генуэзским колониям на Чёрном море. 31 мая 1475 г. недалеко от Кафы высадился крупный турецкий десант. Турок поддержали татары. 1 июня началась осада Кафы, а 6 июня генуэзцы капитулировали, понадеявшись на обещание турок сохранить жизнь и имущество всем жителям Кафы. Однако турки своего обещания не выполнили. 7 июня они обезоружили все население. В течение 8 и 9 июня были схвачены и ограблены иностранцы. Часть их убили. Пострадали и русские купцы. «Того же лета 6983 [т. е. 1475 г.], — говорится в русской летописи, — туркове взяша Кафу, гостей московских много побиша, а иных поимаша, а иных, пограбив, на окуп даваша».

9 и 10 июня была проведена перепись населения Кафы и взято на учет все имущество. 12 и 13 июня турки отняли у жителей значительное число детей в возрасте от семи лет и старше. 17 июня всем итальянцам было приказано передать турецким властям половину своего имущества, а еще через некоторое время турки погрузили генуэзских граждан на корабли и отправили их в рабство на  Босфор. Вслед за Кафой пали Солдайя, Чембало и другие крепости генуэзцев в Крыму. Начался массовый исход генуэзцев из черноморских колоний,  а Крымское ханство - попало в вассальную зависимость от Оттоманской  Порты.

После  этого  работорговля  в  Крыму  не  прекратилась.  Просто  она  из  международной  превратилась  во  внутреннюю  в  пределах   Порты.  А  Крым – так  и  не  расстался  с  ролью  «полуострова  работорговцев».  А  задачу  поставки  невольников  вместо  мирных  генуэзских  работорговцев  стали  выполнять  воинственные  крымские  татары,  регулярно  совершавшие  большие  и  малые  набеги  на  земли  ВКЛ  и  Великого  княжества  Московского.  Позже  в   ряды  работорговцев  втиснулись  и  отколовшиеся  от  крымских  татар  днепровские  черкасы,  из  которых  выделились  ватаги  промышлявших  набегами  запорожских  казаков.

Московским  князьям  тоже  пришлось  перестраиваться:  вместо  привычных  фрягов-генуэзцев  посредниками  в  работорговле  сделались  турки  с  татарами,  а  поэтому  пришлось  сваливать  новые  приёмы  в  работорговле  и  на  непосильную  «дань  кровью»  татарам,  и  на  ногайские набеги.  Пришлось  задействовать  и  местное  купечество.  Но  доходы  от  работорговли  катастрофически  уменьшились,  и  по  бедности пришлось  отказаться  от  выплаты  дани  Орде,  что  вызвало  её  недовольство  с  чередой   грабительских  набегов  и  даже  военных  столкновений.  И  действительно,  кто  без  крайней  нужды  по  собственной  прихоти  способен  «зажилить»  выплату оговоренной  доли  подельнику  в  работорговле,  и  тем  самим  подвергнуть  свои  владения  разграблению и  разорению?  К  тому  же,  это  нарушило  обширный  экспорт  оружия  и  пусть  незначительную,  но  также  любимую  волжскую  работорговлю.  Пришлось  пойти  на  окончательное  завоевание   Казани  с  Астраханью,  захиревших  без  московской  дани,  и  тем  самым  расчистить  волжский  путь  в  Персию  и  Моголистан.  Однако  оружейный  экспорт  всё  равно  сократился  из-за  высыхания  Узбоя  и  последующего  упадка  Моголистана.  Хотя   платить  дань  и  прекратили,  прекратилось  и  поступление  дополнительных  серебряных  монет  по  причине  прекращения  экспорта.  В  условиях  отсутствия  собственной  добычи  серебра  денежная  монета  Московского  государства - копейка  (0,8  граммов,  а  с  1538 г. – 0,68 грамма) - чеканилась  из  имеющихся  в  наличии  остатков  серебра.  Поэтому  цены  на  все  товары  местного  производства,  выраженные  в  копейках – сделались  невиданно  низкими,  а  общий  объём  денежного  обращения  в  государстве - чрезвычайно  малым.  Тогдашняя  узость  денежного  обращения  привела  к  развитию  ярмарок,  на  которых  господствовал  прямой  продуктообмен,  а тогдашние  крестьяне – зачастую  вообще  никогда  не  видели  денег.

По  насмешке  судьбы,  спустя  400  лет  после  описываемых  событий  приверженцам  коммунизма  показалось,  что  северцы  как  раз  и  являются  подходящим  народом,  способным  показать  всему  человечеству,  что  можно  обойтись  без  денег,  которые  были  коммунистами  объявлены  источником  всех  бед.  И  действительно,  оказалось,  что  даже  в  современных  условиях  можно  в  некоторых  случаях  выжить  и  без  денег,  но  только  пока  это  позволяют  соседние  государства.  Но  коммунисты  пошли  ещё  дальше – они  периодически  запрещали  даже  продуктообмен,  объявив  его  «мешочничеством»  и  проводя  конфискации  товара.  А  уже  это – доводило  народ  до  людоедства.

А  тогда - князьям  оставалось  только  регулярно  за  бесценок  скупать  продукцию  московского  оружейного  производства  и  со  свежими  военными  силами  приступить  к  расширению  колонизированной  территории.  А  заодно – и  сооружать  «засечные  черты»  для  защиты  от  татарских  набегов.

Но  как  же на  Москве  обойтись  без  работорговли?  Ведь  вся  колониальная  государственная  система  была  приспособлена  под  выращивание  северского  потомства  для  его  дальнейшей  продажи  фрягам,  а   прежние  успехи  в  работорговле  даже  затормозили  развитие  оружейного  производства  в  Москве,  тогда  работавшего  на  вооружение  Орды.  Поэтому  согласно  судебника  1497 года  началось  закрепощение  крестьян.  Это  позволило  Московскому  государству  исподволь  переходить  к  внутренней  торговле  невольниками.  Иначе  не  объяснить  внезапного  появления  «беглых  людей»  и  возникновения  Донского  казачества.  А  внутренний  спрос  на  холопов  подхлёстывался  вводом  в  хозяйственный  оборот  новых  колонизированных  территорий  и наделение  земельными  участками  служилых  людей, сразу  начинавших  испытывать  нужду  в  рабочей  силе.  Таким  образом,  стремительное  расширение  Московского  государства – это  не  столько  заслуга  «вольных  казаков»,  сколько  исполнение  заказа  элиты  колонизаторов  по  стимулированию  внутреннего  спроса  на  невольников.

Открытие Америки вызвало перемещение торговых путей в Атлантику, что окончательно подорвало экономическую мощь Генуи, и в XVI веке начавшийся упадок приобрёл необратимый характер. В поисках стратегического партнерства Генуя вошла в состав сначала Испании, став главным банкиром испанских монархов, а потом Ломбардии. Вернув себе в 1528 г. независимость юридически, республика так и не восстановила утраченные позиции, попадая в зависимость и  к Испании, и  к Франции, и  к  Австрии. В конце концов, она была подчинена Наполеоном и присоединена к Сардинскому королевству. Это окончательно разрушило её  экономику, и большинство населения эмигрировало на американский континент,  хотя  и  не  с  пустыми  руками.

Парадокс истории заключается в том, что Христофор Колумб, будучи жителем Генуи и клиентом банка св. Георгия, не получил денег на свою экспедицию, а Аяччо - город в котором родился Наполеон - был основан негоциантами этого банка на Корсике. Да  и  открытие Америки послужило одной из основных причин заката Генуэзской республики в XVI - XVII веках, а большинство её активных жителей эмигрировали туда в поисках лучшей жизни в XIX веке после реформ Наполеона.  Там  они  ещё  успели  поучаствовать  в  такой  традиционной,  но  уже  трансатлантической  работорговле.

Материалы этого раздела размещаются авторами самостоятельно в режиме свободной постановки. Редакция может не разделять позицию автора.

Уважаемые авторы! Просим вас не использовать сайт "Украинский выбор" для перепоста материалов с других источников и рекламы товаров и услуг. Благодарим за понимание и сотрудничество.
Для того, чтобы оставлять комментарии, пожалуйста, зарегистрируйтесь !
Комментарии (1)

Я теперь понял почему нас не пускают в ЕС - что бы мы как в свое время генуэсцы не свалили в полном составе из Украины