Критерии оценки
Актуальность:
Грамотность:
Стиль:
Комментариев:
0
Рейтинг статьи:
0

Ваши комментарии и оценки формируют рейтинг публикации. Лучшая публикация попадает в ТОР и это дает возможность автору стать экспертом сайта.

Внимание!
Автор самостоятельно размещает свои материалы на нашем сайте и несет за их достоверность полную ответственность. Редакция не всегда разделяет мнение автора.

Live
США не приняли решение о поставках оружия Украине
Владимир Коваль 24.09 11:22 — комментирует новость США не приняли решение о поставках оружия Украине
США не приняли решение о поставках оружия Украине
Василь Козаренко 24.09 10:42 — комментирует новость США не приняли решение о поставках оружия Украине
США не приняли решение о поставках оружия Украине
Владимир Коваль 24.09 10:10 — комментирует новость США не приняли решение о поставках оружия Украине
США не приняли решение о поставках оружия Украине
Владимир Коваль 24.09 10:06 — комментирует новость США не приняли решение о поставках оружия Украине
Украина без украинцев ― это почти реальность
Василь Козаренко 24.09 09:45 — комментирует статью Украина без украинцев ― это почти реальность
Украина без украинцев ― это почти реальность
Василь Козаренко 24.09 09:44 — комментирует статью Украина без украинцев ― это почти реальность
Иран сообщает об успешном испытании новой баллистической ракеты
Василь Козаренко 24.09 09:41 — комментирует новость Иран сообщает об успешном испытании новой баллистической ракеты
США не приняли решение о поставках оружия Украине
Василь Козаренко 24.09 09:33 — комментирует новость США не приняли решение о поставках оружия Украине
Часть 1. (продолжение) «Выбор видов деятельности общественного движения и…
Владимир Коваль 24.09 09:28 — комментирует статью Часть 1. (продолжение) «Выбор видов деятельности общественного движения и…
НБУ не считает Bitcoin валютой
Владимир Коваль 24.09 09:20 — комментирует новость НБУ не считает Bitcoin валютой
НБУ не считает Bitcoin валютой
Владимир Коваль 24.09 09:17 — комментирует новость НБУ не считает Bitcoin валютой
НБУ не считает Bitcoin валютой
Владимир Коваль 24.09 09:16 — комментирует новость НБУ не считает Bitcoin валютой
НБУ не считает Bitcoin валютой
Владимир Коваль 24.09 09:14 — комментирует новость НБУ не считает Bitcoin валютой
НБУ не считает Bitcoin валютой
Владимир Коваль 24.09 09:13 — комментирует новость НБУ не считает Bitcoin валютой
НБУ не считает Bitcoin валютой
Владимир Коваль 24.09 08:39 — комментирует новость НБУ не считает Bitcoin валютой
США развернут силы стратегического назначения в Южной Корее
Олег Ростовцев 24.09 03:43 — комментирует новость США развернут силы стратегического назначения в Южной Корее
США не приняли решение о поставках оружия Украине
Олег Ростовцев 24.09 03:42 — комментирует новость США не приняли решение о поставках оружия Украине
В Украине осенью вырастут тарифы ЖКХ
Олег Ростовцев 24.09 03:40 — комментирует новость В Украине осенью вырастут тарифы ЖКХ
НБУ не считает Bitcoin валютой
Олег Ростовцев 24.09 03:37 — комментирует новость НБУ не считает Bitcoin валютой
В КНДР произошло землетрясение
Олег Ростовцев 24.09 03:33 — комментирует новость В КНДР произошло землетрясение
Выборы

Голландские выборы под звуки «турецкого марша»

Голландские выборы под звуки «турецкого марша»

Если одной фразой охарактеризовать предвыборную борьбу в Нидерландах, то достаточно сказать следующее: лидер партии-фаворита вынужден был выступать в бронежилете на теледебатах с премьер-министром. Одно только это свидетельствует о нешуточном накале страстей накануне выборов и о серьезных угрозах единству голландского общества.

Если же проанализировать пеструю политическую картину, сложившуюся в ходе кампании, то можно однозначно утверждать, что Нидерланды не испытывали подобного в течение последних десятилетий. Так, согласно опросу GfK накануне дня голосования, в парламент проходили представители 14 политических партий!

С одной стороны, это объяснимо — в Нидерландах нет избирательного порога, и чтобы получить хотя бы одно из 150 мест парламента, достаточно набрать примерно 0,7% голосов, т. е. 1/150 голосов. Но эти правила действовали и раньше, однако такого количества партий, претендующих на преодоление данной минимальной отметки, еще не бывало. Для сравнения: количество партий, которые получили представительство в Нижней палате парламента на нескольких последних выборах:

2012 — 11

2010 — 10

2006 — 10

2003 — 9

2002 — 10

1998 — 9

Но количество партий — это еще не все. В конце концов, некоторые из них претендовали всего на одно-два депутатских кресла, не больше.

Уникальность ситуации для Голландии состоит в том, что всего за два дня до выборов сразу шесть партий претендовали на 10 и более процентов голосов. Как показывает анализ проекта Europe Elects, Нидерланды — абсолютный лидер по данному показателю во всем Евросоюзе. При этом рейтинг ни одной из голландских партий накануне выборов не превышал 20%, что также уникально для нынешней Европы.

Согласно прогнозам Центра европейской реформы было вполне вероятно, что сразу 8 голландских партий могли получить больше 10 парламентских кресел, чего также не бывало в современной истории страны.

Когда писалась данная статья, результаты выборов еще не были известны. Поэтому проанализируем лишь сам ход предвыборной борьбы и возможные ее последствия. Чтобы читателю было проще разобраться в этой разношерстной картине (в которой, прямо скажем, не каждый голландец разобрался) и не запутаться в дальнейшем объяснении, приведем названия и аббревиатуры тех партий, которые будут ниже упомянуты:

VVD — Народная партия за свободу и демократию (лидер — Марк Рютте);

PvdA — Партия труда (лидер — Дидерик Самсом);

PVV — Партия свободы (лидер — Герт Вилдерс);

CDA — «Христианско-Демократический призыв» (лидер — Сибранд Бюма);

D66 — «Демократы-66» (лидер — Александр Пехтольд);

GL — Зеленые левые (лидер — Ессе Клавер);

SP — Социалистическая партия (лидер — Эмиль Румер);

СU — Христианский союз (лидер — Герт Ян Сегерс);

50+ — Партия пенсионеров (лидер — Хенк Крол);

PvdD — Партия защиты животных (лидер — Марианна Тиме);

Denk — «Думай» (лидер — Тунахан Кюзу);

FvD — «Форум за демократию» (лидер — Тьерри Боде);

VNL — «За Нидерланды» (лидер — Ян Роос).

В общей сложности в выборах приняли участие 28 субъектов избирательного процесса, включая такие экзотические политсилы, как «Иисус жив», Пиратская партия и «Не избиратели».

Партия свободы

Безусловно, самое большое внимание мировой прессы досталось Партии свободы (PVV). Резкий рост ее популярности вызвал панику в западном истеблишменте. После побед представителей антиистеблишмента на выборах и референдумах 2016 г. западные элиты опасались подобного же успеха этой политсилы, которую многие СМИ Европы представляли не иначе как «ультраправую», «экстремистскую» и даже «нацистскую».

Герт Вилдерс — 53-летний лидер партии — в свое время начинал политическую карьеру в ныне правящей партии VVD в качестве спичрайтера, специализирующегося на внешней политике. В 2002 г. именно от этой партии он впервые попал в парламент, где активно начал выступать с требованиями ограничить наплыв мигрантов в страну. За подобные выступления был исключен из VVD и в 2006 г. сформировал свою собственную политсилу.

Уже в те времена за резкие высказывания против ислама на Вилдерса объявили охоту. Было предотвращено несколько покушений. С тех пор жизнь политика превратилась, по его словам, в «тюрьму» — за ним неотступно следует охрана, без которой он не может покидать свой дом ни на минуту.

На выборах 2006 г. молодая партия получила всего 6 мест в нижней палате парламента, но стала одной из сенсаций на выборах 2010 г., когда с результатом 15% пришла третьей и получила 24 парламентских места. Тогда истеблишменту пришлось включать партию Вилдерса в переговоры по созданию коалиции, и он поддержал формирование первого правительства Рютте. Эта поддержка позволила создать кабинет меньшинства, при этом сама PVV в состав правительства не вошла.

Вскоре Вилдерс отозвал поддержку Рютте, спровоцировав правительственный кризис. Во многом именно эта позиция партии стала причиной падения ее результатов на выборах-2012, в результате которых она получила 15 депутатских кресел.

К выборам 2017 г. PVV подошла в качестве абсолютного лидера рейтингов. Этому способствовали мигрантский кризис в Европе, общий рост евроскептичных настроений в Нидерландах и «украинский» референдум, который евроскептики, включая Вилдерса, убедительно выиграли в прошлом году. Против лидера PVV было возбуждено сразу несколько судебных процессов якобы за «разжигание межнациональной розни». Один из них закончился тем, что суд признал его виновным, но не наложил наказания. Однако Вилдерс смог использовать эти процессы в свою пользу, представив их публике как политическое преследование.

Именно в тот момент рейтинги его партии достигли апогея. В январе—феврале PVV претендовала на 35 депутатских кресел, а VVD отставала от лидера на 10—14 потенциальных мандатов. Росту рейтингов партии в тот период способствовал также всеобщий ажиотаж вокруг победы Трампа. Вилдерс не скрывает, что перенял многое из кампании президента США, даже использовав его основной лозунг. На голландский манер, разумеется: «Сделаем Нидерланды великими снова».

При этом все понимали, что Вилдерс, даже заняв уверенное первое место, не смог бы сформировать кабинет — ни одна партия истеблишмента не поддержала бы его. Это расхолаживало его электорат. К тому же с началом весны против Вилдерса была включена серьезная «кампания страха» — голландского избирателя стали запугивать возможными последствиями даже не премьерства, а только первого места PVV. В разгар кампании стало известно, что один из сотрудников госохраны марокканского происхождения слил неким марокканским мафиози планы передвижений Вилдерса и его телохранителей. Это привело к тому, что лидер евроскептиков вынужден был отменить ряд кампаний по раздаче листовок на улицах. Да, именно это и привело к тому, что лидеру одной из основных партий пришлось появляться в бронежилете на дебатах даже в хорошо охраняемых помещениях.

Все это не могло не сказаться на рейтингах PVV. К выборам они начали снижаться. По некоторым опросам, за день—два до дня голосования Партия свободы опустилась даже на 3-е—4-е места. Хотя многие социологи говорили, что нужно учитывать фактор «стыдливых евроскептиков» — тех, кто во время опроса стеснялся признаться в поддержке «экстремиста», но собирался все равно голосовать за него.

Немалая часть избирателей признавались социологам и журналистам, что не разделяют многие лозунги Вилдерса, но поддерживают его основной призыв остановить поток мигрантов в страну. К примеру, отвечая на вопрос Financial Times, жительница городка Спейкениссе, некогда тихого предместья Роттердама, сказала, что она поддерживает ЕС, но все равно собирается голосовать за партию Вилдерса. Она объяснила это тем, что в последние годы чувствует себя «как в осаде» — после того как в их городок хлынули потоки мигрантов, которым не хватает места в Роттердаме. Такие избиратели ближе к дню выборов легко могли переключиться на иные партии.

Вилдерс в ходе кампании требовал запретить ислам на территории Нидерландов и пообещал провести референдум по выходу страны из Евросоюза (в начале этого года впервые число сторонников «нексита» превысило количество его противников). В финальных теледебатах с премьер-министром Марком Рютте глава Партии свободы сказал тому в лицо: «Вы премьер-министр иностранцев, а не голландцев».

Основная поддержка Партии свободы была зафиксирована в прибрежных районах (как и в Британии, в Нидерландах Евросоюзом больше всего недовольны рыбаки, лишившиеся заработков в результате жестких квот на вылов рыбы), а также на юге страны — в местах, откуда Вилдерс родом.

«Партийный картель»

Термин «партийный картель» появился в ходе нынешней кампании. К нему отнесли мейнстримовые партии, которые десятилетиями управляют Нидерландами, время от времени сменяя друг друга, при этом особо не изменяя политику страны. Это несколько партий, которые используют популистские лозунги в ходе выборов, но отказываются от них моментально после голосования, объясняя это «интересами коалиции».

Основной партией данного «картеля» является правящая VVD во главе с премьер-министром Рютте. Ее рейтинги заметно упали по сравнению с кампанией 2012 г., когда она получила почти 27% голосов — лучший результат в истории партии (с 1982 г. она лишь дважды оказывалась вне коалиции). Нет особых сомнений в том, что окажется в коалиции снова и по итогам выборов-2017.

Партия Рютте и раньше считалась правоконсервативной, но на этих выборах ввиду особой конкуренции с антиисламской партией Вилдерса ей пришлось еще более сдвигаться вправо. По рейтингам VVD заметно ударила и позиция правительства относительно игнорирования результатов «украинского» референдума, в чем Рютте прямо и признался.

Весной рейтинги партии Рютте начали подниматься ввиду того, что истеблишмент был напуган возможностью первого места Вилдерса, — на это VVD и делала упор. Кроме того, в значительной степени росту рейтингов правящей партии способствовал «турецкий кризис» в последние дни кампании. Базовый электорат партии Рютте — провинции Северная и Южная Голландия, запад страны.

Второй правящей партией коалиционного правительства Рютте являлась Партия труда (PvdA). В 2012 г. лейбористы, получив 25% голосов и 38 мест в парламенте, лишь немного уступили партии Рютте и вынуждены были согласиться войти в его кабинет на вторых ролях. Этим они отторгли от себя значительную часть своего (преимущественно левого) электората, повторив судьбу британских либерал-демократов, которые вошли в правительство Кэмерона и поплатились за это полным крахом на выборах 2015 г.

По последним перед выборами опросам голландские лейбористы могли рассчитывать на 9—10 мест. Если столь кошмарные для них прогнозы сбылись, то это — худший показатель партии за всю ее историю участия в выборах, что может поставить будущее лейбористов под сомнение. Хотя это поражение еще не означает выпадения лейбористов из правительства.

Еще одной партией, относящейся к «картелю», является «Христианско-демократический призыв» (CDA). За последние 30 лет она лишь дважды (в 1994—2002-м и в 2012—2017 г.) не входила в правящую коалицию. Катастрофой для нее стали 8 лет правления правительства Яна Балкененде, которого голландцы до сих пор винят в экономическом крахе страны и вовлечении ее в ряд конфликтов. На выборах 2012 г. CDA получила самый худший в истории партии результат (всего 13 мест в парламенте) и, казалось бы, надолго ушла в оппозицию без особых шансов восстановить репутацию.

Но, постояв несколько лет «под парами», христианские демократы, похоже, намерены занять место лейбористов. Кстати, росту их популярности на финальном этапе кампании способствовала и позиция по «украинскому» референдуму. Депутаты CDA однозначно заявили, что воля народа, высказанная в ходе голосования, должна быть исполнена, и единогласно проголосовали против ратификации Соглашения Украина—ЕС. А лидер партии Сибранд Бюма торжественно заявил, что после выборов «выбросит украинское соглашение в корзину». Однако есть вполне достоверные сведения о том, что CDA уже договорилась, что «поделится» парой-другой голосов своих сенаторов, когда дело дойдет до голосования в верхней палате — а именно столько Марку Рютте не хватает там до ратификации злополучного документа. Как вы понимаете, после выборов Бюма не будет особо заботиться о выполнении своих обещаний.

Судя по опросам, базовый электорат CDA в основном находится на северо-востоке страны.

Еще одной партией, которая периодически формирует правительства Нидерландов, порой «выпадая» в оппозицию, являются «Демократы-66». Золотой век партии пришелся на середину 1990-х (в 1994 г. она заняла 4-е место с 15% голосов). Но затем звезд с неба не хватала, а на провальных для себя выборах 2006 г. получила всего три места со смехотворными 2% голосов.

От этих потрясений D66 оправилась. В 2014 г. она даже лидировала в рейтингах, получив значительное представительство в местных органах власти, чем активно пользовалась и в ходе нынешней избирательной кампании. Однако затем последовал ряд скандалов, связанных с лидером партии Пехтольдом — и рейтинги поползли вниз. Однако большинство опросов накануне дня голосования обещали приращение показателей D66. А учитывая значительную фрагментацию будущего парламента, это не исключает долгожданного возвращения «демократов» в коалицию.

Определить идеологию данной партии фактически невозможно — она представляет собой набор совершенно несовместимых лозунгов, которые легко меняются от кампании к кампании. При этом все завуалировано в сложные, громоздкие программы. Скажем, предвыборная платформа D66 в этом году составляла более 350 страниц (для сравнения: программа PVV уместилась на одной страничке формата А4).

Чаще всего именно «картель» вышеназванных партий и формирует власть по итогам выборов в Нидерландах. Судя по всему, будет формировать и сейчас. Хотя сделать это будет гораздо сложнее, чем раньше.

Левые

Левые движения Старой Европы переживают в последние годы заметный кризис, что отражается на росте рейтингов правых партий. Так и в Голландии многие левые евроскептики переключились на поддержку Партии свободы, которая причисляется к праворадикальным. И это повлекло за собой падение рейтингов Социалистической партии, еще в 2006 г. имевшей 25 мест в парламенте (она тогда заняла 3-е место с результатом 17%).

Проведя блестящую кампанию против Соглашения Украина—ЕС на референдуме прошлого года, социалисты не воспользовались этим моментом. Тогда они шли в рейтингах на 3-м месте, претендуя на 20 парламентских мест. Но в итоге главное лицо кампании социалистов в ходе референдума Гарри ван Боммель был фактически выдавлен из партии, отказавшись участвовать в выборах-2017. Парламентскую кампанию левые провели без особого успеха, что не могло не сказаться на их рейтинге.

Зато неожиданный рост популярности зафиксировала другая партия этого фланга — Зеленые левые (GL). Она была создана в 1989 г. путем слияния нескольких радикальных левых партий, включая Коммунистическую партию Нидерландов. Эксплуатируя популярную в Нидерландах тему защиты окружающей среды, Зеленые левые особых успехов не достигали. Самым большим их показателем было 5-е место на выборах 1998 г. с 7% голосов и 11 местами в парламенте.

На выборах-2012 они получили всего 4 депутатских мандата. Новую жизнь в партию влил молодой (ныне ему только 30 лет) политик марокканско-индонезийско-голландского происхождения Ессе Клавер, моментально ставший любимцем многих телешоу.

Типичный популист, он практически полностью перенял стиль поведения и кампании у нынешнего канадского премьера Джастина Трюдо. Сместив и без того левую идеологию партии еще более влево, смешав воедино идеологию социального равенства и защиты климата, Клавер (надо заметить, при активной поддержке мейнстримовых СМИ, особо не празднующих радикальных левых) показал значительный рост рейтингов ближе к выборам. Опрос компании IO за день до голосования даже вывел партию Клавера на 2-е место (правда, это был единственный опрос, поставивший Зеленых левых столь высоко).

В этой же нише (правда, больше сосредоточившись на климате, чем на социальных лозунгах) выступала Партия защиты животных. Она, кстати, была активной участницей кампании по «украинскому» референдуму, объясняя необходимость голосовать против Соглашения с Украиной ввиду плохого обращения с курицей на украинских птицефабриках.

«Украинские ребята»

На места в голландском парламенте претендовали также несколько новых партий, использовавших «украинский» референдум прошлого года как технологический инструмент для собственной раскрутки. Они были созданы с целью подбора той части электората, который выступает за выход Нидерландов из Евросоюза, но в то же время пугается радикализма и антиисламизма Партии свободы. Голландские газеты так их и называли: «украинские ребята».

В первую очередь речь идет о «Форуме за демократию» (FvD) во главе с 34-летним интеллектуалом-евроскептиком Тьерри Боде. Видно, что свою партию он ваял по лекалу ранней «Альтернативы для Германии». Если помните, на начальном этапе немецких евроскептиков называли «партией профессоров». Боде явно попытался перенять опыт немецкой кампании, использовав методы «партизанской» раскрутки в обход мейнстримовых СМИ, пытавшихся замолчать кампанию евроскептиков. Освещению кампании Боде в голландских СМИ уделялось минимальное внимание. Зато он вызвал значительный интерес у различных англоязычных газет — по-моему, статей о партии голландских интеллектуалов-евроскептиков там появилось гораздо больше, чем в Нидерландах. Не исключено, что таким образом велась кампания по снижению рейтингов Вилдерса.

Партия «За Нидерланды» (VNL) была сформирована раньше — еще в 2014 г., когда из фракции PVV вышли два депутата. Однако в прошлом году ее возглавил известный голландский тележурналист Ян Роос, бывший лицом кампании евроскептиков в ходе «украинского» референдума. Поэтому данную партию и ее лидера также вполне резонно относят к «украинским ребятам». И согласно ряду рейтингов сам Роос имел шансы на попадание в парламент.

Если хотя бы Боде и Роос станут депутатами, это в значительной степени усилит голоса евроскептиков там.

Турецкий фактор

Сама кампания до определенного момента носила привычный характер: все основные партии упражнялись в популистских лозунгах, понимая, что никто из них не сформирует однопартийное правительство, а потому легко сможет отказаться от невыполнимых обещаний «ради интересов коалиции».

Можно отметить, что на этот раз кампании был присущ более внутренний, чем когда-либо, характер. Внешняя политика упоминалась только в разрезе обсуждения проблем, связанных с мигрантами, евроскептицизмом, обороной

Конечно, не обошлось без антироссийской тематики. Всеобщая истерия, связанная с «вмешательством русских хакеров» в американскую кампанию, затронула и Нидерланды. Там внезапно стали обсуждать отказ от электронного голосования, дабы защититься от этих хакеров. Кстати, эта идея широко освещалась мировыми СМИ, которые упустили тот факт, что на парламентских выборах в Голландии отродясь не использовали электронных машин для голосования или подсчета голосов — там все бюллетени заполняются красным карандашом, и этот порядок никто не собирался менять. В дебатах вскользь тема взаимоотношений с Путиным и Трампом звучала, обсуждались вопросы санкций, но эти темы были далеко не на первом месте.

Неожиданно тема внешней политики вышла на первый план в последние несколько дней до выборов. Как по заказу, турецкие власти решили провести в Нидерландах многочисленные митинги голландцев турецкого происхождения для агитации перед референдумом об усилении полномочий Эрдогана. Референдум назначен на 16 апреля. Соответственно, турки вполне могли провести такой митинг и через несколько дней после голландских выборов без ущерба для себя. Но почему-то они решили сделать это аккурат за три дня до выборов в Нидерландах, что дает повод для массы конспирологических предположений.

У Рютте, который по мере приближения выборов постоянно смещал свои лозунги относительно миграции ближе к радикальным, появилась шикарная возможность проявить себя эдаким Вилдерсом. Его правительство запретило въезд в страну министру внутренних дел Турции, а полиция в довольно жесткой форме развернула уже приехавшую в Роттердам министра по делам семьи и социальной политике турецкого правительства.

Это вполне прогнозируемо вызвало стычки турок Роттердама с голландской полицией. Такого масштаба стычек Нидерланды уже давно не видели: тут тебе и водометы, и собаки, кусающие демонстрантов, и полицейские дубинки, и конные разъезды. Итогом этих действий стала волна ура-патриотизма в Нидерландах и волна гнева в Турции. Там (опять-таки как по заказу) стали сжигать голландские флаги и штурмовать голландские дипучреждения. Что вновь вызвало прилив эмоций в Нидерландах. Самая тиражная газета Голландии De Telegraaf вышла с обложкой, на которой был изображен момент разгона турецкого митинга в Роттердаме, перечеркнутое фото Эрдогана и большой заголовок «Мы здесь, босс!»

Правоту действий полиции признали даже сторонники PVV, не говоря уж о сторонниках партии Рютте. Уровень поддержки данных действий в обеих этих политсилах был абсолютно одинаков — 92%. Неожиданно голландцы, уставшие от наплыва мигрантов, увидели в Рютте защитника от этих мигрантов. Увидели впервые за 7 лет его правления! И надо ж такому случиться: все это произошло за три дня до выборов. И как тут не поверить в конспирологическую теорию!

Лишь избиратели одной голландской партии в своем большинстве осудили полицию. Это партия DENK («Думай»). 92% ее группы поддержки не одобрили разгон демонстрации в Роттердаме. Дело в том, что эта партия создана двумя депутатами турецкого происхождения и позиционирует себя в качестве защитника прав мигрантов. После событий в Роттердаме партия призвала турецких граждан Нидерландов голосовать именно за нее, чем вызвала осуждение со стороны мейнстрима Голландии — страны, где до недавнего времени не принято было делить граждан по национальности.

События в Роттердаме разбудили активность доселе самой пассивной категории населения — многочисленной турецкой диаспоры, которая, прямо скажем, в дни голосований обычно оставалась дома. Не исключено, что «голландско-турецкая война» снабдила эту категорию населения дополнительным стимулом и прибавила партии DENK дополнительные голоса.

Разношерстная коалиция?

Повторимся, на момент написания этой статьи еще не были известны окончательные итоги выборов. Опираться можно было лишь на результаты свежих опросов, которые ближе ко дню голосования стали резко расходиться друг с другом. Но анализ каждого из этих опросов подтверждал, что новый парламент Нидерландов будет как никогда разношерстным и фрагментированным. А это значит, что процесс формирования нового правительства будет длительным и болезненным.

Согласно голландским традициям, на первых же дебатах нового парламента назначается т. н. «информатор» (informateur), который выясняет позицию лидеров партий относительно возможности вхождения в тот или иной формат коалиции. Когда вырисовывается теоретическая возможность большинства (76 депутатов), «информатор» назначает «форматора» (formateur) — человека, который договаривается о составе кабинета министров. Как правило, он является лидером партии, занявшей первое место на выборах, и потенциальным премьером. Дальше идут болезненные торги за посты и полномочия в органах власти между участниками коалиции и последующее утверждение кабинета в парламенте. Не раз бывало, что формирование коалиции прерывалось на этом этапе, так что данный процесс мог затянуться на месяцы.

В связи с уникальной предвыборной ситуацией, когда ни одна партия накануне не имела ярко выраженного лидерства, какие только варианты коалиции не рассматривались голландскими аналитиками! В том числе самые невероятные — например, сочетание «в одном флаконе» правой VVD и левой Соцпартии. Сами-то социалисты заявили, что они отрицают такой вариант и готовы вступить в левую коалицию без партии Рютте. Единственный вариант, который отметался всеми, — это вариант вхождения какой-либо из партий в коалицию с PVV (за исключением, разумеется, «украинских ребят», которые не имели возможностей создать весомые фракции в парламенте).

В большинстве теоретических вариантов коалиции присутствовала и VVD — в этом случае Рютте почти наверняка сохранит за собой пост премьера. Однако для достижения этой цели ему придется формировать большинство сразу из 4—5 партий и, возможно, привлекать непримиримых критиков с левого фланга.

Как бы ни закончился данный процесс, можно однозначно утверждать, что нынешние выборы уже в значительной степени потрясли голландский и европейский истеблишмент, обнажив серьезный раскол в обществе относительно будущего Евросоюза и его политики. Тот испуг, который пережили европейские элиты в связи с возможностью победы голландских евроскептиков, будет сказываться еще. Предвыборная кампания-2017 выдвинула в политическую повестку дня Нидерландов вопрос о выходе этой страны из Евросоюза. Сейчас это кажется нереальным. Но всего-то 2—3 года назад еще более нереальным казался «брекзит».

Источник: 2000.ua
Материалы этого раздела размещаются авторами самостоятельно в режиме свободной постановки. Редакция может не разделять позицию автора.

Уважаемые авторы! Просим вас не использовать сайт "Украинский выбор" для перепоста материалов с других источников и рекламы товаров и услуг. Благодарим за понимание и сотрудничество.
Комментарии (0)