Критерии оценки
Актуальность:
Грамотность:
Стиль:
Комментариев:
0
Рейтинг статьи:
0

Ваши комментарии и оценки формируют рейтинг публикации. Лучшая публикация попадает в ТОР и это дает возможность автору стать экспертом сайта.

Внимание!
Автор самостоятельно размещает свои материалы на нашем сайте и несет за их достоверность полную ответственность. Редакция не всегда разделяет мнение автора.

Live
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Ирина Русенко 29.05 10:35 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Гость Из Будущего 26.05 05:02 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Ирина Русенко 22.05 15:31 — комментирует статью Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:58 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:57 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:45 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:43 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:03 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:02 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
Гость Из Будущего 12.05 15:13 — комментирует новость Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Алекс Короткий 10.05 23:31 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Алекс Короткий 10.05 23:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
Таїсія Попович 10.05 23:14 — комментирует новость Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Таїсія Попович 10.05 22:11 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Таїсія Попович 10.05 22:08 — комментирует новость В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Саша Жук 10.05 15:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Таїсія Попович 10.05 14:49 — комментирует новость Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:48 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:18 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
С днем Великой Победы!
Таїсія Попович 10.05 14:14 — комментирует статью С днем Великой Победы!
Права человека

Право на личную неприкосновенность

Право на личную неприкосновенность

    Один из творцов Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, французский правовед Пьер-Анри Тейджен на первом заседании Консультативной Ассамблеи Совета Европы 19 августа 1949 г. заявил: «Господин Председатель, когда я находился в тюрьмах гестапо, мой брат томился в Дахау, а шурин умирал в Маутхаузене, мой отец, депутат французского парламента, был интернирован в Бухенвальде. Он сказал мне, что на монументальных воротах лагеря красовалась такая возмутительная надпись: «Справедливое или несправедливое, но – Отечество». Полагаю, что уже на нашей первой сессии мы можем единодушно провозгласить, что отныне в Европе будут только справедливые отечества. Считаю, что теперь мы можем единодушно противопоставить «государственным соображениям» единственный суверенитет, за который стоит умереть, который достоин защиты, уважения и охраны в любых обстоятельствах: суверенитет справедливости и права»1. Несомненно, что одним из опорных столпов «суверенитета справедливости» является право на личную неприкосновенность (далее – комментируемое, данное право).

     Данное право – средство, инструмент защиты  от неправедного насилия, которое отдельные люди, народы и государства нещадно являли к себе подобным на протяжении всей истории человечества. Своего апогея вакханалия насилия достигла во время Второй мировой войны, что нашло своё отражение в материалах международного военного Нюрнбергского (20 ноября 1945 г. - 1 октября 1946 г.)  и  Токийского трибуналов  (3 мая 1946 - 12 ноября 1948). Ставшее при этом достоянием гласности вызвало настоятельную необходимость в осмыслении миссии права на личную неприкосновенность в судьбе международного сообщества. Свою родословную данное право ведет с Великой хартии вольностей 1215 г.2 Затем красной нитью проходит сквозь правовую ткань наиболее знаменательных законодательных актов разных народов мира, таких как: Петиция о праве 1628 г.3, Акт о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточений за морями 1679 г. (Habeas Corpus Amendment Act)4  и  Билль о правах 1689 г. в  Англии5;  Декларация независимости 1776 г.6 и Билль о правах 1791 г. в  США7;  Декларация прав человека и гражданина  1789 г.  во  Франции8  и, наконец, обретает всемирное признание в статье 3 Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность»9.

     Объектом защиты со стороны всего свода прав человека, согласно исповедуемой автором концепции, является человеческое достоинство10.  При этом следует напомнить, что в настоящей работе право на свободу и комментируемое право различаются в качестве двух самостоятельных прав человека11. Данное право оказывается востребованным всякий раз, когда над человеком нависает угроза пасть жертвой физического или психологического насилия (принуждения). Отсюда и его суть: прямой и недвусмысленный запрет на применение всякого неправедного насилия, которое посягает на достоинство индивидуума. Все прекраснодушные тексты влиятельных международных организаций, теоретические изыскания ведущих университетов мира, а также высокопарные речи известных политиков, посвященные правам человека разом теряют всяческий смысл, если индивида могут запросто потащить в кутузку, сгноить в темнице, низвести до скотского состояния непосильным рабским трудом на галерах, рудниках, плантациях, лесоповале, уморить голодом либо в любой момент избить до потери рассудка. В своей книге «Архипелаг ГУЛАГ» А.И. Солженицын рассуждал: «Если бы чеховским интеллигентам, всё гадавшим, что будет через двадцать — тридцать — сорок лет, ответили бы, что через сорок лет на Руси будет пыточное следствие, будут сжимать череп железным кольцом, опускать человека в ванну с кислотами, голого и привязанного пытать муравьями, клопами, загонять раскалённый на примусе шомпол в анальное отверстие («секретное тавро»), медленно раздавливать сапогом половые части, а в виде самого лёгкого — пытать по неделе бессонницей, жаждой и избивать в кровавое мясо, — ни одна бы чеховская пьеса не дошла до конца, все герои пошли бы в сумасшедший дом»12. Действительно, творцы великой русской литературы, в равной степени как и выдающиеся российские правоведы (А.Д.Градовский, Ф.Ф.Кокошкин, А.Ф.Кони, Н.М. Коркунов, С.А. Муромцев, Ф.Н. Плевако, Д.А.Ровинский, В.Д. Спасович, А.И. Урусов, Б.Н.Чичерин и многие другие), пожалуй, даже в своих самых пессимистических прогнозах не могли себе и помыслить о тех беспрецедентных страданиях, которые со временем смогут обрушиться на головы их несчастных потомков. В каком физическом, психологическом и нравственном состоянии оказались люди, реально прошедшие всеми кругами ада тоталитарной большевистской державы, едва ли можно судить даже по обширной советской лагерной прозе13.

      Суть принципа верховенства права: человеческое достоинство - неприкасаемо, свобода народа  - незыблема14.  Достоинство, свобода и права человека – основа, матрица конституционного строя любой правовой державы15. Замордованный, затравленный, доведённый до безысходного состояния человек будет думать уже не о своём достоинстве и свободе народа, а лишь о том, чтобы просто выжить в биологическом смысле этого слова. В связи с этим утверждением уместно ещё раз упомянуть свидетельство В.Т. Шаламова из его трагической исповеди «Что я видел и понял в лагере»: «Человек становился зверем через три недели — при тяжелой работе, холоде, голоде и побоях»16. Поэтому, в известной степени, можно утверждать, что право на личную неприкосновенность – предтеча, важнейшая предпосылка для осуществления иных прав человека. Вместе с тем, очевидно, что традиция насилия столь глубоко укоренилась в стереотипах поведения населения распавшейся тоталитарной империи, что требует особого внимание к комментируемому праву. Ибо, несмотря на внешнюю смену государственных декораций, суть нашего повседневного бытия по-прежнему густо замешана на насилии. О высокой степени актуальности данного права уже в наши дни живописует случай, о котором рассказала российская правозащитница, лауреат международной премии имени Анны Политковской Н.Х. Эстемирова (1959-2009). В частности, эта мужественная женщина, впоследствии, как и Политковская, павшая от рук наемных убийц,  поведала: «Молодой человек из Чечни пожил во Франции и поехал домой. Он уже видит крышу своего дома - а тут пост, проверяют документы. И говорят ему: а что это у тебя рубашка такая белая? А он, зараженный плевелами европейской демократии, отвечает: это мое дело, какую мне рубашку носить. А чего это у тебя волосы такие длинные? Это мое дело, какие волосы носить. Берут его за эти самые волосы и швыряют в яму...  через месяц от рубашки остались лохмотья, волос у него уже не было, потому что его из этой ямы вытаскивали за волосы - и били. Один пожилой военнослужащий пожалел его и отрубил волосы, чтоб хотя бы так над ним не издевались. Когда его видел мой собеседник, этот молодой человек был доведен до состояния животного. Он был готов отдать все что угодно за кусочек хлеба»17.

     Приведенное свидетельствует о том, что право на личную неприкосновенность является уделом внимания не столько вышедших из состава советской федерации государств, сколько немногочисленных комментаторов этого права на страницах постсоветской юридической литературы18.  Одна из причин столь пренебрежительного отношения к данному праву кроется в неспособности большинства упомянутых комментаторов, во-первых, адекватно раскрыть правовую суть этого права: в большинстве случаев последняя подменяется изложением содержания статей текущего отраслевого законодательства (уголовного, гражданского, семейного и прочего). Во-вторых, указанные авторы, практически, полностью игнорируют миссию всестороннего правового просвещения своих соотечественников, без чего  права человека находят своё пристанище преимущественно на страницах юридических журналов, диссертаций и соответствующих монографий, которые, как правило, читает лишь узкий круг студентов, дипломников и аспирантов соответствующих комментаторов. В третьих, юристы советской школы права по сложившейся неписанной традиции, как правило, занимают позицию неизменной поддержки любой партии власти на всей территории бывшей тоталитарной империи. Тем самым права человека оказались лишенными перспективы стать неотъемлемой частью менталитета граждан тех государств, которые образовались на территории дезинтегрированного СССР. Иными словами, права человека в таких странах являются абсолютно фиктивными, то есть незащищёнными на практике, что в конечном итоге и подтверждается эпизодом, приведённым выше.

      Итак, от всех видов неправедного насилия, включая упомянутое выше, человека может и должно уберечь прежде всего право на личную неприкосновенность.

      При этом под неприкосновенностью в контексте комментируемого права  понимается запрет на какое-либо неправедное принудительное воздействие на тело и психику человека против его доброй воли.

    Оформленное в качестве основного права оное, в первую очередь, адресуется государству. Сфера применения этого права распространяется на любое противоправное насилие по отношению к человеку. К категории таковых следует отнести: депортацию людей по расовому, этническому, религиозному либо социальному признаку; принудительное изъятие продуктов питания, угрожающее человеку гибелью от голода; противоправные личный досмотр и обыск; неправомерное задержание, арест, заключение под стражу и содержание под стражей, а также понуждение к снятию отпечатков пальцев и к даче показаний;  пытки;  неправедное принудительное помещение в медицинские заведения; проведение научных экспериментов и опытов над людьми против их воли; понуждение к труду при помощи силы; избиение и иное противоправное физическое воздействие на человека. К числу неправедного  воздействия следует отнести также и целенаправленное оскорбление, издевательство, дискредитацию, шантаж, угрозу применения силы и иное подобного рода психологическое давление на личность.

      Один из вопиющих примеров неправедного ареста привел в указанной книге Солженицын: «В 1937 году в приёмную новочеркасского НКВД пришла женщина спросить: как быть с некормленым сосунком-ребёнком её арестованной соседки. «Посидите, — сказали ей, — выясним». Она посидела часа два — её взяли из приёмной и отвели в камеру: надо было спешно заполнять число, и не хватало сотрудников рассылать по городу, а эта уже была здесь!» 19.  Не менее красноречивый пример подобного произвола припомнила в своей книге «Сколько стоит человек» многолетний узник советских лагерей Е.А. Керсновская (1908-1994). В полном недоумении от абсурдности происходящего в условиях тоталитарного режима, она описала трагический случай из жизни одной из своих сестер по несчастью: ««Третья «преступница» – обыкновенная старуха колхозница из тех, что день и ночь трудятся на полях, не получая решительно ничего за свой труд. Однажды, когда сильный дождь загнал всех под навес, она, кряхтя и охая от разыгравшегося радикулита, сказала: – В ту германскую войну, когда царь забрал в армию моего мужика, то я, как солдатка, хоть и немного, а нет-нет чего-нибудь и получу: то дровишек бесплатно, то с податями облегчение. Нынче Сталин четырех моих сынов на войну забрал, и не то чтобы мне, старухе, помочь – еще и на работу бесплатную меня, больную, в такую непогодь гонят! Через два дня ее арестовали, и вот уже восьмой месяц добиваются: – Кто тебя подучил вести агитацию против партии и Сталина? Я ей не поверила, мне казалось диким, что простая фраза, в которой все было правдой, могла быть причиной привлечения к уголовной ответственности пожилой женщины, чьи сыновья защищают родину!»20. А ведь кто-то из представителей «простого» крестьянского сословия, оказавшийся в тот злополучный миг рядом с больной старухой, не поленился и, без всякого зазрения совести, состряпал донос на свою простодушную соотечественницу…

       Может быть, подлинная причина столь примитивной подлости в отношениях друг к другу между представителями этого сословия заключалась в том, какому непомерному психологическому давлению оно повсеместно подвергалось со стороны тоталитарной империи. Когда государство методично лишает людей  человеческого достоинства, они на каком-то этапе своего несуразного бытия, видимо, перестают отдавать себе отчёт в нравственной стороне своего поведения. В упомянутой книге Керсновская описала ту психологическую атмосферу гнетущего ужаса, в которой повседневно пребывали члены обычной семьи советских крестьян: «Каждый раз удивлялась я той изобретательности, с которой их подвергали пытке. Ни одна семья не была в полном составе, так как вместе им все же было бы легче. Не всех мужчин забирали сразу, так как пытка страхом – ожидание неизбежной беды – вдвойне мучительна. У них не отбирали все сразу, так как с каждой потерей они могли страдать снова и снова, могли надеяться и вновь терять надежду, и каждый раз вновь отчаиваться. Последовательность и дозировка издевательств обладала довольно широким диапазоном, но результат был один и тот же: физическая гибель после длительной моральной агонии»21.

      По мере развития науки и техники диапазон средств (форм) возможного противоправного посягательства на человеческое достоинство постоянно расширяется. Помимо упомянутого оно может осуществляться в биологической, химической, фармакологической, экологической и иной форме неблагоприятного воздействия на человека.

     Право на личную неприкосновенность может быть реально гарантировано только при торжестве демократического режима, то есть в правовом государстве. Поэтому последовательное воплощение в жизнь права на свободу22 неминуемо влечет за собой  высокую степень вероятности защиты права на личную неприкосновенность. В условиях же тоталитарного или авторитарного режимов личная неприкосновенность, также, как и жизнь, нередко, предоставляется отдельным индивидам в обмен на отказ от человеческого достоинства и свободы. О предательстве в качестве наиболее расхожего способа осуществления такого рода сделок с государством  упоминалось в указанной статье, посвященной праву на свободу.

      Следует обратить внимание на то, что международное сообщество приняло особые меры защиты права на личную неприкосновенность путём введения специальных запретов на самые опасные, распространённые и типичные виды неправедного насилия и принуждения по отношению к человеку. В частности, эти запреты нашли своё отражение во/в:

    - Всеобщей декларации прав человека: «Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах» (статья 4); «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию» (статья 5); «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию» (статья 9);

    -  Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: «никто не должен привлекаться к принудительному или обязательному труду» (часть 2 статьи 4); «никто не может быть выслан путем индивидуальных или коллективных мер с территории государства, гражданином которого он является» (статья 3 Протокола № 4 к Конвенции); «Коллективная высылка иностранцев запрещена» (статья 4 Протокола № 4 к Конвенции)23;

    - Международном пакте о гражданских и политических правах: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающему его достоинство обращению или наказанию. В частности, ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам» (статья 7)24;

    -  Конвенции о рабстве (Лига Наций,1926)25;  Конвенции о принудительном труде (МОТ,1930)26;  Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (ООН,1948)27;  Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими  лицами (ООН,1949)28;  Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (ООН,1955)29; Дополнительной Конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством (ООН,1956)30; Конвенции об упразднении принудительного труда  (МОТ,1957)31;  Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (ООН,1975)32; Принципы медицинской этики, относящиеся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключённых и задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных, или унижающих достоинство видов обращения (ООН, 1982)33; Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (ООН, 1984)34;  Основные принципы обращения с заключёнными (ООН,1990)35; Декларации о защите всех лиц от насильственных исчезновений (ООН,1992)36; Декларации об искоренении насилия в отношении женщин (ООН, 1993)37; Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений (ООН, 2006)38.

      Системный анализ приведенных актов позволяет дать определение  комментируемого права.

     Под правом на личную неприкосновенность в настоящей работе понимается основанное на Международном билле о правах человека требование к государству, институтам международного сообщества обеспечить защиту человеческого достоинства от неправедного насилия, объектом которого может стать непосредственно тело и психика соответствующего индивидуума.

      По общепринятой классификации это право относится к категории гражданских (личных), относительных, негативных прав первого поколения.      

    При этом защита человека от любой формы насилия, которое способно повлечь за собой смерть, остаётся ещё и за правом на жизнь.  

     Авторы Конституции СССР 1924 г., как известно, обошли институт прав человека стороной. Посему впервые право на личную неприкосновенность было провозглашено в статье 127 Конституции СССР 1936 г. в следующей редакции: «Гражданам СССР обеспечивается неприкосновенность личности. Никто не может быть подвергнут аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора» 39. Это право, практически,  дословно перекочевало в статью 54 Конституции СССР 1977 г.: «Гражданам СССР гарантируется неприкосновенность личности. Никто не может быть подвергнут аресту иначе как на основании судебного решения или с санкции прокурора»40. Само собой разумеется, что соответствующие неправедные санкции прокурора, постановления судов в условиях тоталитарного (авторитарного) режима никогда не заставляли себя ждать. Об этом свидетельствует вся история лагерной империи.

     К сожалению, Европейский суд по правам человека к миссии права на личную неприкосновенность также отнёс лишь дела, связанные с защитой от произвольного задержания или заключения под стражу (ареста), предусмотренной положениями статьи 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Тем самым, Страсбургский суд явно  допустил ограничительное толкование комментируемого права.

      Видимо, отдавая себе отчёт в уязвимости такой позиции, Суд в некоторых своих решениях стал квалифицировать применение физического (психического)  насилия к человеку по другим статьям указанной Конвенции. Так, в своем решении от 11 июля 2006 г. по делу «Яллох против Германии» Суд признал принудительное применение рвотного средства к человеку со стороны полицейских и врача больницы посягательством на личную неприкосновенность, но квалифицировал данное деяние не по статье 5 («право на свободу и  личную неприкосновенность»), а по статье 3 («запрещение пыток») Конвенции. В частности, в § 82 постановления по данному делу Суд указал: «Принимая во внимание все обстоятельства данного дела, Европейский суд пришел к выводу, что оспариваемая мера достигала минимального уровня жестокости, необходимого для того, чтобы нарушение подпадало под регулирование статьи 3 Конвенции. Власти Германии допустили серьезное вмешательство в право заявителя на физическую и психическую неприкосновенность против его воли. Они принудили его к рвоте не с точки зрения терапевтической необходимости, а для получения доказательств, которые могли быть получены в том же объеме менее насильственными методами. Способ применения оспариваемой меры вызвал у заявителя чувство страха, тревоги и неполноценности, которые могли унизить и оскорбить его. Кроме того, процедура была сопряжена с риском для здоровья заявителя, в том числе из-за невозможности предварительного проведения надлежащего анамнеза. Хотя и не намеренно, принятые меры применялись способом, который причинил заявителю физические и душевные страдания. Таким образом, он подвергся бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в нарушение статьи 3 Конвенции»41.

    Вместе с тем, как уже отмечалось выше, запрет пыток следует рассматривать в качестве частного случая применения права на личную неприкосновенность. Согласно логике Всеобщей декларации прав человека, на страже человеческого достоинства от любого неправедного физического (психического) насилия призвано стоять именно право на личную неприкосновенность: каждому праву отведена своя роль в защите той или иной грани человеческого достоинства. Но, видимо, это тот случай, когда Страсбургский суд уже не в силах вырваться из плена устоявшейся практики ограничительного толкования  данного права.  Разумеется, что в подобного рода делах в конце концов правовое значение имеет защита человеческого достоинства, а не юридическая квалификация по той или иной статье того или иного нормативного акта. Но сам факт ограничительного толкования Судом права на личную неприкосновенность имеет вполне определенные негативные последствия для судебной практики государств-участников Конвенции в деле защиты этого права.

    Одним из самых чудовищных примеров пренебрежения правом на личную неприкосновенность стала депортация представителей ряда этносов, коренных народов, этноконфессиональных сообществ, а также сословий, обитавших на территории СССР.  Как было замечено по сему поводу в книге «Архипелаг ГУЛАГ»: «Это было народное переселение, этническая катастрофа»42. В частности, жертвами тотальной, повальной депортации  пали балкарцы, ингуши, калмыки, карачаевцы, корейцы, крымские татары, немцы, турки-месхетинцы, чеченцы и финны-ингерманландцы. В  той или иной степени, в жернова депортации попали казаки и зажиточные крестьяне вне зависимости от их этнического происхождения, а также азербайджанцы, армяне, болгары, греки, иранцы, кабардинцы, китайцы, курды, латыши, литовцы, молдаване, поляки, таджики, турки, хемшилы, эстонцы  и некоторые представители других этносов.

        В этой вакханалии насилия обращает на себя особое внимание депортация по духовному признаку. В частности, интеллектуальному остракизму были подвергнуты выдающиеся представители российской науки, литературы и искусства. Эта акция вошла в историю под обобщённым наименованием «философского  парохода», поскольку преимущественно осуществлялась на пароходах, отбывающих из Одессы и Севастополя. Подобным образом из СССР были изгнаны ректоры Московского и Петербургского университетов М.М. Новиков и Л. П. Карсавин; философы - Н. О. Лосский, П.А. Сорокин, С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев, Ф. А. Степун, Б. П. Вышеславцев, И. А. Ильин, С.Л. Франк; историки и архивисты - С. П. Мельгунов, В. А. Мякотин, А. А. Кизеветтер, И. И. Лапшин, Н.А.Рожков, А.Ф.Изюмов, П.А.Сороков, Н.М.Коробков; литераторы и публицисты - Ю. И. Айхенвальд, А. С. Изгоев-Ланде, М. А. Осоргин, А. В. Пешехонов и другие43.  По сути эта варварская акция положила начало интеллектуальному и нравственному вырождению населения советской империи, что самым трагическим образом сказалось на его дальнейшей  судьбе.

      Участь же оставшихся оказалась крайне печальной: над головой всех обитателей СССР завис Дамоклов меч насилия и принуждения. В частности, в указанной книге Солженицын привёл широчайший диапазон методов попрания права на личную неприкосновенность, бывших в ходу на территории большевистской империи: «Уже в 1919 главный следовательский приём был: наган на стол… Ничто не изменилось и через четверть столетия. В 1952…  Анне Скрипниковой, уже в её пятую посадку, начальник следственного отдела Орджоникидзевского МГБ Сиваков говорит: «Тюремный врач даёт нам сводки, что у тебя давление 240/120. Этого мало, сволочь (ей шестой десяток лет), мы доведём тебя до трёхсот сорока, чтобы ты сдохла, гадина, без всяких синяков, без побоев, без переломов. Нам только спать тебе не давать!». И если Скрипникова после ночи допроса закрывала днём в камере глаза, врывался надзиратель и орал: «Открой глаза, а то стащу за ноги с койки, прикручу к стенке стоймя!». И ночные допросы были главными в 1921 году. И тогда же наставлялись автомобильные фары в лицо (Рязанское ЧК, Стельмах).  И на Лубянке в 1926 (свидетельство Берты Гандаль) использовалось амосовское отопление для подачи в камеру то холодного, то вонючего воздуха. И была пробковая камера, где и так нет воздуха и ещё поджаривают… Участник Ярославского восстания 1918 Василий Александрович Касьянов рассказывал, что такую камеру раскаляли, пока из пор тела не выступала кровь; увидев это в глазок, клали арестанта на носилки и несли подписывать протокол. Известны «жаркие» (и «солёные») приёмы «золотого» периода. А в Грузии в 1926 подследственным прижигали руки папиросами; в Метехской тюрьме сталкивали их в темноте в бассейн с нечистотами…   Как бы ни было плохо в камере, но карцер всегда хуже её, оттуда камера всегда представляется раем. В карцере человека изматывают голодом и обычно холодом (в Сухановке есть и горячие карцеры). Например, лефортовские карцеры не отапливаются вовсе, батареи обогревают только коридор, и в этом «обогретом» коридоре дежурные надзиратели ходят в валенках и телогрейке. Арестанта же раздевают до белья, а иногда до одних кальсон, и он должен в неподвижности (тесно) пробыть в карцере сутки-трое-пятеро (горячая баланда только на третий день)…  У карцеров бывают разновидности: сырость, вода. Уже после войны Машу Гоголь в Черновицкой тюрьме держали босую два часа по щиколотки в ледяной воде — признавайся! (Ей было восемнадцать лет, как ещё жалко свои ноги и сколько ещё с ними жить надо!)…   Считать ли разновидностью карцера запирание стоя в нишу? Уже в 1933 в Хабаровском ГПУ так пытали С.А. Чеботарёва: заперли голым в бетонную нишу так, что он не мог подогнуть колен, ни расправить и переместить рук, ни повернуть головы. Это не всё! Стала капать на макушку холодная вода (как хрестоматийно!...) и разливаться по телу ручейками…    Битьё, не оставляющее следов. Бьют и резиной, бьют и колотушками, и мешками с песком. Очень больно, когда бьют по костям, например следовательским сапогом по голени, где кость почти на поверхности. Комполка Карпунича-Бравена били 21 день подряд. (Сейчас говорит: «и через 30 лет все кости болят и голова».) Вспоминая своё и по рассказам он насчитывает 52 приёма пыток. Или вот ещё как: зажимают руки в специальном устройстве — так, чтобы ладони подследственного лежали плашмя на столе, — и тогда бьют ребром линейки по суставам — можно взвопить! Выделять ли из битья особо — выбивание зубов? (Карпуничу выбили восемь.).  У секретаря Карельского обкома Г. Куприянова, посаженного в 1949, иные выбитые зубы были простые, они не в счёт, а иные — золотые… Как всякий знает, удар кулаком в солнечное сплетение, перехватывая дыхание, не оставляет ни малейших следов. Лефортовский полковник Сидоров уже после войны применял вольный удар галошей по свисающим мужским придаткам (футболисты, получившие мячом в пах, могут этот удар оценить). С этой болью нет сравнения, и обычно теряется сознание… В Новороссийском НКВД изобрели машинки для зажимания ногтей. У многих новороссийских потом на пересылках видели слезшие ногти»44.

      Участь тех, кому выпала доля попасть в жернова тоталитарной державы была воистину ужасна. При этом сквозь эту «мясорубку» с равной степенью жестокости пропускали и иностранцев, а также бывших подданных Российской империи.

      О пытках иностранных граждан в мрачных казематах лагерной империи свидетельствует в своей книге «Крутой маршрут» многолетняя  узница советских тюрем и лагерей Е.С. Гинзбург. Однажды, будучи помещенной в камеру Бутырской тюрьмы, она услышала обращенную к ней разноязыкую речь на итальянском, немецком, латышском, французском, китайском языках. Камера была полна иностранками. Далее состоялся примечательный диалог: «В чем же обвиняют вас, Грета? Голубые «арийские» глаза блестят непролитыми слезами. — О!  Шпионаже… В двух-трех фразах она рассказывает о своем муже — «Айн вирклихе берлинер пролет». О себе — с 15 лет юнгштурмовка. Но она-то еще ничего, а вот Клархен… Клара ложится на раскладушку, резко поворачивается на живот и поднимает платье. На ее бедрах и ягодицах — страшные уродливые рубцы, точно стая хищных зверей вырывала у нее куски мяса. Тонкие губы Клары сжаты в ниточку. Серые глаза как блики светлого огня на смуглом до черноты лице. — Это гестапо, — хрипло говорит она. Потом так же резко садится и, протягивая вперед обе руки, добавляет: — А это НКВД. Ногти на обеих руках изуродованные, синие, распухшие. У меня почти останавливается сердце. Что это? — Специальный аппарат для получений… это… ви загт ман? а-а-а… чистый сердечный признаний… — Пытки?.. — О-о-о… — Грета горестно покачивает головой. — Придет ночь — будешь слышала»45.

      Степень игнорирования права на личную неприкосновенность людей на территории большевистского СССР достигла такого беспрецедентного размаха, что дало основание Солженицыну заключить: «От сравнения Гестапо — МГБ уклониться никому не дано: слишком совпадают и годы и методы. Ещё естественнее сравнивали те, кто сам прошёл и Гестапо и МГБ, как Евгений Иванович Дивнич, эмигрант. Гестапо обвиняло его в коммунистической деятельности среди русских рабочих в Германии, МГБ — в связи с мировой буржуазией. Дивнич делал вывод не в пользу МГБ: истязали и там и здесь, но Гестапо всё же добивалось истины, и когда обвинение отпало — Дивнича выпустили. МГБ же не искало истины и не имело намерения кого-либо взятого выпускать из когтей»46. Приведенное нуждается лишь в незначительном уточнении:  гестапо при этом чаще всего мучило и пытало «врагов» нацистской Германии, а советская охранка - самых убеждённых приверженцев СССР.

  В числе примеров грубейшего нарушения права на личную неприкосновенность иностранных граждан необходимо упомянуть трагическую судьбу шведского дипломата, Праведника народов мира, спасшего от смерти десятки тысяч венгерских евреев, Рауля Валленберга (1912-1947?),  а также его водителя, венгра, Вильмоша Лангфельдера (1912-1948?)47. Невзирая на дипломатический иммунитет, арестованные на территории Венгрии  и насильно ввезённые в СССР, оба погибли в казематах лагерной империи при до сих пор невыясненных обстоятельствах.

     Здесь же уместно упомянуть о судьбе бывшего подданного Российской империи, генерала А.П. Кутепова (1882-1930), которого агенты советской разведки тайно похитили в 1930 г. в Париже, но не смогли вывезти в СССР только потому, что он оказал сопротивление, во время которого скончался от сердечного приступа, о чём стало известно только в 1989 г.48 Бывшего подданного Российской империи генерала Е.К. Миллера (1867-1939) также тайно похитили агенты советской разведки в 1937 г. в Париже, затем  вывезли в СССР, где впоследствии расстреляли49.

      В недрах НКВД-МГБ СССР действовала сверхсекретная токсилогическая лаборатория  («Лаборатория-Х») под руководством полковника медицинской службы, доктора медицинских наук Г.М. Майрановского (1899-1964)50. Яды, изготовленные в этой лаборатории, использовались для медицинских экспериментов над живыми людьми, а также для устранения неугодных тоталитарному режиму лиц. При этом в зависимости от обстоятельств, сопровождавших применение одного и того же средства, последнее могло составлять угрозу для комментируемого права, а могло иметь самые роковые последствия по отношению к праву на жизнь.  В частности, с помощью яда в 1971 г. сотрудниками КГБ СССР была предпринята попытка отравления писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе А.И. Солженицына51,  а в 1975 г. - писателя, автора «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» В.Н. Войновича52. А в 1947 г. в больнице  г. Мукачево с помощью подобного яда был убит епископ греко-католической церкви Теодор Ромжа (1911-1947)53. В этой же лаборатории, которая впоследствии действовала уже под кодовым названием «Лаборатория 12», был изготовлен яд (рицин), заложенный в острие зонтика, уколом которого в 1978 г. в Лондоне агентом болгарской спецслужбы был убит болгарский диссидент, писатель Г.И. Марков (1929-1978)54. Бытует устойчивая версия, что к этому ряду деяний следует отнести и гибель известного российского журналиста, депутата Государственной думы России Ю.П. Щекочихина (1950-2003)55. Очевидно, что между комментируемым правом и правом на жизнь проходит очень хрупкая грань. Очень часто действия, зарождающиеся в качестве посягательства на комментируемое право, приводят к смерти человека. И наоборот, нередко, действия, направленные на лишение человека жизни, в силу ряда обстоятельств замирают на стадии нарушения его права на личную неприкосновенность.

      Всё вышеизложенное живописует разнообразные нарушения права на личную неприкосновенность в физической форме.

      А вот в качестве иллюстрации нарушения права на личную неприкосновенность в психологической форме можно привести политическую расправу над поэтом, писателем, лауреатом Нобелевской премии по литературе Б.Л. Пастернаком (1890-1960). По указке партии власти по всей стране прокатилась неистовая кампания психологической травли великого поэта. Апогеем этого несусветного «всенародного» шельмования стало прозвучавшее 30 октября 1958 г. на всесоюзном комсомольском форуме утверждение «лидера» советской молодежи,  будущего председателя КГБ СССР В.Е. Семичастного (1924-2001) о том, что «Свинья… никогда не гадит там, где кушает, никогда не гадит там, где спит. Поэтому, если сравнить Пастернака со свиньей, то свинья не сделает того, что он сделал»56. Вся эта кампания повсеместной разнузданной ненависти, усиленная многомиллионными тиражами СМИ СССР, подорвала жизненные силы этого талантливого человека и преждевременно свела его в могилу. В приведенном случае было грубо попрано человеческое достоинство Пастернака, на которого тоталитарная держава демонстративно оказала неправедное психологическое давление. А сколько подобным образом было сведено в могилу менее известных людей, видимо, уже никогда не счесть. Они все могли бы избежать рокового исхода, если бы советское государство соблюдало право на личную неприкосновенность в соответствии с духом и буквой Всеобщей декларации прав человека.

      Во всех приведенных эпизодах нарушение права на личную неприкосновенность человека налицо. Но анализ этого права был бы далеко неполным, если не задаться вопросом о причинах той неимоверной легкости, с которой оно попиралось на территории СССР. Ответы на этот вопрос пытались дать многие. Но, как представляется, ближе всех к истине оказался экс-советник Президента России по вопросам помилования, писатель, автор знаменитой повести «Ночевала тучка золотая» А.И. Приставкин (1931-2008), который отметил: «Болезни власти - это продолжение болезней народа. Сегодня и народ и власть - из одной тарелки… Жестокость нравов  у народа в исторической крови. Просто большевики вытащили её из дремучего народного нутра  и  поставили  на поток. В России цена человеческой жизни всегда была - полушка.  Что при Петре, что при Иване Грозном, что при Сталине. А уж унизить человека, растоптать его достоинство – это вообще ничто»57. Очевидно, что одной из основополагающих причин повсеместного нарушения права на личную неприкосновенность на территории СССР являлось, практически, полное отсутствие правовой культуры у подавляющего большинства населения Российской империи.

     Показательный пример «жестокости нравов» приводит в упомянутой книге Керсновская. Вспоминая о трагической судьбе своего родственника, офицера царской армии, участника Первой мировой войны: «Солдаты – подчиненные – его боготворили. Кто бы мог подумать, что на войне он окажется героем? При осаде Перемышля он лично произвел разведку того участка, куда ему предстояло вести свою часть. Перемышль был взят благодаря ему: его полк овладел двумя фортами. Главнокомандующий генерал Брусилов обнял его пред строем и приколол к его мундиру своего «Георгия». Его полк получил серебряные трубы и георгиевские ленты. В одном из последних рывков, завершающих штурм Перемышля, дядя Алексей наскочил на фугас и был контужен…  Во время революции его же солдаты его убили. Вернее, зверски замучили: с тела посрезали «ремни» кожи, вырезали «погоны», «лампасы», «ордена». Сестра его похоронила, но без головы: голову бросили в нужник»58. На распространённость подобных нравов в народе обратил внимание и русский религиозный философ В.В. Розанов (1856-1919). В частности, в книге «Апокалипсис нашего времени» он писал: «Русь слиняла в два дня. Самое большее — в три… Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей…  Не осталось Царства, не осталось Церкви, не осталось войска, и не осталось рабочего класса. Что же осталось-то? Странным образом — буквально ничего. Остался подлый народ, из коих вот один, старик лет 60 «и такой серьезный», Новгородской губернии, выразился: «Из бывшего царя надо бы кожу по одному ремню тянуть». Т. е. не сразу сорвать кожу, как индейцы скальп, но надо по-русски вырезывать из его кожи ленточка за ленточкой. И что ему царь сделал, этому «серьезному мужичку»59.

    Лишённая каких-либо правовых сдержек и противовесов «жестокость нравов» бывших подданных Российской империи обрела политическую институализацию в тоталитарном режиме СССР и обрушилась на головы друг друга под эвфемизмом «врагов народа». «Жестокость нравов», проявленная в процессе взаимного истребления на фронтах Гражданской войны, получила своё продолжение в виде повсеместного уничтожения друг друга путем взаимных доносов, предательств и истязаний на всём пространстве лагерной империи. После её распада «жестокость нравов» в полной мере проявила себя в военных, этнических, религиозных, лингвистических (языковых) конфликтах, несправедливом, неправедном способе распределения и перераспределения  «общенародной» собственности на всём пространстве уже бывшего СССР. Таким образом, именно в менталитете (национальном характере) населения данной территории, проявленном, практически, в неизменном виде на досоветском, советском и постсоветском этапе его исторического бытия, и таятся  истоки полного пренебрежения правом на личную неприкосновенность друг друга.

      При этом следует отметить, что не подлежит признанию в качестве неправедного то принуждение с помощью силы, которое направлено на защиту человеческого достоинства, а также стоящих на его страже основных прав, институтов гражданского общества, правового государства и международного сообщества.  Впервые общее правило ограничения основных прав было провозглашено во Всеобщей декларации прав человека: «При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе» (часть 2 статьи 29). Указанное ограничение прав человека допускается  ради защиты только тех ценностей, которые сопутствуют демократическому режиму, правовому государству.

       Таким образом, не является нарушением комментируемого права ограничение прав частных лиц и суверенитета государств,  которые осуществляют геноцид, этнические чистки, голодомор, расовую сегрегацию, работорговлю, терроризм и иные формы насильственного воздействия на людей. В этом контексте представляется правомерным такой институт международного права как гуманитарная интервенция, то есть применение военной силы по отношению к какому-либо государству с целью защиты людей от упомянутых злодеяний. Концепция гуманитарной интервенции получила своё развитие в деятельности Международной комиссии по вопросам вмешательства и государственного суверенитета, которая была создана под эгидой ООН в 2000 г. Итогом её работы явился документ под символическим названием «Обязанность Защищать»60, суть которого нашла своё выражение в позиции: суверенитет государства является не столько привилегией по осуществлению внутренней и внешней политики, сколько обязанностью по защите прав людей, проживающих на его территории. В тех же случаях, когда государство не способно защитить права человека - в силу отсутствия возможностей, либо политической воли, - ответственность переходит к международному сообществу. Тем самым международное сообщество провозглашается самым последовательным приверженцем и надежным гарантом прав человека. Обоснованию этой концепции был посвящен также специальный доклад Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна «Выполнение обязанности защищать», прозвучавший 12 января 2009 г.  на  Генеральной  Ассамблее  ООН61.

      Право на личную неприкосновенность - самое востребованное право, поскольку защищая индивида от неправедного насилия (принуждения), как со стороны государства, так и третьих лиц, оно позволяет сохранить человеческое достоинство и способность отстаивать свои права. Борьба за утверждение этого права в посттоталитарных державах должна идти рука об руку с осуществлением права на свободу, то есть права на установление демократического режима. В таком контексте особый смысл обретает уже ставшая традиционной редакция этих прав, обеспечивающая их необходимое гармоничное взаимодействие в одной норме: «Каждый человек имеет право на свободу и на личную неприкосновенность». Свобода народа - предтеча личной неприкосновенности, право на личную неприкосновенность - гарантия свободы народа. При этом важнейшей институциональной предпосылкой обеспечения права на личную неприкосновенность является наличие суда присяжных62, а также возможность выборов и отзыва профессиональных судей непосредственно жителями соответствующих населенных пунктов63. Лишь сформированная демократическим путём судебная власть способна обеспечить защиту прав человека.

      Всё вместе взятое позволяет не только обеспечить демократическое преобразование державы, но и сохранить её,  ибо государство, которое с легкостью нарушает право личной неприкосновенности своих граждан может на каком-то этапе своего исторического бытия легко утратить «неприкосновенность» со стороны своего населения, как это уже дважды имело место на территории Российской (советской) империи в 1917  и 1991 годах. Эти государственно-правовые события более чем какие-либо иные могут послужить иллюстрацией к известному замечанию Карла Маркса (1818-1883): «Гегель где-то отмечает, что все великие всемирно-исторические события и личности появляются, так сказать, дважды. Он забыл прибавить: первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса»64. Полное игнорирование конституционных прав человека, которое Украина столь упорно демонстрирует начиная с 1991 г., может, увы, превратить её новейшую историю лишь в дальнейшее продолжение этого исторического фарса, все характерные черты которого стали обнаруживать себя особенно ярко уже в период с 2005 по 2010 гг.

 

Использованные материалы:

1 Дженис М., Кэй Р., Брэдли Э. Европейское право в области прав человека (практика и комментарии). - М.,1997. С.23-24.

2 Великая хартия вольностей 1215 г. Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М, 1998. С.3-5.

 3 Петиция о праве 1628 г.  [Электронный ресурс]. — Режим доступа :    http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/petition.htm

4Акт о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточений за морями 1679 г. (Habeas Corpus Amendment Act). Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М, 1998. С.6-13

5Билль о правах 1689 г.  Международные акты о правах человека. Сборник документов.- М, 1998. С.14-18

6Декларация независимости США 1776 г. Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М, 1998. С.21-23

7 Билль о правах 1791 г. Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М, 1998. С.24-31

8Декларация прав человека и гражданина  1789 г.  Международные акты о правах человека. Сборник документов. - М, 1998. С.32-34

9Всеобщая декларация прав человека [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml

10 Мучник А. Г. Философия достоинства, свободы и прав человека. — К., 2009.

11 Мучник А.Г. Право на свободу // Право Украины. — 2013. — № 3.

12 Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 1. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://a-solzhenitsyn.narod.ru/files/Arhipelag_GULAG/1.03_sledstvie.htm

13 Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/

14 Мучник А. Г. Право на неприкосновенность человеческого достоинства // Право Украины. — 2013. — № 2.

15 Мучник А.Г. Комментарий к Конституции Украины: книга первая. – К., 2003.

 16  Шаламов В. Т. Что я видел и понял в лагере [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://shalamov.ru/library/29/

17 Бесстрашие и любовь Анны Политковской. Би-би-си, 5.10.2007 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_7030000/7030546.stm

18 Комментарий Конституции Российской Федерации / под общей редакцией Б. Н. Топорнина, Ю. М. Батурина, Р. Г. Орехова. М., 1994; Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации /под ред. Л.А. Окунькова. М., 1994;   Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации /под общ. ред. Ю.В. Кудрявцева. М., 1996; Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий/ отв. ред. В.А.Четвернин. М., 1997; Научно-практический комментарий к главе 2 Конституции Российской федерации «Права и свободы человека и гражданина»/ под ред. К.А. Экштайна. М., 2000; Комментарий к Конституции Российской Федерации / под общ. ред. В.Д. Карповича. М., 2002.; Комментарий к Конституции Российской Федерации /под общ. ред. Л.В. Лазарева. М., 2009;    Комментарий к Конституции Российской Федерации /под редакцией В.Д Зорькина, Л.В. Лазарева. М., 2009; Конституция Российской Федерации: доктринальный комментарий постатейный /под ред. Ю.А. Дмитриева. М., 2009;  Комментарий к Конституции Российской Федерации / автор Е.Ю. Бархатова. М., 2010; Коментар до Конституції України. Київ, 1998;  Конституція України. Науково-практичний коментар. Харків, 2011.

19 Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 1. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://a-solzhenitsyn.narod.ru/files/Arhipelag_GULAG/1.01_arest.htm

20Керсновская Е.А. Сколько стоит человек. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.gulag.su/copybook/index.php?eng=0&page=5&list=3

21  Керсновская Е.А. Сколько стоит человек. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.gulag.su/copybook/index.php?eng=0&page=4&list=60

22 Мучник А.Г. Право на свободу // Право Украины. — 2013. — № 3.

23Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.echr.ru/documents/doc/2440800/2440800-001.htm.

24Международный пакт о гражданских и политических правах [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml.

25 Конвенция о рабстве [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/convention_slavery.shtml

26Конвенция о принудительном труде [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www1.umn.edu/humanrts/instree/Rn0ilo29.html

27Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/genocide.shtml

28Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплоатацией проституции третьими  лицами [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/trafficking_suppression.shtml

29  Минимальные стандартные правила обращения с заключенными [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/prison.shtml

30 Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/supplementconvention_slavery.shtml

31Конвенция об упразднении принудительного труда [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www1.umn.edu/humanrts/instree/Rn2ilo105.html

32 Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания  [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/torture.shtml

33Принципы медицинской этики, относящиеся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключённых и задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных, или унижающих достоинство видов обращения  [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/medical_ethics_principles.shtml

34Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/torture.shtml

35Основные принципы обращения с заключенными [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/prisoners_treatment.shtml

36Декларация о защите всех лиц от насильственных исчезновений [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/enforced_disappearances.shtml

37Декларация об искоренении насилия в отношении женщин [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/violence.shtml

38 Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/disappearance.shtml

39  Конституция (Основной Закон) СССР 1936 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1936.htm

40 Конституция (Основной Закон) СССР 1977 г. [Электронный ресурс].- Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1977.htm

41 Постановление Европейского суда по правам человека от 11.07.2006 г. Дело "Яллох (JALLOH) против Германии [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=35475;dst=0

42 Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 1.  [Электронный ресурс]. — Режим доступа :                                                            http://a-solzhenitsyn.narod.ru/files/Arhipelag_GULAG/1.02_istorija_nashej_kanalizacii.htm

43 1922 г.: Высылка интеллигенции [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-intro/10

44  Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 1. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://a-solzhenitsyn.narod.ru/files/Arhipelag_GULAG/1.03_sledstvie.htm

45Гинзбург Е.С. Крутой маршрут [Электронный ресурс]. — Режим доступа:  http://ruslib.org/books/ginzburg_evgeniya/krutoy_marshrut-read.html

46 Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. Т. 1. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://a-solzhenitsyn.narod.ru/files/Arhipelag_GULAG/1.04_golubye_kanty.htm

47 Судаплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930–1950 годы [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://militera.lib.ru/memo/russian/sudoplatov_pa/09.html

48Старосадский В. Карающий меч разведки  [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://svr.gov.ru/smi/2005/nov-r-kr20051118.htm

49  Соколов Б.В.  Похищение генерала Миллера [Электронный ресурс]. — Режим доступа :  http://www.agentura.ru/dossier/russia/likvidator/

50Соколов Б.В.  Советская история отравлений  [Электронный ресурс]. — Режим доступа :  http://grani.ru/Politics/Russia/FSB/m.81346.html

51Солженицын А.И.  Потёмщики света не ищут // Комсомольская правда. – 22.10.2003. - [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.kp.ru/daily/23142/24172/

52Войнович В.Н.  Дело No 34840  [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://lib.ru/PROZA/WOJNOWICH/34840.txt

53 Судаплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930–1950 годы [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://militera.lib.ru/memo/russian/sudoplatov_pa/08.html

54Соколов Б.В.  Советская история отравлений  [Электронный ресурс]. — Режим доступа :  http://grani.ru/Politics/Russia/FSB/m.81346.html

55Соколов С.М.  Дело Щекочихина // Новая газета. -20008.- № 20 [Электронный ресурс]. — Режим доступа :  http://www.novayagazeta.ru/politics/40926.html

56  Доклад Семичастного В.Е на торжественном пленуме ЦК ВЛКСМ 30 (17) октября 1958  г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа :  http://starosti.ru/address_article.php?address=1958-10-23

57  Приставкин А.И. Жестокость и безразличие. Аргументы и факты [Электронный ресурс]. — Режим доступа :  http://gazeta.aif.ru/_/online/aif/1232/06_01

58Керсновская Е.А. Сколько стоит человек [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.gulag.su/copybook/index.php?eng=0&page=1&list=72

59Розанов В.В. Апокалипсис нашего времени [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.vehi.net/rozanov/apokal.html

60  Доклад Международной комиссии ООН по вмешательству и государственному суверенитету   [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://responsibilitytoprotect.org/ICISS%20Report.pdf     

61Доклад Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна «Выполнение обязанности защищать», оглашенный на  Генеральной  Ассамблее  ООН 12.01.2009 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: : http://unispal.un.org/UNISPAL.NSF/0/EEF9DE1F698AA70D8525755100631D7C

62  Мучник А.Г. Суд присяжных //Украинская правда. - 2011 -    [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://www.pravda.com.ua/columns/2011/05/29/6246484/

63Баймуратов М.А., Долженков О.А., Мельник Ю.А., Мучник А.Г., Цырфа Г.Б. Возможно ли правосудие в Украине? // 2000. – 2010 - [Электронный ресурс]. — Режим доступа :http://2000.net.ua/2000/derzhava/ekspertiza/69838

64 18 брюмера Луи Бонапарта. Маркс К.,Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 8. С.119

 

     Приложение:

В постсоветской юридической литературе уже сложилась устойчивая традиция при толковании этого права. В чём легко убедиться, ознакомившись, с  комментариями различных авторов части 1 статьи 22 Конституции Российской Федерации и, соответственно, части 1 статьи 29 Конституции Украины в идентичной редакции: «Каждый человек имеет право  на  свободу  и  личную неприкосновенность»:

«Под правом личной неприкосновенности следует понимать гарантированную государством личную безопасность и свободу человека, состоящую в недопущении, пресечении и наказуемости посягательств на:

1) жизнь, здоровье, телесную неприкосновенность и половую свободу (физическая неприкосновенность);

2) честь, достоинство, нравственную свободу (нравственная неприкосновенность);

3) нормальное течение психических процессов (психическая неприкосновенность);

4) индивидуальную свободу человека, выражающуюся в предоставленной ему возможности располагать собой, своим свободным временем, по своему усмотрению определять место пребывания, не находиться под наблюдением или охраной (личная безопасность).

Физическая неприкосновенность личности гарантирована рядом конституционных положений: правом на жизнь (статья 20), запретом пыток, насилия, принудительных медицинских опытов (статья 21), правом на труд в условиях безопасности и гигиены (статья 37), правом на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41), правом на благоприятную окружающую среду и возмещение ущерба здоровью, причиненного экологическими правонарушениями (статья 42), правом потерпевшего на компенсацию причиненного ему ущерба (статья 52).

Телесная неприкосновенность и половая свобода защищены уголовным законодательством (уголовная ответственность за убийство, телесные повреждения, изнасилование и т.д. по главе 3 УК РСФСР), гражданским законодательством (обязательства, возникающие вследствие причинения вреда, в частности, источником повышенной опасности, по главе 40 ГК РСФСР), административным законодательством (ответственность за правонарушения в области охраны труда и здоровья населения по главе 5 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях), уголовно-процессуальным законодательством (запрет домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер, упомянутых в статье 20 УПК, производство следственного эксперимента при условии, что этим не создается опасность для здоровья участвующих в нем лиц, по статье 183 УПК РСФСР).

Физическая неприкосновенность человека в области медицины защищена правилом, согласно которому любое медицинское вмешательство, будь то операция, сложная диагностическая процедура или обыкновенный укол, допускается только с согласия пациента. В отношении лиц, не достигших 15 лет, и недееспособных согласие дают соответственно родители и законные представители. При их отсутствии решение принимает консилиум врачей, а если нет возможности собрать его - лечащий (дежурный) врач. В таком же порядке, т.е. без согласия, принимается решение в случаях, когда состояние больного не позволяет ему выразить свою волю (статья 32 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан).

Существуют законные ограничения физической неприкосновенности личности, особенно в уголовном процессе, где в интересах раскрытия преступлений приходится в ряде случаев жертвовать некоторыми основными правами граждан. В соответствии со статьями 70 и 127 УПК РСФСР все постановления следователя, вынесенные на законных основаниях, обязательны для лиц, которых они касаются.

Нравственная неприкосновенность рассматривается в комментарии к статье 21 Конституции. Психическая неприкосновенность личности обеспечивается недопустимостью: 1) сеансов целительства (включая гипноз), в том числе с использованием средств массовой информации (статья 57 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан); 2) применения методов лечения, в том числе хирургических и лекарственных средств, вызывающих необратимые последствия на психику и общее состояние здоровья душевнобольных (пункт 5 статьи 11 Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»); 3) допросов под гипнозом, экстрасенсорным воздействием, с использованием растормаживающих препаратов; 4) угроз, обещаний, вымогательства, шантажа, уговоров с целью добиться признания или получения угодных следователю показаний».

      Комментарий Конституции Российской Федерации / под общей редакцией Б. Н. Топорнина, Ю. М. Батурина, Р. Г. Орехова. М., 1994.

 

«Институт неприкосновенности включает как физическую неприкосновенность (это сама жизнь, здоровье человека), так и моральную, духовную неприкосновенность (честь, достоинство личности).

Право на свободу и личную неприкосновенность - одна из существенных гарантий прав личности. Поэтому его нарушение может свидетельствовать о несоблюдении прав человека. Уровень реализации права на свободу и личную неприкосновенность, его защиты и гарантированности нормами права является важным показателем демократизации общества, служит необходимой предпосылкой становления и формирования правового государства. Поэтому государство и все его структуры должны быть заинтересованы в реализации права на свободу и личную неприкосновенность.

Одним из достижений Конституции является установление судебного порядка ареста, заключения под стражу и содержания под стражей. Если раньше эти вопросы входили в компетенцию прокурора, который в большинстве случаев принимал соответствующие решения, по существу, заочно, т. е. в отсутствие подозреваемого лица, то теперь эти процедуры предполагают участие в них гражданина, который должен предстать перед судом.

Кроме того, особенностью судебного рассмотрения данных вопросов является возможность участия в нем не только лица, в отношении которого будет приниматься решение, но также и адвоката (защитника), прокурора, т.е. сторон – защиты и обвинения. При этом должен обеспечиваться принцип равенства сторон. Судебная процедура существенно повышает уровень охраны прав и свобод граждан, способствует законности и обоснованности принимаемых решений, улучшает качество предварительного расследования.

Данное положение Конституции соответствует требованиям ч. 4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах: "Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно".

Решение вопроса об аресте, заключении под стражу и содержании под стражей может приниматься как единолично судьей, так и коллегиально, т. е. несколькими судьями вместе, в зависимости от тяжести, вида преступления и других обстоятельств (например, по делам несовершеннолетних и т. п.).

Суду надлежит разъяснять права лицам, подвергаемым аресту, что также соответствует международно-правовым нормам, согласно которым каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему обвинения быть в срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основаниях предъявляемого ему уголовного обвинения (ч. 3 ст. 14 упомянутого Пакта).

Арест, заключение под стражу производятся в большинстве случаев в ходе предварительного расследования. После окончания расследования уголовное дело передается в суд. Если время нахождения лица под стражей в ходе расследования ограничено законом, то период содержания под стражей во время рассмотрения дела в суде не установлен. Поэтому в уголовно-процессуального законодательстве следует предусмотреть максимальные сроки содержания лица под стражей, которые могут быть неодинаковыми в отношении различных категорий населения - взрослых, несовершеннолетних и г. д.

Таким образом, нормы Конституции впервые определяют положения о заключении лица под стражу, продлении сроков содержания или освобождении лица из-под стражи только на основании судебного решения».

     Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации /под ред. Л.А. Окунькова. М., 1994.

 

«Одним из прав, тесно связанных с правом на свободу, является право на личную неприкосновенность, о котором также говорится в ст.22. Личная неприкосновенность предполагает недопустимость какого бы то ни было вмешательства извне в область индивидуальной жизнедеятельности личности и включает в себя физическую (телесную) неприкосновенность и неприкосновенность психическую.

Обеспечение физической неприкосновенности личности предполагает создание достаточных государственных гарантий от каких-либо посягательств на ее жизнь, здоровье, половую неприкосновенность, свободу физической активности как со стороны государства в лице его органов и должностных лиц, так и со стороны отдельных граждан. Обеспечение психической неприкосновенности охватывает комплекс мер, направленных на защиту от посягательств психического и нравственного здоровья личности, интеллектуальной и волевой сфер сознания человека. Причем, как отметил Конституционный Суд в Определении от 4 декабря 2003 г. N 459-О (ВКС РФ. 2004. N 3). "понятием "физическая неприкосновенность" охватывается не только прижизненный период существования человеческого организма, но и создаются необходимые предпосылки для правовой охраны тела умершего человека".

Обеспечивая свободу и личную неприкосновенность, законодатель широко использует как регулятивные, так и охранительные возможности права.

Так, принятые 22 июля 1993 г. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан (Ведомости РФ. 1993. N 33. ст. 1318) устанавливают, что любое медицинское вмешательство допускается только с согласия пациента или его законных представителей (если речь идет о несовершеннолетних, не достигших 15 лет, или о недееспособных гражданах). Без согласия пациента медицинская помощь может оказываться лишь в случаях, когда его состояние не позволяет ему выразить свою волю (ст.32 Основ). При этом решение о медицинском вмешательстве вправе принимать консилиум, а при невозможности собрать консилиум - непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактического учреждения (и законных представителей); решение о принудительной госпитализации вправе принять только суд.

Сходное правило закреплено и в ст.11 Закона от 2 июля 1992 г. "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (Ведомости РФ. 1992. N 33. ст. 1913), в соответствии с которой лечение без согласия лица, страдающего психическим расстройством, или без согласия его законного представителя может проводиться лишь в случаях, предусмотренных УК, или когда, как сказано в ст.29, психическое расстройство обуславливает опасность лица для себя или окружающих; его беспомощность или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения состояния. Трансплантация органов или тканей человека, согласно ст1 Закона от 22 декабря 1992 г. "О трансплантации органов и (или) тканей человека" (Ведомости РФ. 1993. N 2. ст. 62) допускается лишь при наличии согласия на то донора и только при условии, что его здоровью не будет причинен значительный вред. ФЗ от 30 мая 1995 г. "О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)" (СЗ РФ. 1995. N 14. ст. 1212), вводя комплекс мер, обеспечивающих профилактику и лечение этого заболевания, предусматривает, что медицинское освидетельствование граждан с целью выявления ВИЧ-инфекции проводится только добровольно, за исключением случаев обязательного освидетельствования отдельных категорий лиц (доноры; работники медицинских учреждений, учреждений общественного питания и т.п.; осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы).

Значительный круг норм, предписания которых гарантируют неприкосновенность личности, содержится в законодательстве, регламентирующем юрисдикционную деятельность государственных органов. Так, в ходе уголовного судопроизводства привод, задержание, домашний арест, заключение под стражу, личный обыск и др., принудительные по своему характеру действия допускаются лишь при наличии перечисленных в законе оснований и в установленном им порядке (ст.91, 107, 108, 113, 184 УПК). А проведение таких процессуальных действий, как освидетельствование и следственный эксперимент, допускается, согласно ст.179 и 181 УПК, лишь при условии, если этим не создается опасность здоровью человека.

Исчерпывающе указаны в законе и случаи ограничения свободы и личной неприкосновенности в сфере административных правоотношений: при доставлении административного правонарушителя, задержании, личном досмотре (ст.3.9, 27.1-27.7 КоАП).

К этой же группе правовых актов, обеспечивающих неприкосновенность личности, относятся законы и иные нормативные акты, вводящие меры государственной защиты (личная охрана, выдача оружия, переселение на другое место жительства и др.) для отдельных категорий должностных лиц и граждан  (ФЗ от 20 апреля 1995 г. "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов"//СЗ РФ. 1995. N 17. ст. 1455; ФЗ от 27 мая 1996 г. "О государственной охране"//СЗ РФ. 1996. N 22. ст. 2594; ФЗ от 12 августа 1995 г. "Об оперативно-розыскной деятельности"//СЗ РФ. 1995. N 33. ст. 3349)».

     Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации /под общ. ред. Ю.В. Кудрявцева. М., 1996.; Комментарий к Конституции Российской Федерации / под общ. ред. В.Д. Карповича. М., 2002.; Комментарий к Конституции Российской Федерации /под общ. ред. Л.В. Лазарева. М., 2009.

 

«Нарушением права на свободу и личную неприкосновенность является прежде всего ограничение свободы действий и перемещения в результате прямого физического или психического принуждения (насилия).

Типичными ограничениями свободы (“лишения свободы”) и личной неприкосновенности являются полицейский арест или задержание, предварительное заключение под стражу (до суда) и содержание под стражей на основании приговора суда, принудительная эвакуация, принудительное помещение в лечебное (например, психиатрическое) учреждение.

 Особый вид ареста как лишения свободы дисциплинарный арест в виде содержания на гауптвахте до 10 суток, применяемый в качестве наказания (юридической ответственности) за дисциплинарные проступки к военнослужащим и приравненным к ним лицам.

В историческом плане провозглашение права на свободу и личную неприкосновенность было направлено против произвольного ареста и содержания под стражей. Еще Великая хартия вольностей (1215 г.) провозглашала: “Никакой свободный человек не будет взят или помещен в тюрьму, кроме как по законному решению его пэров или по праву земли”.

Часть 2 ст.22 Конституции призвана (в некоторых важнейших уголовно-процессуальных аспектах она официально еще не действует) установить гарантии против произвольного лишения свободы: “Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов”. Однако здесь даны слишком общие формулировки, которые нуждаются в толковании в контексте современных международных стандартов в области личных свобод и практики Европейского суда по правам человека.

Современные стандарты государственных гарантий права на свободу и личную неприкосновенность содержатся в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, положения которой должны считаться обязательными для России в связи с ее вступлением в Совет Европы и в силу ч.4 ст.15 и ч.1 ст.17 Конституции».

      Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий/ отв. ред. В.А.Четвернин. М., 1997.

 

 «Защита от заключения под стражу и лишения свободы, о которой здесь в первую очередь идёт речь, является одним из старейших основных прав. Это право под названием «habeas corpus» практиковалась в Англии с начала Нового времени. Так называлось право любого человека на обращение к судье с жалобой на арест с целью проверки его правомерности».

      Научно-практический комментарий к главе 2 Конституции Российской федерации «Права и свободы человека и гражданина»/ под ред. К.А. Экштайна. М., 2000.

 

«Неприкосновенность личности заключается в том, что никто не вправе насильственно ограничить свободу человека, посягать на его жизнь, здоровье, половую свободу, честь, достоинство, духовную, нравственную свободу, против воли воздействовать на психику, осуществлять за ним наблюдение, охрану. Такие существенные ограничения свободы и личной неприкосновенности человека, как арест, заключение под стражу, содержание под стражей, может применить только суд (судья) на законных основаниях, связанных с защитой интересов личности, общества и государства. Они установлены уголовно-процессуальным законодательством, содержащим широкую систему гарантий от необоснованного ареста, заключения под стражу и содержания под стражей. Арест применяется судом (судьей) в качестве административного и уголовного наказания в пределах установленных законом сроков. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры. Установленный Конституцией 48-часовой срок, на который лицо может быть подвергнуто задержанию в любой форме до судебного решения, является предельным».

      Комментарий к Конституции Российской Федерации: Постатейный / автор Г.Д. Садовникова. М., 2006.

 

      «Защита личной свободы - физической и психической неприкосновенности в классическом понимании - есть ограждение от частной зависимости, и прежде всего от деспотических и произвольных стеснений со стороны государственной власти. Гарантии этой защиты опирались на идеи законности и независимой и беспристрастной судебной процедуры. Впервые они были воплощены еще в Великой хартии вольностей 1215 г.: "Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или каким-либо иным способом обездолен иначе, как по законному приговору и по закону страны". Правовое положение лица, находящегося под стражей до суда и процедура судебного подтверждения оснований для ареста была урегулирована в известном акте 1679 г. и получила название habeas corpus. В последующее время эти наиболее важные гарантии свободы и неприкосновенности личности вошли в национальные конституции и были отражены в международных соглашениях о правах человека.

      Элементы habeas corpus как гарантии судебной защиты против незаконного посягательства на свободу и личную неприкосновенность содержатся во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. (ст. 3, 9 и 10), в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. (ст. 9). Но наиболее подробно они развиты в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 5), где определены возможные основания законного ареста и содержания под стражей и обязательность судебной процедуры заключения под стражу. Подозреваемый должен быть незамедлительно доставлен к судье и имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу.

     Право, провозглашенное в ч. 1 ст. 22 Конституции, отмечал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 13.06.1996 N 14-П, включает, в частности, право не подвергаться ограничениям, которые связаны с применением таких принудительных мер, как задержание, арест, заключение под стражу или лишение свободы во всех иных формах без предусмотренных законом оснований, санкции суда, а также сверх установленных либо контролируемых сроков. Вместе с тем, будучи неотчуждаемым и принадлежащим каждому от рождения, право на свободу в силу ч. 2 ст. 22 Конституции может быть правомерно ограничено при аресте, заключении под стражу и содержании под стражей.

Задержание, арест, заключение под стражу и содержание под стражей, несмотря на различие в их процессуальных определениях, по сути есть лишение свободы. Европейский Суд по правам человека, истолковывая соответствующие положения Конвенции, отмечал, что вследствие разнообразия правовых норм лишение физической свободы фактически может приобретать многочисленные формы, не всегда адекватные классическому тюремному заключению, и предлагал оценивать их не по формальным, а по сущностным признакам, таким как принудительное пребывание в ограниченном пространстве, при невозможности свободного передвижения и установления общественных контактов по собственной воле. Это важно, в частности, и для определения того момента, с которого начинается ограничение и возникает право на защиту.

В своем Постановлении от 03.05.1995 N 4-П Конституционный Суд РФ отмечал, что не только реальные ограничения, но и выявившаяся их опасность, прежде всего угроза потерять свободу, нарушают неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывает давление на сознание и поступки человека. Любой опасности ограничения свободы и личной неприкосновенности должно противостоять право на судебное обжалование, которое гарантирует проверку в том числе законных оснований для вынесения решения о заключении под стражу, и защиту от произвольных ограничений этих прав».

      Комментарий к Конституции Российской Федерации /под редакцией В.Д Зорькина, Л.В. Лазарева. М., 2009.

 

«Одним из важнейших элементов свободы личности является его личная неприкосновенность - наиболее значительное право человека, которое он приобретает от рождения. Это означает, что каждый, независимо от пола, национальности, вероисповедания и т.п., вправе совершать любые действия, не противоречащие закону, не подвергаясь какому-либо принуждению или ограничению в правах со стороны кого бы то ни было.

Институт личной неприкосновенности включает физическую (это сама жизнь, здоровье человека, его физическое состояние) и морально-духовную неприкосновенность (честь, достоинство личности).

Обеспечение физической неприкосновенности личности предполагает создание достаточных гарантий от каких-либо посягательств на ее жизнь, здоровье, половую неприкосновенность, свободу физической активности как со стороны государства в лице его органов и должностных лиц, так и со стороны отдельных людей. Обеспечение морально-духовной неприкосновенности охватывает комплекс мер, направленных на защиту от посягательств на нравственное и психическое здоровье личности, интеллектуальную и волевую сферу сознания человека.

Гарантируя свободу и личную неприкосновенность, законодатель широко использует регулятивные и охранительные возможности права. Так, принятые 22 июля 1993 г. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан устанавливают, что любое медицинское вмешательство допускается только с согласия пациента или его законных представителей (если речь идет о несовершеннолетних, не достигших 15 лет, или недееспособных гражданах). Без согласия пациента медицинская помощь может оказываться лишь в случаях, когда его состояние не позволяет ему выразить свою волю  (ст.32 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). При этом решение о медицинском вмешательстве вправе принимать консилиум, а при невозможности собрать таковой - лечащий (дежурный) врач, который обязан уведомить об этом должностных лиц лечебно-профилактического учреждения (и законных представителей). Решение о принудительной госпитализации вправе принять только суд.

Сходное правило закреплено и в ст.11 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", в соответствии с которой лечение без согласия лица, страдающего психическим расстройством, или без согласия его законного представителя может проводиться лишь в случаях, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, или когда, как сказано в ст.29, психическое расстройство обусловливает опасность лица для себя или окружающих, его беспомощность или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения состояния здоровья.

Согласно ст.1 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека", трансплантация органов или тканей человека допускается лишь при наличии согласия донора и только при условии, что его здоровью не будет причинен значительный вред. Федеральный закон от 30 мая 1995 г. "О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)", вводя комплекс мер, обеспечивающих профилактику и лечение этого заболевания, предусматривает, что медицинское освидетельствование граждан с целью выявления ВИЧ-инфекции проводится только добровольно, за исключением случаев обязательного освидетельствования отдельных категорий лиц (доноры; работники медицинских учреждений, учреждений общественного питания и др.; осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы).

Широкий круг норм, предписания которых гарантируют неприкосновенность личности, содержится в законодательстве, регламентирующем юрисдикционную деятельность государственных органов. Так, привод, задержание, арест, личный обыск и другие принудительные действия допускаются лишь при наличии перечисленных в законе оснований и в установленном им порядке. Проведение таких процессуальных действий, как освидетельствование и следственный эксперимент, допускается, согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ, лишь при условии, что этим не создается опасность здоровью человека. Исчерпывающе указаны в законе и случаи ограничения свободы и личной неприкосновенности в сфере административных правоотношений: при доставлении административного правонарушителя, задержании, личном досмотре (КоАП РФ)».

     Конституция Российской Федерации: доктринальный комментарий постатейный /под ред. Ю.А. Дмитриева. М., 2009.

 

«Арест и задержание, заключение под стражу и содержание под стражей допустимы лишь при условии соблюдения надлежащей правовой процедуры, т.е. на основании закона и судебного решения (приговора или санкции).

Положение части 2 статьи 22 Конституции, допускающее арест как меру пресечения в уголовном процессе только по судебному решению, означает, что если ввиду необходимости требование предварительного судебного решения не было соблюдено, то судебное решение должно последовать незамедлительно после ареста. Вместе с тем часть 2 статьи 22 позволяет рассматривать любой не санкционированный судьей арест в течение 48 часов как задержание, т.е. такое ограничение свободы, которое не требует судебного решения».

     Комментарий к Конституции Российской Федерации / автор Е.Ю.Бархатова. М., 2010.

 

«Право на свободу та особисту недоторканність є одним із найважливійших прав людини. Воно неодноразово проголошувалось та закріплювалось міжнародним співтовариством у різних міжнародно-правових документах…

За цим правом ніхто не може бути заарештований або триматися під вартою інакше, ніж за вмотивованим рішенням суду і тільки на підставах і в порядку, встановлених законом».

      Коментар до Конституції України. Київ, 1998.

 

«Право на свободу та особисту недоторканність є одним з фундаментальних і невідчужуваних особистих прав людини, яке закріплено міжнародним співтовариством у ст. 3 Загальної декларації прав людини 1948 р., ст.9 Міжнародного пакту про громадянські та політичнні права 1966 р., ст.5 Конвенції про захист прав людини та осноположних свобод 1950 р. (далі – Конвенція), а також інших загальновизнаних міжнародних документах.

Тлумачення коментованої статті має здійснюватися в контексті сучасних міхжнародних стандартів у галузі захисту прав людини та практики Європейського суду з прав людини (далі - Суд).

Рівень гарантованості та забезпечення захисту права на свободу та особисту недоторканність визнається показником демократизації суспільства і є важливою складовою становлення правової державності. Саме тому, виходячи зі змісту ст.3 Конституції України, однією із засад конституційного устрою України є обов'язок держави утверджувати і забезпечувати права і свободи людини. Це також випливає зі змісту ч.2 ст.22 Конституції України, відповідно до якої конституційні права і свободи гарантуються і не можуть бути скасавані.

Інститут недоторканності включає фізічну і духовну недоторканність, свободу діяти, розпоряджуватися собою, тобто не перебувати під контролем…

Право на свободу та особисту недоторканність належить до особистих немайновних прав, що забезпечують природне існування физичної особи, і тому захищається нормами Цивильного кодексу України…

Будучи за своїм характером природним, право на свободу та особисту недоторканність разом с тим не є абсолютним, адже трапляються випадки, коли захист легітимного суспільного інтересу, прав та свобод інших осіб потребує його обмеження і тому є соціально виправданим. Перш за все це стосується сфери кримінального судочинства, де стикаються суспільні та особисті інтереси, виникають гострі конфліктні ситуації, розв'язання яких потребує застосування заходів процессуального примусу».

      Конституція України. Науково-практичний коментар. Харків, 2011.

Материалы этого раздела размещаются авторами самостоятельно в режиме свободной постановки. Редакция может не разделять позицию автора.

Уважаемые авторы! Просим вас не использовать сайт "Украинский выбор" для перепоста материалов с других источников и рекламы товаров и услуг. Благодарим за понимание и сотрудничество.
Комментарии (4)
Вадим Фетисов | 03.06.2013 20:36

За 2012 год свыше 100 уголовных дел было выйграно гражданами у своего же государства, тобиш Украины, через Европейский суд по правам человека. Который обязал выплатить около 1 млн.евро общих компенсаций, пострадавшим людям от правовой системы. Это капля в море. А сколько еще жалоб по нарушению прав и основных свобод находятся на рассмотрении?! О чем можно говорить, если судебная власть Украины на сегодняшний день не справляется со своими прямыми функциями - обеспечение верховенства права в обществе. Какое уважение можно требовать от граждан к своему государству, если данное государство не уважает своих граждан.

Катя Рюрикович | 03.06.2013 20:48

Вадим Фетисов

Еще хуже когда граждане ищут судебной защиты у другого государства. Такая ситуация является ярким симптомом отсутствия суверенитета государственного суверенитета. И такую власть надо гнать в зашей.

Вадим Фетисов | 03.06.2013 21:15

Катя Рюрикович
Да и не только эту власть. Это причина системных проблем государства. При предыдущих власть имущих, система была такая же. Судебная власть так же не выполняла свою прямую функцию и задачу. И такие системные проблемы государства существуют по всему СНГ.

Сергей Шепелев | 03.06.2013 19:51

Без коментариев