Критерии оценки
Актуальность:
Грамотность:
Стиль:
Комментариев:
0
Рейтинг статьи:
0

Ваши комментарии и оценки формируют рейтинг публикации. Лучшая публикация попадает в ТОР и это дает возможность автору стать экспертом сайта.

Внимание!
Автор самостоятельно размещает свои материалы на нашем сайте и несет за их достоверность полную ответственность. Редакция не всегда разделяет мнение автора.

Live
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Ирина Русенко 29.05 10:35 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Гость Из Будущего 26.05 05:02 — комментирует статью Как провести обмен по формуле «всех на всех», или Об «успехах» дипломатии Волкера
Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Ирина Русенко 22.05 15:31 — комментирует статью Свобода слова по-еврореформаторски: неугодные СМИ закрыть, инакомыслие…
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:58 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
Прозрение Европы,  или Новые горизонты демократии по-украински
Ирина Русенко 18.05 15:57 — комментирует статью Прозрение Европы, или Новые горизонты демократии по-украински
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:45 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
Ирина Русенко 18.05 15:43 — комментирует статью По иску Виктора Медведчука суд обязал Парубия пройти психолого-лингвистическую…
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:03 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
С Праздником Светлой Пасхи!
Борис Борисович Рогозин 17.05 16:02 — комментирует статью С Праздником Светлой Пасхи!
Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
Гость Из Будущего 12.05 15:13 — комментирует новость Виктор Медведчук: Прорыв украинских товаропроизводителей на Запад так и не…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Алекс Короткий 10.05 23:31 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Алекс Короткий 10.05 23:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
Таїсія Попович 10.05 23:14 — комментирует новость Кабмин утвердил перечень объектов большой приватизации на 21,3 млрд грн…
В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
Таїсія Попович 10.05 22:11 — комментирует новость В. Медведчук: О каком повышении цены идет речь, если в Украине три четверти газа —…
В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Таїсія Попович 10.05 22:08 — комментирует новость В. Медведчук: Надругательство над подвигом воинов-освободителей стало в…
Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Саша Жук 10.05 15:21 — комментирует статью Газ Украины и для Украины: дискуссии вокруг цены
Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Таїсія Попович 10.05 14:49 — комментирует новость Американский штат признал Голодомор геноцидом украинского народа
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:48 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
Таїсія Попович 10.05 14:18 — комментирует новость Виктор Медведчук: Стереть из памяти людей одесскую трагедию не удастся
С днем Великой Победы!
Таїсія Попович 10.05 14:14 — комментирует статью С днем Великой Победы!
Права человека

Право на неприкосновенность человеческого достоинства

Право на неприкосновенность человеческого достоинства

Английский правовед, философ и государственный деятель Фрэнсис Бэкон (1561-1626) некогда заметил, что «чем достойнее человек, тем большему числу людей он сочувствует». Это частное мнение обрело своё всеобщее значение только во второй половине ХХ века, трагическая история которого поставила на повестку дня сакраментальный вопрос: как народам мира избежать взаимного истребления,  как обеспечить защиту любому индивиду?  Ответом на него стал поиск такой всеобщей ценности, такого общего блага, которое позволило бы людям как можно более сочувствовать друг другу, увидеть друг в друге прежде всего человека, а уже затем представителя того или иного государства, расы, этноса, вероисповедания или лингвистического сообщества. Такой ценностью, общим благом в системе западной традиции права оказалось человеческое достоинство. С этого момента стало возможным перефразировать крылатое выражение французского философа-просветителя Дени Дидро (1713-1784) о том, что «нет достоинства при отсутствии ясных и четких понятий общего блага» в принципиальное утверждение: нет общего блага без ясного и четкого представления о ценности человеческого достоинства. Его основополагающее значение от имени всего мирового сообщества провозгласила Организация Объединенных Наций (ООН) в преамбуле актов, вошедших в историю под символическим названием Международный билль о правах человека1: «Признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира»2. Оное стало переломным моментом во всемирной истории государства и права. Все люди наделялись статусом членов одного наднационального, надгосударственного сообщества – Человечества.

Посредством феномена достоинства любой индивидуум обретал особую ценность в качестве представителя этого всемирного братства, а последнее оказывалось представленным в личности каждого человека. В своей правовой миссии человеческое достоинство призвано обеспечить уважительное, гуманное, сердобольное, милосердное отношение людей друг другу. В ней нашёл своё воплощение ветхозаветный призыв: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Лев.19:18).  Достоинство можно смело отнести к самому божественному и возвышенному, но вместе с тем самому уязвимому и хрупкому явлению человеческой цивилизации.  Поэтому оно  подлежит признанию и защите в виде основного достояния, высшей правовой ценности, самого охраняемого правового блага человечества.

Важнейшими инструментами его защиты стали основные права человека. Об этом свидетельствует Устав ООН (1945 г.), который начинается с прямого призыва, обращенного к народам мира, «вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности»3. С этого же момента его основным стражем, защитником, хранителем, «депозитарием» выступило международное сообщество,  которое посредством международного права призвало все государства обеспечить на подведомственной им территории бережное отношение к этому благу.

   Под международным сообществом в настоящей работе понимается совокупность правовых государств, осуществляющих на основе общепризнанных принципов и норм международного права совместную созидательную деятельность ради защиты человеческого достоинства, а также разрешения иных насущных проблем человеческой цивилизации.

Венская декларация и Программа действий (Австрия, 1993 г.), принятая по итогам работы Всемирной конференции по правам человека, провозгласила, что «все права человека проистекают из достоинства»4  человеческой личности. Права человека потому и универсальны, неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны, что своими корнями уходят в единый первоисточник - человеческое достоинство. Правам человека отведена миссия эффективных и надёжных инструментов его защиты. Многообразие основных прав человека – реакция международного сообщества на множество угроз этому правовому благу. Тем самым каждому основному праву отведена особая миссия в защите той или иной грани человеческого достоинства. Их должно быть столько, чтобы обеспечить защиту этого блага от всевозможных угроз со стороны окружающего мира. Например, если право на жизнь обеспечивает биологическое существование человека, право на личную неприкосновенность – его физическую и психологическую безопасность, то право на свободу – его социальное бытие в условиях демократического режима. Точно также на страже человеческого достоинства стоят все иные основные права человека.

     Под основными правами человека в настоящей работе понимаются естественные права человека, нашедшие отражение в актах международного сообщества, взявшего тем самым на себя ответственность за их неустанное воплощение в жизнь и неуклонную  защиту.

На особую миссию международного сообщества в отношении защиты основных прав человека одни из первых обратили внимание немецкие правоведы, которые, в частности, отметили, что «ценности, заключенные в отдельной личности, признаются, защищаются и поощряются международным правом. Сегодня почти повсеместно признается формула, из которой следует, что каждое государство в международно-правовом плане обязано по отношению к своим гражданам гарантировать и соблюдать основные стандарты в области прав человека. Какие бы формы ни принимала международная защита прав человека, она относится в настоящее время к важнейшим целям и задачам международного сообщества»5. Вместе с тем,  международное нормотворчество обретает правовой характер ровно в той мере, в какой способствует реальной защите человеческого достоинства.

Человеческое достоинство, получив признание в качестве высшей правовой ценности со стороны международного сообщества, вошло составной частью в тексты, практически, всех конституций мира, увидевших свет уже после Второй мировой войны. Однако, на практике, подлинную дань уважения к этому правовому благу смогли воздать лишь государства – представители западной демократии. Для иллюстрации оного напрашивается пример из книги известного советского правозащитника, участника Второй мировой войны, кавалера ордена Украины «За мужество» первой степени (посмертно), генерал-майора  П.Г. Григоренко  (1907-1987) «В подполье можно встретить только крыс…».  В частности, автор пишет: «Америка достигла еще большего – уважения к правам человека. Проиллюстрирую это рассказом эмигранта из СССР М. Побереженского. В письме в «Новое Русское Слово» он рассказывает, что у него в Риме по пути в американское консульство, где ему предстояло получить разрешение на въезд в США, выкрали все документы. Несмотря на это, консул разрешение выдал, предложил только клятвенно подтвердить, что рассказанное им о краже документов правда. Далее Побереженский повествует, что без документов его пропустили через Нью-Йоркскую таможню и выдали справку подтверждающую это. Служащая в учреждении социального обеспечения, куда через несколько дней Побереженский обратился за помощью, узнав, что у него нет никаких документов, удостоверяющих личность и возраст, кроме справки, выданной таможенником в аэропорту, «поверила мне на слово и за 15 минут оформила денежное пособие в связи с достижением 65-летнего возраста». Заключает он свой рассказ так: «…с тех пор я неоднократно убеждался, что Америка – не только другая страна, не имеющая аналогий с СССР почти во всем, но вроде бы другая планета, где человеческие отношения носят забытый было нами характер дружеского участия, улыбчивости и радушия»»6. Заметим, что в описанном эпизоде обращает на себя внимание единый принцип, которым руководствовались чиновники разных рангов из разных ведомств США к иностранцу, лицу без документов и тем самым, по нашим меркам, бесправному человеку. Принцип, - уважение к человеческому достоинству – духом которого, буквально, проникнут весь Билль о правах США 1791 г., оказался выше бюрократических препон.

Разумеется, дабы эффективно защищать человеческое достоинство необходимо всестороннее постижение его сути. В противном случае оно рискует оказаться возвышенным по форме, но фиктивным по сути воззванием в различного рода актах международного и конституционного права. В этом случае на практике человеком можно будет и далее манипулировать в качестве подручного  инструмента (орудия) для достижения каких-либо низменных целей другими людьми, корпорациями, государствами или надгосударственными образованиями.

Вместе с тем, законодатели правовых держав не решились дать исчерпывающее определение этому беспрецедентному правовому благу, оставив решение этой задачи на усмотрение судебной практики. Суды же, воздавая должное месту человеческого достоинства в системе конституционных ценностей, свою основную задачу усматривают в реальной защите этого блага, а не в теоретических изысканиях, возложив решение этой задачи на плечи специалистов в области конституционного права. В частности, немецкие правоведы признают, что  «несмотря на существование обширной практики Федерального конституционного суда ФРГ, до сих пор не выработано достаточно четкой и удобной формулировки относительно того, как следует понимать достоинство человека»7.  Такая же проблема возникла и в практике Европейского Суда по правам человека (достаточно отметить, например, что в алфавитно-предметном указателе к таким фундаментальным изданиям, как «Европейский Суд по правам человека. Избранные решения»8 и «Европейское право в области прав человека (практика и комментарии)»9  термин «достоинство» попросту отсутствует)

Представляется большим упущением то, что авторы Европейской конвенции о защите  прав человека и основных свобод (Совет Европы, 1950) не включили человеческое достоинство в число подлежащих охране самостоятельных правовых ценностей, ограничившись лишь упоминанием этого правового блага в контексте защиты от пыток (статья 3). Тем самым, Европейский Суд по правам человека, по сути, оказался лишенным основополагающей системы координат для толкования и применения предусмотренных ею прав человека. Думается, что по этой причине Страсбургский суд на практике не столько реально обеспечивает защиту прав человека, сколько предается оторванному от действительности  казуистическому толкованию норм Конвенции, дезорганизуя тем самым деятельность судов государств-участников Конвенции в деле защиты права на неприкосновенность человеческого достоинства.  

Очевидно, что решение задачи определения человеческого достоинства неимоверно осложняется духовной, сверхчувственной, наднациональной, надгосударственной природой происхождения этого феномена, который потому и не поддается описанию скудными средствами юридической казуистики. Это одна из причин почему к объяснению  роли  достоинства в судьбе  человечества столь часто стали обращаться лидеры мировых конфессий.

В частности, неподдельный интерес вызывает позиция по этому вопросу Папы Римского Иоанна Павла II (1920-2005), который в книге-интервью «Переступить порог надежды» размышлял: ««Что такое достоинство человека, что такое его права?». Несомненно, эти права вписаны в порядок творения Самим Творцом, так что нельзя говорить об уступках со стороны человеческих учреждений, государств или международных организаций. Эти учреждения отражают лишь то, что Бог Сам вписал в сотворённый Им порядок, что Он Сам вписал в нравственное сознание или в сердце человеческое, как разъясняет это апостол Павел в Послании к Римлянам (ср. 2. 15).

Евангелие лучше всего подтверждает человеческие права. Без него легко можно разминуться с истиной о человеке. Ведь Евангелие подтверждает то установление Божие, которое обусловливает нравственный порядок вселенной, и подтверждает его особенно - самим Воплощением. Кто же такой человек, если Сын Божий принял человеческую природу? Кем же должен быть человек, если Сын Божий высочайшей ценой оплатил его достоинство? Ежегодно литургия Церкви выражает глубокое изумление перед этой истиной и этой тайной и на Рождество Господне, и в Навечерие Пасхи. «O felix culpa, quae talem ac tantum meruit nabere Redemptorem» (О блаженная вина, заслужившая столь славного Искупителя! Exsultet). Искупитель подтверждает права человека, восстанавливая ту полноту достоинства, которое он получил, когда Бог сотворил его по Своему образу и подобию».

Этой же насущной проблеме был посвящен доклад Патриарха Московского и всея Руси Алексия II (1929-2008) «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», в котором провозглашалось: «Базовым понятием, на которое опирается теория прав человека, является понятие человеческого достоинства. Именно поэтому возникает необходимость изложить церковный взгляд на достоинство человека.

Согласно библейскому откровению, природа человека не только сотворена Богом, но и наделена Им свойствами по Его образу и подобию (см. Быт. 1, 26). Только на этом основании можно утверждать, что человеческая природа обладает неотъемлемым достоинством. Святитель Григорий Богослов, соотнося человеческое достоинство с актом Божественного творения, писал: «Так щедро всех людей наделил Бог, конечно, для того, чтобы равным раздаянием даров Своих показать и одинаковое достоинство нашей природы, и богатство благости Своей» (Слово 14, «О любви к бедным»).

Воплощение Бога Слова засвидетельствовало, что и после грехопадения достоинство не было утрачено человеческой природой, ибо в ней остался неистребимым образ Божий, а значит, и возможность восстановления человеческой жизни в полноте ее изначального совершенства».

Приведенное свидетельствует о том, что роль достоинства в духовной жизни человечества неимоверно велика. Стало также несомненным, что его определение нуждается в особых выразительных средствах. Впервые попытка автора найти таковые увидела свет в статье «Датский принцип»10.  Дальнейшее развитие этот подход получил в книге «Философия достоинства, свободы и прав человека»11. На формирование концепции человеческого достоинства, в известной степени, оказала влияние и правовая доктрина, нашедшая своё воплощение в Декларации независимости США (1776 г.), авторы которой провозглашали естественные права человека и народа «согласно законам природы и её Творца». Всё вместе взятое и позволило дать нижеследующее определение.

      Под достоинством в настоящей работе понимается основанная на осознании себя высшим творением человеческой цивилизации, подобием Бога на земле потребность человека в признании уникальности, ценности и значимости своей личности со стороны других людей, гражданского общества, государства и международного сообщества.

 О всевозрастающем значении человеческого достоинства в жизни международного сообщества свидетельствует принятие  на XXVIII Международной конференции Красного Креста и Красного Полумесяца Декларации «Защита человеческого достоинства» (Швейцария, 2003 г.). В этом знаменательном документе, в частности, провозглашается: «Защита человеческого достоинства требует возобновленного партнерства между государствами и составными частями Движения, способствующего содействию уважения ко всем людям, независимо от их происхождения, вероисповедания, положения или пола»12.  В таком контексте правомерно утверждать о наличии презумпции достоинства по отношению к каждому индивиду:  любая международная институция, любое государство, любой человек в любое время и в любом месте должны вести себя по отношению к любому индивиду, руководствуясь уважением к его достоинству. Вместе с тем для своего повсеместного укоренения в повседневной жизни эта презумпция нуждается в наличии важнейшей предпосылки, в особом феномене, который способен обеспечить соответствующее отношение между людьми.  Речь идет о  культуре достоинства.

   Под культурой достоинства в настоящей работе понимается  стереотип массового поведения людей, который отличается солидарностью, доброжелательностью, склонностью к взаимной поддержке и даже самоотверженности ради сохранения человеческого достоинства друг друга, начиная от новорожденного и вплоть до ушедшего из жизни.

Эта культура нашла своё наиболее образное выражение в известном утверждении: «Мы обладаем в душе ровно столькими достоинствами, сколько можем видеть их в других людях». Культура достоинства – ядро правовой культуры человечества, международного сообщества. Эта культура – прививка против всех видов ксенофобии: расизма, фашизма, нацизма, большевизма, религиозной и лингвистической нетерпимости. Пренебрежение ею грозит гибелью людям в повседневных междоусобицах, погромах, братоубийственной гражданской войне.  Её полное отсутствие, например,  на бескрайних просторах Российской империи стало основной причиной её столь несуразного распада в 1917 г., последовавшей беспримерной по своей  жестокости  Гражданской войны (1917-1923 гг.), а также зарождения, становления и распада большевистской империи под названием СССР (1922-1991 гг.).

Приведенное ещё раз подтверждает, что всеобщее признание человеческого достоинства обязывает относиться к любому индивиду, как к человеку, к обитателям того или иного государства – как к народу, представителям того или иного вероисповедания – как к неотъемлемой части человечества. При этом  подлинная защита этого правового блага в каждой отдельно взятой державе нуждается в неустанном развитии гражданского общества. Одним из эффективных инструментов оного применительно к нашей стране мог бы стать Закон Украины «О гражданском обществе в Украине», проект которого уже давно был представлен автором этих строк в отечественных СМИ13 .

О фундаментальной роли, которую играет достоинство в системе западной традиции права свидетельствует статья 1 Хартии Европейского Союза об основных правах (Ницца, 2000 г.), которая, получив одноименное название «Человеческое достоинство», гласит: «Человеческое достоинство неприкосновенно. Оно подлежит уважению и защите»14. Такой подход нашёл своё отражение и в текстах национальных конституций. Первопроходцами в этом вопросе выступили авторы Основного закона ФРГ (1949 г.), часть 1 статьи 1 которого торжественно провозглашает: «Человеческое достоинство неприкосновенно. Уважать и защищать его - обязанность всякой государственной власти»15.   Извлекая суровые уроки из трагической истории Второй мировой войны, немецкие законодатели начали возведение архитектоники своей конституции не с перечисления названия и формы государства,  государственного языка и  государственных символов, а с утверждения возвышенных и объединяющих всех людей общечеловеческих ценностей – прав человека. 

На взаимосвязь уроков истории и содержания Основного закона Германии прямо указывается в решении Федерального Конституционного суда Германии от 25 февраля 1975 г.: «В основном законе внедрены принципы государственного устройства, которые можно объяснить, только исходя из исторического опыта и духовно нравственного спора с предшествовавшей системой нацизма. В отличие от всемогущего тоталитарного государства, которое претендовало на безграничное господство во всех областях социальной жизни для всех и которое, при осуществлении своих государственных целей, ни во что не ставило жизнь отдельного индивида, основной закон установил ценностно ориентированную систему правовых координат, которая выводит отдельного человека и его достоинство в центр всех своих положений»16.

Приверженность этой правовой позиции была также подтверждена решением Федерального Конституционного суда Германии от 21 июня 1977 г., в котором констатировалось: «Уважение и защита человеческого достоинства принадлежит к конституционным принципам основного закона. Свободная человеческая личность и ее достоинство представляет собой высшую ценность права внутри конституционного строя»17. Из этой принципиальной позиции немецких правоведов можно сделать общий вывод, что человеческое достоинство определяет суть конституционного строя державы и является критерием на соответствие ему всех иных норм конституции, а также всех актов текущего законодательства на приверженность Праву.

     Под Правом в настоящей работе понимается сформированная и отобранная в процессе истории человечества система принципов и норм поведения, которая обеспечивает защиту человеческого достоинства каждого индивида, самосохранение, самоорганизацию и развитие любого миролюбивого народа и подконтрольного ему демократического государства, а также регулирует взаимоотношения между народами и государствами в пределах существующего международного сообщества.

Отсюда законодательство, которое не способно обеспечить реальную защиту человеческого достоинства, подлежит квалификации в качестве квазизаконодательства, то есть неправедного, неправомерного законодательства. Наиболее вопиющим примером последнего может служить уголовное, уголовно-процессуальное и исправительно-трудовое законодательство СССР эпохи, которая нашла своё отражение в знаменитой книге А.И. Солженицына (1918-2008)  «Архипелаг ГУЛАГ». А наиболее разительный пример квазиправосудия в то же время явила миру Военная коллегия Верховного Суда СССР, которая в конвейерном порядке, подчас в течении 5-10 минут, «штамповала» приговоры о высшей мере наказания (расстреле), которые приводились в исполнение в тот же день и в том же здании, где вершился сей акт «правосудия».

Представляется, что в западной традиции права смысл защиты человеческого достоинства находит своё выражение в понятии «неприкосновенность». Ведь оно в применении к достоинству придает  категорический, безапелляционный, недвусмысленный, безальтернативный характер соответствующему требованию к государству. Это дает нам возможность вести речь о праве на неприкосновенность человеческого достоинства.

Системный анализ приведенных международных, конституционных и судебных актов позволяет дать определение  комментируемому праву.

   Под правом на неприкосновенность человеческого достоинства в настоящей работе понимается основанное на Международном билле о правах человека требование к государству, институтам международного сообщества обеспечить защиту достоинства индивидуума от любой формы посягательства с чьей-либо стороны.

По общепринятой классификации это право относится к категории гражданских (личных), абсолютных, негативных прав первого поколения.

Как указывалось выше в сочетании с человеческим достоинством нередко употребляется понятие уважение. Вместе с тем, используя это понятие необходимо относить его ко всем основным правам в равной степени. Во всяком случае такой вывод напрашивается при ознакомлении с пунктом с. статьи 55 Устава ООН, который призывает ко «Всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии».  Понятие уважение при этом должно быть наполнено вполне определенным правовым смыслом. В противном случае каждое государство будет толковать его в угодном для себя свете. Ведь как справедливо заметил в своё время член Европейской комиссии по правам человека Дж.Э.С. Фоссет «уважение относится к области манер, а не права»18. Поэтому употребляя понятие уважение в применении к человеческому достоинству, во избежание снижения объёма и степени его защиты со стороны державы прежде всего должна учитываться его неприкосновенность. В этом случае уважение к комментируемому праву будет означать не только обязанность государства самому воздерживаться от какого-либо посягательства на достоинство человека, но и принимать все необходимые меры для защиты этого правового блага от посягательства любых третьих лиц.

Думается, что человеческое достоинство выполняет  роль «несущего принципа», «структурной нормы», «архимедовой точки опоры», некой неизменной сквозной матрицы по отношению ко всей государственно-правовой сфере социального бытия: конституции, гражданскому обществу и правовому государству. Человеческое достоинство — исходное, основополагающее, базовое правовое понятие, из которого вытекает и над которым возвышается вся система категорий конституционного права. Когда речь идёт о букве и духе конституции, то именно достоинство в наибольшей степени воплощает собой то духовное начало, которое определяет смысл, содержание и применение всех её институтов, включая права человека. Таким образом, человеческое достоинство  следует оценивать в качестве благотворного источника всей системы прав человека. Право на неприкосновенность человеческого достоинства является самым общим из всего свода прав человека. Все остальные права соотносятся с ним как частное с общим. Его суть предопределяет содержание других теснейшим образом связанных с ним прав, например, таких как право на личную неприкосновенность, право на неприкосновенность личной и семейной жизни, жилища и коммуникаций,  на равенство людей в их достоинстве.

   При этом под неприкосновенностью в настоящей работе понимается запрет на какое-либо непосредственное воздействие на тело и психику, на личную жизнь, жилище и коммуникации человека против его доброй воли.

В связи с этим представляется, что комментируемое право должно занимать своё заслуженное место в самом начале того раздела национальных конституций, который посвящен правам человека. Примером для подражания в этом случае может служить позиция творцов Основного закона ФРГ, Союзной конституции Швейцарской Конфедерации 1999 г.19 и Хартии ЕС об основных правах. Как справедливо отметили авторы комментария к указанной Хартии: «Кроме того, поставив первым правом человека право на человеческое достоинство и включив в его формулировку положение об обязательности его «уважения и защиты», авторы Хартии подчинили реализации права на человеческое достоинство осуществление всех остальных прав и свобод человека»20. Сказанное дает основание утверждать также, что человеческое достоинство является основной составляющей принципа верховенства Права. Таким образом, оценка на приверженность этому принципу, по сути, означает проверку происходящего в государстве на соблюдение права на неприкосновенность человеческого достоинства.        

 Достоинство – основа, стержень, высшая интегрирующая характеристика  духовных качеств человека, нравственный «позвоночник», на котором формируется и удерживается вся его личность. Но это качество становится личным достоянием индивида исключительно через его принадлежность к роду человеческому. В противном случае индивид ничем не выделяется из животного мира. Человеческое достоинство, таким образом, задается, программируется индивиду человечеством. Поэтому оно позволяет той или иной личности осознавать себя существом с особым статусом в земном бытии и требует признания подобного от других. Любое посягательство (внешнее воздействие против воли индивида) на это благо в той или иной степени несет в себе угрозу деформации вплоть до полного разрушения личности. Диапазон посягательства на человеческое достоинство может варьировать очень широко: от обидной насмешки (послужившей, например, причиной дуэли и последующей гибели великого поэта М.Ю. Лермонтова) до создания условий, при которых индивид теряет всякий человеческий облик, опускаясь, в полном смысле этого слова, до животного состояния (до которого, по одной из версий, был доведён другой великий поэт О.Э. Мандельштам, отчаянно пытавшийся утолить нещадное чувство голода поиском объедков на кухонной помойке одного из советских концентрационных лагерей).

Насилие над личностью – смертельная угроза человеческому достоинству. Эта трагическая тема нашла своё  отражение в обширной лагерной прозе. Об этом свидетельствовал многолетний узник советских концентрационных лагерей, автор потрясающего душу сборника человеческих трагедий «Колымские рассказы» В.Т. Шаламов (1907-1982). В частности, отвечая на вопрос, который он вынес в название своей трагической исповеди «Что я видел и понял в лагере», автор утверждал: «Чрезвычайную хрупкость человеческой культуры, цивилизации. Человек становился зверем через три недели — при тяжелой работе, холоде, голоде и побоях»21. Об одном из унизительных примеров полной потери человеческого достоинства поведал другой узник лагерной империи - П.К. Галицкий. В частности, он вспоминал: «Рядом с нами был лагерь — тюрзак (тюремного заключения. — Ред.) с усиленным режимом: кандалы, голые нары, уменьшенный паек. У нас с тюрзаком был общий туалет. И вот сидит в этом туалете бывший начальник Ташкентской железной дороги: пожилой, носатый, в очках. Выковыривает из кала зерна перловой крупы (они не развариваются) и — ест. Видит меня, начинает плакать: «Павел, пойми, нет больше сил терпеть». Знает, что непотребное делает, но удержаться не может. Выжил он, нет — не знаю. Все они перемерли. Все на Колыме перемерли»22. Но, пожалуй, одной из самых крайних форм потери человеческого облика стал каннибализм,  примеры которого в условиях лагерной империи приведены в упомянутой книге «Архипелаг ГУЛАГ», а также - автором российского фильма «Людоед». 

 Чем более агрессивным является посягательство на человеческое достоинство, тем более губительными оказываются последствия как для самой жертвы, так и для соответствующего общества и государства. Повсеместное и многолетнее посягательство на достоинство людей может стать одной из причин разрушения соответствующей державы. Поучительным примером подобного хода событий, как уже упоминалось, стал распад Российской империи. О причинах оного размышлял в своих мемуарах известный российский правовед А.Ф. Кони (1844-1927). В частности, в очерке «Николай II» он писал: «Мне думается, что искать объяснения многого, приведшего в конце концов Россию к гибели и позору, надо не в умственных способностях Николая II, а в отсутствии у него сердца, бросающегося в глаза в целом ряде его поступков…  Достаточно, наконец, вспомнить равнодушное отношение его к поступку генерала Грибского, утопившего в 1900 году в Благовещенске-на-Амуре пять тысяч мирного китайского населения, трупы которых затрудняли пароходное сообщение целый день; или равнодушное попустительство еврейским  погромам  при Плеве; или жестокое отношение к ссылаемым в Сибирь духоборам, где они на севере обрекались, как вегетарианцы, на голодную смерть, о чём пламенно писал ему Лев Толстой…»23.

Человек, лишенный достоинства, не способен цивилизованно относится к окружающему его миру: другим людям, обществу и государству. Поэтому от уровня защищенности достоинства каждого человека напрямую зависит благополучие всего народа. Неслучайно немецкие правоведы утверждают: «Конституционное государство покоится на двух основаниях: народном суверенитете и достоинстве человека»24, но при этом «достоинство человека — альфа (!) и омега народного суверенитета»25. Таким образом, ключ к самосохранению любого народа таится в бережном отношении каждого к любому своему соотечественнику по принципу: один за всех, все за одного.

 Личность человеческого детеныша начинает формироваться не с мгновения его появления на свет, а с момента, когда он получает от окружающего его мира невидимые для глаза, но значимые для души импульсы уважения к его достоинству. Общество, которое способно усмотреть достоинство в новорожденном, обретает шанс со временем пополнить свои ряды человеком, который будет относится сердечно и ответственно к своим соотечественникам. В этом отношении пророчески звучит утверждение английского философа и политического деятеля Джона Милля (1806-1873): «Достоинство государства в конечном счёте зависит от достоинства образующих его личностей».

Право на уважение человеческого достоинства распространяется и на усопших (умерших, убитых, пропавших без вести). Уважение к достоинству отошедших в мир иной –  несомненный признак наличия достоинства у живых. Любопытный пример подобного поведения, по воспоминаниям А.Ф. Кони, явил император Всероссийский Николай I. Однажды, во время прогулки по Петербургу, ему на встречу попались «одинокие дроги с крашеным желтым гробом и укрепленной на нем офицерской каской и саблей. Никто не провожал покойника, одиноко простившегося с жизнью в военном госпитале и везомого на Смоленское кладбище. Узнав об этом от солдата-возничего, Николай вышел из экипажа и пошел провожать прах безвестного офицера, за которым вскоре, следуя примеру царя, пошла тысячная толпа»26. Тем самым глава государства невольно подал добрый пример для подражания всем своим подданным.

Разрушение памятников, могил, кладбищ и других символов памяти об ушедших свидетельствует о наличии в стране гражданской войны только в  «холодной» форме. Государство, которое попустительски относится к памяти усопших, создает предпосылки для отчуждения граждан друг от друга и, в конечном итоге, ведет к деградации  нации и распаду общества. Жизнь и смерть людей в равной степени - объект защиты со стороны права на неприкосновенность человеческого достоинства. В этом вопросе значительный интерес представляет опыт государственного строительства в Испании: открытие ради примирения испанцев в память о всех погибших в годы Гражданской войны (1936-1939) грандиозного монументального комплекса под символическим названием - «Долина Павших» (1959 г.),  а также принятие не имеющего аналогов в мире Закона об исторической памяти (2007 г.). В конечном итоге обе эти акции внесли свой весомый вклад в формирование культуры достоинства испанцев.

Любое право только тогда является реальным, когда способно получить необходимую защиту в суде. В качестве примера такой защиты по отношению к достоинству человека уместно привести дело Stauder v City of Ulm, рассмотренное в Суде ЕС. Его суть заключалась в том, что в соответствии с программой Европейского сообщества лицам определенной категории предоставлялась благотворительная помощь. Соответствующий нормативный акт на немецком языке в качестве условия для её получения  предусматривал необходимость указывать имя и адрес благополучателя. Один из нуждающихся счёл это требование унижающим его достоинство. Он обжаловал соответствующий акт в немецкий суд, который передал это дело на рассмотрение  Суда ЕС. Последний удовлетворил указанный иск на том основании, что толкование актов ЕС должно осуществляться исходя из приоритета прав человека над бюрократическими препонами. В частности, Суд отметил, что в «рассматриваемом деле должно превалировать наиболее либеральное толкование при условии, что оно является достаточным для достижения целей рассматриваемого решения» 27.

Комментируемое право обрело судебную защиту на территории всех государств-членов ЕС после вступления 1 декабря 2009 г. в силу Лиссабонского договора, наделившего юридической силой упомянутую Хартию ЕС об основных правах, первая статья которой, как уже упоминалось, посвящена неприкосновенности человеческого достоинства. .

С людей, способных уважать достоинство друг друга, начинается гражданское общество, с его защиты - правовое государство, с признания его основополагающей ценностью во взаимоотношениях между державами - международное сообщество. Поэтому последнее и признает достоинство высшей правовой ценностью в системе международного права. Вместе с тем, на данном этапе своего исторического бытия международное сообщество не может похвастаться единым, универсальным и эффективным инструментом защиты этого правового блага. В связи с этим представляется насущной задачей создание Международного суда ООН по правам человека, в который мог бы обратиться любой индивид с заявлением о защите своих основных прав. При этом должно быть предусмотренно право Суда на открытие своих особых подразделений (палат, коллегий) в тех державах, в которых укоренилась порочная практика нарушения прав человека. В противном случае Международный билль о правах человека может со временем выродиться в набор красивых и возвышенных, но пустых и фиктивных (нежизнеспособных) деклараций.

Важнейшей институциональной предпосылкой обеспечения комментируемого права в посттоталитарных государствах представляется наличие суда присяжных, а также возможность выборов и отзыва профессиональных судей непосредственно жителями соответствующих населенных пунктов. Лишь сформированная демократическим путём судебная власть способна обеспечить защиту прав человека. В тех же государствах, в которых отсутствует реальная судебная защита достоинства, по сути, нет конституционного права, ибо, в конечном счете, его предназначение с точки зрения западной традиции права заключается в повсеместной, повседневной и неукоснительной защите права на неприкосновенность человеческого достоинства.

               Приложение:

В постсоветской юридической литературе уже сложилась достаточно однозначная позиция при толковании соответствующего права. В этом легко убедиться, ознакомившись, например, с определением достоинства в комментариях различных авторов к части 1 статьи 21 Конституции Российской Федерации: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления» и, соответственно, к части 1 статьи 28 Конституции Украины: «Каждый имеет право на уважение его достоинства»:

 

«Каждый человек представляет собой высшую ценность как существо, наделенное разумом, волей и чувствами. Достоинство - признание за человеком этой ценности независимо от того, что он о себе думает, и как его оценивают другие. Достоинство субъективно (чувство собственного достоинства) и в то же время объективно (всеобщее признание и уважение личности). Каждый человек имеет право на то, чтобы никто не умалял его достоинство».

       Комментарий Конституции Российской Федерации / под общей редакцией Б. Н. Топорнина, Ю. М. Батурина, Р. Г. Орехова. М., 1994.

 

«Под достоинством личности понимается осознание самим человеком и окружающими факта обладания неопороченными нравственными и интеллектуальными качествами. Достоинство личности определяется не только самооценкой субъекта, но и совокупностью объективных качеств человека, характеризующих его репутацию в обществе (благоразумие, нравственные установки, уровень знаний, обладание социально полезными навыками, достойный образ жизни и т. п.).

     Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации /под ред. Л.А. Окунькова. М., 1994.

 

«Достоинство - неотъемлемое свойство человека как высшей ценности, принадлежащее ему независимо от того, как он сам и окружающие люди воспринимают и оценивают его личность. Поэтому, как бы ни зарекомендовал себя человек, какими бы качествами, в том числе отрицательными, он ни обладал, государство и его органы обязаны в полной мере обеспечивать ему условия для реализации всех прав, обеспечивающих человеческое достоинство. Обеспечить достоинство человека - значит прежде всего относиться к нему не как к объекту воздействия со стороны государства, а как к равноправному субъекту, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами».

     Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации /под общ. ред. Ю.В. Кудрявцева. М., 1996.

 

«Очевидно, что достоинство личности как юридическая категория не стоит в одном ряду с такими правами, как право на свободу и личную неприкосновенность, на неприкосновенность частной жизни, на свободу передвижения и другими личными правами. Как жизнь человека и признание его права на жизнь являются общим условием существования всех прав и свобод человека и гражданина, так и человеческое достоинство (достоинство личности), его признание, соблюдение и защита государством являются необходимым условием существования личных прав человека».  

      Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий/ отв. ред. В.А.Четвернин. М., 1997.

 

«Человеческое достоинство – это не то достоинство, которое определенная личность может предъявить на основании своих фактических индивидуальных качеств, а то, которое отводится каждой личности без учета её достижений, статуса, или особенностей».

       Научно-практический комментарий к главе 2 Конституции Российской федерации «Права и свободы человека и гражданина»/ под ред. К.А. Экштайна. М., 2000.

 

«Достоинство - неотъемлемое свойство человека как высшей ценности, составляющее основу признания и уважения всех его прав и свобод… и принадлежащее ему независимо от того, как он сам и окружающие воспринимают и оценивают его личность.
Поэтому, как бы ни зарекомендовал себя человек, какими бы качествами, в том числе отрицательными, он ни обладал, государство и его органы обязаны в полной мере обеспечивать ему условия для реализации всех прав, обеспечивающих человеческое достоинство. Обеспечить достоинство человека - значит прежде всего относиться к нему не как к объекту воздействия со стороны государства, а как к равноправному субъекту, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами… и спорить с государством в лице любых его органов».

     Комментарий к Конституции Российской Федерации / под общ. ред. В.Д. Карповича. М., 2002.; Комментарий к Конституции Российской Федерации /под общ. ред. Л.В. Лазарева. М., 2009.

 

«Полисемия понятия "достоинство" как социальной категории предопределяет универсальность и одновременно многозначность содержания конституционной категории "достоинство личности". Во-первых, как конституционная данность (реальность) достоинство личности выступает необходимым и неотъемлемым атрибутивным свойством человека как биопсихосоциального существа, конституирующим его в качестве полноправного и равноправного субъекта социальной жизнедеятельности. Согласно ст. 1 Всеобщей декларации прав человека, все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Иными словами, личность - это каждый человек, обладающий неотъемлемым, т.е. безусловно признанным и признаваемым достоинством. С учетом такого представления государство обязано - в организационно-политическом смысле - не только исключить произвольное вмешательство в сферу личностной автономии (в том числе судебно-процессуальные отношения и отношения юридической ответственности), но и обеспечивать каждому возможности всестороннего развития, поскольку каждый этого достоин (см. Постановление КС РФ от 22.03.2005 N 4-П). Одновременно с этим государство обязано охранять достоинство каждого во всех сферах и никто - как личность - не может быть ограничен в защите перед судом своего достоинства, а также всех связанных с этим прав (см. Постановления КС РФ от 03.05.1995 N 4-П, от 20.04.2006 N 4-П).

Во-вторых, в качестве меры личностной самооценки достоинство определяет содержание и объем притязаний индивида к обществу и государству и одновременно - характер конституционно-правовой регуляции его поведения. В этом плане под достоинством понимается сопровождающееся положительной оценкой лица отражение его качеств в собственном сознании, что позволяет отграничить достоинство от чести, понятие которой выражает оценку внешнего (объективного) порядка. В преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено, что признание достоинства, присущего всем членам человеческого сообщества, является основой свободы, справедливости и всех неотъемлемых прав личности. Выступая в качестве необходимой предпосылки и основы всех других прав и свобод человека и гражданина, условия их существования и соблюдения (см. Постановление КС РФ от 15.01.1999 N 1-П), достоинство личности оказывает нормативное воздействие на всю систему правового регулирования и правоприменительной практики в РФ, задает параметры и критерии индивидуального и коллективного пользования правами и свободами человека и гражданина (конституционного правопользования).

В-третьих, достоинство личности входит в перечень основных прав и свобод, закрепленных в гл. 2 Конституции, хотя и отличается очевидным своеобразием. Отсюда проистекают инверсионные выражения, соотнесенные с идеей достоинства в значении конституционных полномочий личности: "каждый имеет право на достоинство"; "каждый имеет право на публичное признание его достоинства как личности"; "каждый имеет право требования от государства обеспечения и охраны своего достоинства" и т.п.

В-четвертых, проблематика достоинства личности включает представление о том, что его признание обретает практический смысл только применительно к определенному социальному уровню (качеству) и условиям жизни конкретного человека. Это обусловлено телеологической моделью конституционного принципа социального государства, предопределяющего направленность государственной политики на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7 Конституции). Однако осмысление ценности "достоинство личности" исключительно с утилитарных позиций (как, например, стремление к обеспечению некого "уровня жизни", соотносимого лишь с материальными показателями "достойной жизни") может существенно дезориентировать и привести к неоправданным суждениям о конституционном содержании не только самой по себе категории "достойная жизнь", но и конституционном принципе социального государства (ст. 7).

     Комментарий к Конституции Российской Федерации /под редакцией В.Д Зорькина, Л.В. Лазарева. М., 2009.

 

«Под достоинством в философии понимается осознание самим человеком и окружающими его людьми факта обладания нравственными, интеллектуальными, духовными, физическими и иными ценными качествами личности, не опороченной незаконно и несправедливо ни перед кем и ни при каких условиях. Достоинство личности определяется совокупностью качеств человека, характеризуемых как в результате его самооценки, так и репутации в обществе: благочестием, нравственными установками, уровнем знаний, обладанием социально полезными навыками, достойным образом жизни и т.п.».

      Конституция Российской Федерации: доктринальный комментарий постатейный /под ред. Ю.А. Дмитриева. М., 2009.

 

«Достоинство личности - это юридическая категория с социально-исторически изменяющимся содержанием. Она наполняется конкретным содержанием в конкретной правовой культуре. В частности, в наиболее развитых в государственно-правовом отношении странах, в условиях признания и реального обеспечения прав человека в социальном государстве в понятие достоинства личности включается обладание не только правовой свободой, но и минимальным набором социальных благ, необходимых для достойной жизни по стандартам современного потребительского общества (жилище, относительно высокая заработная плата, общедоступное здравоохранение и образование, социальное обеспечение и т.д.)»24.

     Комментарий к Конституции Российской Федерации / автор Е.Ю. Бархатова. М., 2010.

 

Немногим от приведенных отличается точка зрения на это право и авторов комментариев к Конституции Украины.

 

«Конституція закріплює повагу до людської гідності, у зв'язку з чим встановлює норму, за якою катування та інши жорстокі, нелюдські або такі, що принижують гідність особи, види поводження і покарання є грубим порушення прав людини».

    Коментар до Конституції України. Київ, 1998.

 

«Як етична і правова категорія гідність включає усвідомлення особою і оточуювачими факту володіння нею сукупністю певних моральних і інтелектуальних властивостей, а також її повагу до самої себе. Гідність особи визначається не лише самооцінкою суб'єкта, а й його об'єктивною оцінкою іншими людьми».

     Конституція України. Науково-практичний коментар. Харків, 2011.

 

 

   1 См.: Международный билль о правах человека /на русском языке с веб-сайта ООН// http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/hr_bill.shtml.

      2  См.: Всеобщая декларация прав человека /на русском языке с веб-сайта ООН// http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml;

    Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах /на русском языке с веб-сайта ООН// http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactecon.shtml;

    Международный пакт о гражданских и политических правах /на русском языке с веб-сайта ООН// http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml

       3 См.: Устав ООН /на русском языке с веб-сайта ООН// http://www.un.org/ru/documents/charter/preamble.shtml

   4 См.: Венская декларация и программа действий /на русском языке с веб-сайта ООН// http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/pdf/viendec.pdf

      5 Государственное право Германии: в 2 т. М., 1994. Том 2. С.169

      6 Григоренко П.Г. В подполье можно встретить только крыс... Нью-Йорк: "Детинец", 1981. С.789-790 

      7 Государственное право Германии: в 2 т. М., 1994. Том 1. С.14

      Европейский Суд по правам человека. Избранные решения: в 2 т. М., 2000. Т.2. С.795

   9 Марк Дженис, Ричард Кэй, Энтони Брэдли. Европейское право в области прав человека (практика и комментарии). М.,1997. С.600.

     10 Мучник А.Г. «Датский принцип»: Газета «День». - № 113 от 27.06.2001 г.

     11 Мучник А.Г. Философия достоинства, свободы и прав человека. Киев.: Парламентское издание, 2009.

  12 См.: XXVIII Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца "Защита человеческого достоинства" /на русском языке с веб-сайта МККК/ http://www.icrc.org/rus/resources/documents/misc/description-28conference-141103.htm

     13 Газета «Юг».  - № 45 от 23.06.2001 г.,  с.5;  Газета  «Голос Украины». - № 187 от 11.10.2002 г., с.10-11.

  14 Хартия Европейского Союза об основных правах: Комментарий /под редакцией С.Ю. Кашкина. М.: Юриспруденция, 2001.

     15 Конституции государств Европы: в 3 т. Т.1. /под общ. ред. Л.А. Окунькова. М., 201. С.580.

   16 См.: BVerfGE 39, 1 - Schwangerschaftsabbruch I /С сервера Федерального Конституционного суда Германии http://www.servat.unibe.ch/dfr/bv039001.html

    17 См.: BVerfGE 45, 187 - Lebenslange Freiheitsstrafe  /С сервера Федерального Конституционного суда Германии http://www.servat.unibe.ch/dfr/bv045187.html

   18 Цит. по Марк Дженис, Ричард Кэй, Энтони Брэдли. Европейское право в области прав человека (практика и комментарии). М.,1997. С.263.

     19  Конституции государств Европы: в 3 т. Т.3. /под общ. ред. Л.А. Окунькова. М., 2001. С.537.

      20 Хартия Европейского Союза об основных правах: Комментарий /под редакцией С.Ю. Кашкина. М., 2001. С.68.

      21 Шаламов В.Т. «Что я видел и понял в лагере». /http://shalamov.ru/library/29/

      22  Галицкий П.К. «Свидетельство о рождении сына». Газета «Новая газета».  -  № 21 от 27.02.2012 г.

      23  Кони А.Ф. Собрание сочинений: в 8 т. М., 1966. Т.2. С.378-379.

      24  Государственное право Германии: в 2 т. М., 1994. Том 1. С.17.

      25  Государственное право Германии: в 2 т. М., 1994. Том 1. С.19.

      26  Кони А.Ф. Собрание сочинений: в 8 т. М., 1966.Том 7, с.45.

   27 См.: Case 29/69, {1969} ECR 419 / Цит. По: Т.К. Хартли Основы права Европейского сообщества. М.,1998. С.81-82,145-146. 

Данная статья опубликована в русскоязычной версии журнала «Право Украины» № 2 за 2013 г.

 

 

Материалы этого раздела размещаются авторами самостоятельно в режиме свободной постановки. Редакция может не разделять позицию автора.

Уважаемые авторы! Просим вас не использовать сайт "Украинский выбор" для перепоста материалов с других источников и рекламы товаров и услуг. Благодарим за понимание и сотрудничество.
Комментарии (2)
Геннадий | 06.10.2017 04:41

В Российской юриспруденции нет определения человеческого достоинства, как нет определения слова "чувство", к примеру "чувства гражданина". Жаль, на дворе 2017год.

Актуально. Сильная, очень нужная работа. Спасибо Вам!